veciy.ru

23.06.18
[1]
переходы:55

скачать файл
Союза журналистов России

ВЕЧНЫЙ ЗОВ ВИТАЛИЯ ЯКОВЛЕВА


- Виталий Леонидович, хотите, расскажу вам, как я стал журналистом? Прочитал в 81-м году очерки Василия Пескова - и сразу решил: хочу быть среди людей, которые умеют так писать. Правда, никогда не подумал бы в то время, что стану редактором и председателем Союза журналистов… А вы? Мечтали стать генералом?

- Плох тот солдат, как говорится… (Смеется.) А если серьезно, то я мечтал стать непревзойденным сыщиком. Кто-то мечтал быть космонавтом, кто-то летчиком… А я - только сыщиком! Тоже - начитался в юности! Сименона и прочих писателей… Вы хотели научиться писать как Песков, а я мечтал распутывать преступления так, как это делал комиссар Мегрэ. И пошел учиться в Омскую школу милиции. По окончании ее в семьдесят девятом году меня направили работать в Новосибирск. Здесь я прошел все стадии становления: оперуполномоченный, старший оперуполномоченный (или как раньше говорили - инспектор уголовного розыска), начальник территориального отделения, начальник отдела Управления уголовного розыска… Был под началом у легенды сибирского сыска Быковского Николая Тихоновича - дай ему Бог здоровья! Потом - когда демократия вовсю шествовала по советской еще стране - я удостоился чести быть избранным на сессии районного Совета депутатов начальником Кировского районного отдела милиции из пяти претендентов в тысяча девятьсот девяностом году…

- Подождите! Я помню, как выбирали директоров заводов, фабрик… Неужели мы в перестройку и начальников милиции выбирали?

- Было дело! Недолго, правда. Я в Новосибирске - единственный такой начальник райотдела, попавший под модную тогда тенденцию… Кстати сказать, проработал я на этой должности десять лет. А когда вернулся из очередной кавказской командировки в 2000 году, руководитель ГУВД Новосибирской области Александр Николаевич Соинов назначил меня командовать областным ГАИ. В этом качестве я прослужил два года, пока начальник Главного Управления МВД по Сибирскому федеральному округу Юрий Петрович Сковордин не предложил перейти к нему. Вскоре в стране создали новое ведомство - наркополицию. Андрей Павлович Ведерников, руководитель главка Госнаркоконтроля по СФО, с которым мы учились вместе и дружили с юности, предложил мне стать его заместителем. В замах я пробыл недолго - всего год. Затем меня направили служить на Урал. Там, в качестве начальника Главного управления ФСКН по Уральскому округу я работал почти шесть лет. Восьмого марта 2010 года Президент подписал Указ о назначении меня начальником Управления наркополиции в Сибирском федеральном округе.

- Вас обрадовало это решение?

- Очень! Скрывать не стану - меня всегда тянуло домой. Если говорить совсем откровенно, уезжая в Екатеринбург, я рассчитывал отслужить там не более трех лет и вернуться в Новосибирск, чтобы здесь, дома, приносить пользу Родине. Как видите, продержался в два раза больше… Скрывать не стану, когда Андрей Павлович Ведерников в прошлом году получил новое назначение в другой регион, на встрече с директором ФСКН России Виктором Петровичем Ивановым я обратился: «Товарищ директор, я тридцать пять лет служу в правоохранительных органах, и ни разу не просил о новой должности. Теперь - прошу!» Он посмотрел на меня внимательно и спрашивает: «И куда бы вам хотелось перевестись?!» - «В Сибирь!» - отвечаю. Он удивленно пожал плечами, да и говорит: «У меня обычно то на юг, то в Москву просятся, а вы - в Сибирь!» Я ему объяснил, что малую родину не выбирают, а у меня отсюда отец уходил на фронт, и сюда же с войны возвращался, что здесь я смогу принести еще немало пользы, что дома - и стены помогают и т.д. Стоит ли говорить о том, что когда Указ о моем назначении в Новосибирск был подписан, я, мгновенно собрав чемоданы, летел сюда, словно на крыльях!

