veciy.ru

18.11.17
[1]
переходы:42

скачать файл
Все дальше в прошлое уходят события Великой Отечественной войны


ЖДИ МЕНЯ …


Васильева Анна,

ученица 11 «А» класса

МОУ СОШ № 50


Все дальше в прошлое уходят события Великой Отечественной войны.

Но не ослабевает интерес к тем трудным месяцам и годам, когда наш народ встал на защиту Отчизны и в жестоких схватках разгромил фашистских агрессоров. В наших семьях хранятся воспоминания, теперь уже почти предания, о наиболее ярких моментах в судьбе фронтовиков и тружеников тыла. Время стерло многие подробности, но самые горькие и самые светлые моменты еще сохраняются, их передают из поколения в поколение.

Родных и любимых можно ждать годы и десятилетия, если уверен, что дождешься. Но иногда и десять минут, согласитесь, ждать непросто, если не знаешь - дождешься ли, не напрасно ли ожидание.

А каково быть в неведении и все-таки - ждать: год, десять, тридцать! Иногда вопреки житейскому и здравому смыслу, когда даже отдаленная надежда на встречу невероятна: не вернется человек, потому что, видимо,… нет его среди нас, живых. И все-таки - ждать!

Матери и сейчас еще ждут своих сыновей, жены - мужей, а дети - отцов. Не просто ждут - ищут.

Рогачев Александр Лукич, 1940 г. Рогачева Мария Дмитриевна, 1950 г.


Так наша семья, начиная с 1945 года, разыскивает моего прадедушку Рогачева Александра Лукича, который погиб в боях под Ржевом.

«Я родилась в 1935 году в семье военного, - вспоминает моя бабушка - Васильева Галина Александровна. - Папу звали Рогачев Александр Лукич, а маму - Рогачева Мария Дмитриевна. До войны мы жили в военном городке на западной границе. Наш городок - Борауха-2 начали бомбить в первый же день войны. Папа все время находился в части и очень редко бывал дома. Помню, было, утро. Папа приехал домой и сказал: «Началась война, Марусенок! (так папа звал маму). Собирай детей, и уходите, иначе погибните!» Папа успел посадить нас в поезд через окно, вагоны полностью были набиты солдатами. Больше я его не видела. И, хотя я была маленькой, но хорошо помню, что папа был очень умным и добрым человеком. Мы доехали до Невеля. Потом были письма. Помню, мама читала нам: «Мария, я под Ржевом. Жив. Мы наступаем. Скоро в бой».

Бои за Ржев - это целая эпопея, стоящая в одном ряду со Сталинградской и Курской битвами, битвой за Берлин. Это не локальные бои за городки и посёлки, а многомесячная бойня в «кровавом многоугольнике» Ржев-Зубцов-Сычёвка-Гжатск-Вязьма-Белый-Оленино.

С августа днем и ночью по всему городу рвались бомбы, снаряды и мины, горели дома, гибли люди. Из воспоминаний бабушки: «Немцы оккупировали нашу местность. Наш дом был разрушен во время бомбежки. Мы жили в уцелевшей части дома. У нас на столе лежали две буханки теплого хлеба, который мама недавно испекла. Немцы вошли в дом и взяли этот хлеб. Нам с братом Валентином было очень страшно, и мы тихонько сидели за шкафом. Немцы нас не заметили и ушли».

В оккупированном Ржеве нашлись патриоты, вступившие в неимоверно трудных условиях в неравную борьбу с врагом. Из воспоминаний бабушки: «Мамин племянник был в партизанах. Местный староста узнал об этом и донес фашистам. Маму, меня и братика Валентина, которому было три года, погрузили в машину и увезли. Сначала нас посадили в сарай в Щетинке, потом отправили в Витебск, после - в Слуцк. В Слуцке находился концлагерь, который был полностью заполнен народом. Много было с Ржева. Взрослые сидели на полу, а нас, детей, поместили на нары. Несколько дней мы были без еды. Потом начали давать баланду (это такой суп с мерзлого капустного листа, овощных очисток) и хлеб из опилок, и того по маленькому кусочку (этот хлеб называли - «эрзац»). Люди в лагере мерли с голоду и от тифа, дизентерии. Умерших бросали в ров (это такая яма). Как только он заполнялся трупами его зарывали. Братик умер в лагере с голоду. Перед приходом наших войск нас из лагеря вывезли: кого в Литву, трудоспособных в Германию на работу. Часть узников оставили в Барановичах, в том числе и нас. В лагере мы находились с февраля 1943 года до июля 1944 года. Потом лагерь фашисты уничтожили (сожгли), чтобы никто не узнал об их зверствах. Сейчас там, где был лагерь (по словам людей), построили стадион».

Победа в Великой Отечественной войне досталась нам очень дорогой ценой. Судьбы тысяч людей так и остались невыясненными. До сих пор продолжаются поиски мест захоронений погибших воинов.

Из воспоминаний бабушки: « Последнее, что сообщил нам папа: «Мария, я отступаю с частью на Питер». Сразу после войны мама - Рогачева Мария Дмитриевна стала писать в розыск и получила ответ из Невельского районного военного комиссариата. В извещении было сказано следующее:

«Ваш муж ст. л-т к-р Рогачев Александр Лукич уроженец Невельского района Советского с/с находясь на фронте погиб 14 февраля 1942 года.

Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии приказ

НКО СССР ».

Мы продолжили поиски и получили такой ответ: «Сообщить вам место захоронения

Рогачева Александра Лукича Александр Лукич Рогачев, 1941 г.

не имеем возможности, так как в архивных документах Псковского областного военного комиссариата место захоронения его не указано».

Мой сын посылал запрос в Центральный архив Министерства обороны России и из архивной справки мы узнали, что «…старший лейтенант Рогачев Александр Лукич, 1914 года рождения, уроженец д. Балаши Советского с/с Невельского р-на Калининской обл., командир батальона 914 стрелкового полка 215 стрелковой дивизии, погиб 14.02.42, оставлен на поле боя в районе д. Морозово Ржевского р-на Калининской обл.».

Прошло уже много лет, но нам все-таки хочется узнать: удалось ли ему выжить в войну? где находятся его останки? И мы ищем и надеемся, что нам удастся побывать на его могиле и поклониться его праху».

По-моему, помнить историю своего народа нужно не только потому, что память сохраняет человеческое достоинство, но и чтобы видеть смысл своей жизни. Рассказ о моих близких в моём сердце и памяти останется навсегда, и я обязательно расскажу о нем и о тех страшных событиях своим детям.



скачать файл | источник
просмотреть