- Виталий Леонидович, означает ли это, что на Урале вы… Как бы это сказать?.. Не прижились, что ли?..

- Не в этом дело! Как я уже сказал, внутренняя установка у меня была такая - проработать в Екатеринбурге три года - и вернуться. Я добросовестно отслужил там этот срок, честно исполняя свою работу. Но меня очень тянуло домой. Неимоверно тянуло! Если бы не этот зов родных мест, я никогда не решился бы на противоречащий моим принципам поступок: идти и куда-то там проситься у непосредственного руководителя… Но - вечный зов, есть вечный зов. Когда заместитель директора службы приезжал сюда меня представлять, я сказал ему, что здесь, в Новосибирске, смогу послужить с удесятеренной энергией. И это - не просто слова! Знаете, еще что окрыляет? В первые же дни моего здесь пребывания на меня обрушился просто шквал звонков людей хорошо знакомых, знакомых меньше, и знакомых мало - с одобрением такого решения. Не знаю, кого как, а меня осознание того, что столько народу радо твоему возвращению - вдохновляет безмерно! Кажется, что при такой поддержке можешь горы свернуть!

- Знаете, что интересно в нашем с вами сегодняшнем разговоре? Вы - практически первый мой собеседник за все годы существования «Момента истины», который, вступив в должность, говорит о пользе Родине! Я как газетчик вам абсолютно достоверно свидетельствую: от людей, наделенных властью сегодня, слов «Отечество», «Родина», «Отчизна» - в интервью не услышишь! Они как-то незаметно, но бесповоротно выскочили из лексикона официальных лиц в последние десятилетия. Пафос любви к своей стране сегодня считается анахронизмом. Почему так случилось - наверное, повод для отдельной дискуссии, а пока задам вопрос: вы с чего пользу России в новой должности начнете приносить?

- Я бы поспорил с высказанным вами наблюдением. Да, о любви к Отчизне сейчас на каждом углу не говорят. Также как не употребляют слов «не щадя живота своего», которые, прямо скажем, больше подходят к временам Александра Васильевича Суворова! Но зато в наше время довольно часто употребляются такие фразы как «национальные интересы» или «национальная безопасность»… Это - осовремененный вариант словосочетания «алтарь Отечества». Если ты приносишь свою энергию, свои таланты, свое здоровье на алтарь Отечества - значит, действуешь в интересах национальной безопасности страны. А коли так действуешь - то, что ты любишь Родину, не подлежит, я полагаю, сомнению… Глобализирующееся общество, заметьте, в последнее время вообще избегает какой бы то ни было пафосности. Но этот факт ничего не меняет в отношении каждого к своей стране.

Что же касается первостепенных задач нашей службы, то они как раз и заключаются в обеспечении национальной безопасности России. То, что наркоэкспансия сегодня представляет угрозу этой безопасности - утверждение бесспорное… В свете этого понимания становятся абсолютно ясными и наши главные задачи: одна - снизить в обществе спрос на наркотики, вторая - снизить предложение обществу этого зелья со стороны наркодилеров. Как это сделать? Многие приводят в пример Советский Союз - в те времена, мол, наркоманов можно было по пальцам пересчитать, а наркодилеров и вовсе не существовало, поскольку в массовом порядке наркотик в страну не ввозился. Сегодня - это, к сожалению, не показательный пример. Советский опыт сейчас невозможно перенести на российскую почву, потому что для этого, как сказал недавно в Госдуме премьер-министр В.В. Путин, придется попросту закрыть для внешнего мира страну. Я добавлю: закрыть страну и отменить в ней свободное хождение иностранной валюты. В нынешних условиях что-либо подобное представить нельзя. Остается что? Остаются методы, которыми мы действуем сейчас: пресечение потока контрабанды наркотиков, уничтожение экономической основы накотрафика - конфискация денег, заработанных преступным путем, плюс постоянная скрупулезная работа с потребителями зелья - как реальными, так и потенциальными…

- А существует ли какая-либо глобальная статистика, взглянув на которую, мы с вами сумели бы определить, насколько эффективны те методы, о которых вы говорите? Я говорю о статистике в масштабах страны.

- Статистика, разумеется, существует. И она говорит о том, что пожар, который огненным смерчем катился по России все эти два десятилетия, с 2008 года, наконец, остановлен.

- Вы имеете в виду темпы наркотизации населения?

- Да. Их удручающе поступательное движение, наконец, остановилось. Мне на одной из пресс-конференций как-то задали вопрос: существует ли цифра, говорящая о том, сколько средств теряет страна от победного шествия наркотиков по ее просторам? Этого никто не знает. И хотя Ильф и Петров написали когда-то, что статистика знает всё, оказывается, есть кое-что, чего не знает и статистика - это ущерб, наносимый нации наркотиками. То, что он огромен - бесспорно! Но как его исчислить рублями, если губится молодое население, как раз будущее страны - те, кто должен работать сегодня и приносить пользу государству. И это ведь не только рабочие руки! Это интеллектуальный потенциал нашего общества, поскольку наркотик - зачастую удел вовсе не маргиналов, а - баловство «золотых» девочек и мальчиков. Поначалу - баловство. Потом - привычка. Потом - страшная болезнь, приводящая к скорой смерти.

- Если я правильно понял, под стабилизацией вы подразумеваете тот факт, что темпы расползания наркомании снизились до нижайшего уровня? То есть, если выражаться неким экономическим языком, рост сбыта остановился, а существующий уже рынок насытился.

- Верно. Только я вместо рыночных употребил бы медицинские термины: эпидемия остановлена.

- За счет чего это произошло? Кому говорить спасибо? Вашей службе? Росту общественного самосознания? Президенту?

- Полагаю, это плоды совместных усилий. Это - как в войну в Сибири. Отец - на фронте, мать - стирает бинты в госпитале, подросток-сынишка - на «Сибкомбайне» точит снаряды, приставив скамеечку к токарному станку… То же самое - в борьбе с наркотиками. Где-то наркополиция конфисковала крупную партию героина. Где-то - священник в воскресной проповеди сказал нужные слова. Где-то - учительница провела среди гимназистов беседу… Кого-то папа вовремя отхлестал ремнем… Во время демонстрации какого-нибудь фильма в социальной рекламе появился чей-то любимый артист и сказал из телевизора в душу подростка: «Не прикасайся!»… Тут играет роль абсолютно всё, что может сыграть!

- Но без участия государства, усилиями одного общества тут не победить.

- Это не вызывает сомнений. Поскольку мы имеем дело с четко отлаженной, веками наработанной, с большими финансовыми и людскими ресурсами системой - противостоять ей может только государство! Ведь не случайно в регионах руководителями антинаркотических комиссий являются губернаторы! Сегодня основная задача - сместить ценностную планку у молодежи. Употреблять наркотики, говоря молодежным языком, должно стать «отстоем» - делом, не имеющим перспектив, участью неудачников, людей, недостойных уважения. Тогда - я уверен - победное шествие наркомании по России прекратится и перерастет в стагнацию. Я уверен, что так оно в конечном итоге и произойдет, поскольку у нас нет национальной традиции употребления наркотиков - как, например, в Китае, Афганистане, Индии… Это - мода. Смертельная, но - мода! Которую мы всеобщими усилиями сделаем немодной. Вопрос времени…

- Мне бы ваш оптимизм…

- Это - не оптимизм! Это твердая уверенность в том, что мы победим! Иначе и не стоило бы нам всем тут этим заниматься! Вообще! Уверенность должна на что-то опираться, скажете вы - и будете правы! Она опирается! Я абсолютно уверен в том, что одними полицейскими методами нам наркобизнес в России не одолеть! Быть может, повторюсь, но все равно скажу - на этом поприще дело есть для всех: и для полиции, и для семьи, и для школы, и для власти, и даже - для товариществ собственников жилья, как это ни смешно на первый взгляд звучит.

- Это не смешно, поверьте! Я в своем подъезде периодически нахожу использованные шприцы, валяющиеся на площадках между лестницами…

- Вот-вот! Что еще вселяет оптимизм - что сегодня мы уже не действуем, словно слепые котята, мы знаем, как следует бороться с этим - крупнейшим в мире - бизнесом.

- Как?

- Существует разработанная общенациональная программа. Но я скажу о том, что впрямую касается нашего ведомства. Первое - экономика. В каждом бизнесе - своя экономика. Выбей у бизнеса материальный ресурс - и бизнес прекратит свое существование. Выбить материальную базу из-под торговли наркотиками в рамках одного государства невозможно, но значительно ослабить - вполне посильная задача. В Сибирском федеральном округе насчитывается уже более пятисот случаев применения на практике сто семьдесят четвертой статьи УК, согласно которой мы можем доказать, что те или иные материальные ресурсы определенными лицами нажиты преступным путем и подлежат конфискации.

Далее. Девяносто процентов потребляемых ныне наркотиков в стране - опиаты. Мы их не производим. Практически все они поступают к нам сегодня из Афганистана. По силам ли государству выставить более жесткие барьеры на пути контрабанды наркотиков? По силам. Вовсе перекрыть поток вряд ли удастся - поскольку наркокартели действуют всякий раз все более изощренными методами, но свести его к минимуму - возможно. Если учесть тот факт, что один канал трафика выстраивается годами, то перекрытие нескольких каналов в год - весьма ощутимый удар по этой деятельности.

И еще один важный момент - борьба с притонами. Ведь до сих пор борьба с ними шла достаточно пассивно. Не было методики… Сейчас такая методика существует. Вот, вы сказали о своем подъезде. Выдавить наркоторговцев и потребителей зелья из подъездов - одна из приоритетнейших сегодня задач! Почему? Да потому что обывателю по большому счету до лампочки наши проценты и тонны изъятых наркотиков. Его беспокоит, то, что творится у него в доме. И в этом он абсолютно прав: что же это за борьба с наркоманией, когда каждый городской подъезд для наркомана и торговца - уютный уголок?!

- А все же - о процентах и килограммах. Есть чем похвалиться наркополиции за прошлый год?

- Десять тонн изъятых наркотиков по итогам 2009 года - много это или мало?

- Не знаю.

- Я вам скажу: для такого федерального округа, как наш, это - колоссально! Только одного героина - пятьсот килограммов! Это в десятки раз больше, чем в прежние годы!

- Ваш предшественник - генерал Ведерников - как-то говорил мне, что он - за возрождение структур, которые раньше назывались лечебно-трудовыми профилакториями. Честно признаться, я тоже вижу в этом смысл - ведь тридцать процентов эффекта они все же давали…

- Я согласен и с вами, и с Андреем Павловичем! Полностью! При Советской власти в стране было сто сорок четыре реабилитационных центра для наркоманов и алкоголиков. Сегодня их на всю Россию - четырнадцать! Всего! Это, конечно же, ничтожная цифра. Мы постоянно ставим эти вопросы перед главами субъектов федерации. Они нам в ответ резонно возражают: нужны, мол, врачи, условия содержания, питания… Наверное, вопрос требует решения на федеральном уровне. А то ведь пока кто у нас занимается реабилитацией? Либо секты, либо шарлатаны, наживающиеся на горе народном.

- Виталий Леонидович, если все, что вы мне сегодня рассказали, будет успешно реализовано, ваше ведомство может остаться без работы. Не боитесь?

- Если есть перспектива остаться без работы по причине искоренения наркобизнеса и наркомании в России - я буду счастлив быть таким безработным. Это будет означать, что долг свой мы выполнили до конца.



Беседовал

Андрей ЧЕЛНОКОВ,

редактор «Момента истины»,

председатель Новосибирской областной организации

Союза журналистов России.

скачать файл | источник
просмотреть