veciy.ru

18.01.18
[1]
переходы:47

скачать файл
Кстати, как и многие другие



Юрий ЮДИН:

«Раскрыть тайну - мой долг...»

Более двух месяцев провел в прошлом году в Екатеринбурге, ночуя то у одних знакомых, то у других, бывший заместитель главы администрации города Соликамска Пермской области, а ныне пенсионер Юрий Ефимович Юдин. Такую длительную командировку устроил себе этот человек сам, добровольно. И прежде всего — из чувства долга перед друзьями юности, которых навсегда потерял более 40 лет назад в горах за Ивделем.

Юрий Юдин был десятым туристом из известной группыы Игоря Дятлова, погибшей при загадочных обстоятельствах в окрестностях горы Холат-Сяхыл. Горы Мертвецов, по-ман сийски. От верной смерти тог да его спасла болезнь, неожиданный приступ радикулита, из-за которого он, как говорят, сошел с маршрута. (Кстати, ра дикулит этот никогда больше не давал о себе знать!) Случи лось это в небольшом таежном поселке 2-й Северный 28 ян варя 1959 года. А через три-четыре дня, если верить мате риалам следствия, все девят человек — опытных туристов из спортклуба УПИ — погиб нут, как сказано в постановле нии о прекращении уголовно го дела, от «стихийной силы, преодолеть которую оказалось невозможно».

Все эти 40 лет после траге дии Юрий Ефимович не был в числе активных исследовате лей ЧП, за что некоторые его даже порицали. Зато теперь он целиком и полностью отдался этому делу. В последнее время Юрий Ефимович -не редкий гость в нашей редакции.



Не скрою, — рассказывал он недавно, — то, что гибель ребят — некая гостайна, мы догадывались и тогда. Это ощущалось, чувствовалось по поведению руководителей в обкоме партии, на допросах в прокуратуре, КГБ... Следователь облпрокуратуры Лев Никитич Иванов, ведший уголовное дело, говорил мне: «Не терзай себя и не вини ни в чем. Если б ты был с ребятами, все равно ничем бы им не помог. Был бы десятым...» И тем не менее тогда у меня не было и тени сомнения, что этот человек может подойти к расследованию трагедии формально, необъективно. Я доверял и верил ему полностью. Кстати, как и многие другие. Теперь- то я понимаю, какими мы были наивными!

- То есть сейчас, сорок лет спустя, у вас уже нет сомнения, что то следствие — фикция?

Ну, какие-то сомнения все равно остаются. Потому что во многие факты просто само сознание отказывается верить. Может, в силу психологии или нашего воспитания... С учетом внутреннего протеста скажу так: скорее — фикция. Все-таки говорить категорично, с уверенностью на все сто, наверное, еще нельзя. Хотя не скрою, при изучении в архиве уголовного дела волнений я вновь пережил немало. И прежде всего потому, что в глаза то и дело бросались «белые нитки». Ведь многие детали дела я знал и так, без протоколов. Что-то помню, что-то рассказывали друзья...

Особенно ценны в этом плане, мне кажется, материалы первых дней поисков погибших. Тогда еще инфор мация фиксировалась и передавалась как есть, без поправок, пусть и сумбурно. Так, когда нашли пустую палатку, капитан Чернышев, который был опытным следопытом-таежником и заместителем начальника поисково го отряда, отмечает, что некоторые цепочки следов от палатки оставлены ботинками с каблуком. Отмечают это и другие поисковики. Что тут говорить, след — это не просто улика. Для опытного криминалиста — это ключ к раскрытию преступления. Однако этим «ключом» Иванов не воспользуется. Почему? Суммируя всю фактуру, можно сделать вывод, что уже с первых дней расследование трагедии было под контролем. Точнее сказать, как только у Иванова начали выстраиваться реальные версии, его стали курировать. Хотя в первые дни он говорил открыто: «Это убийство». Думать так заставляют опять же факты. Так, при обследовании палатки обнаружили девять пар лыжных ботинок. Конечно, лично их я не пересчитывал, но цифру эту помню, она, кажется, проходила и в телефонограмме. Но в то же время был виден и след ботинок на снегу! Кто его оставил? Этот вопрос уже тогда не мог не насторожить Иванова. Но идем дальше. Буквально вслед за этим выясняется: нашли еще две пары ботинок — в лабазе, который, судя по всему, ребята соорудили на кануне восхождения на перевал. Этот «перебор» был тут же замечен Ивановым и, надо полагать, кем-то еще. Почему я так считаю? Потому что в протоколах, а затем и сообщениях по рации появляется поправка — «в палатке нашли не девять пар ботинок, а восемь». Выходит, в одних ботинках был кто-то из туристов. Помню, когда отправляли вещи в Свердловск, в камеру хранения сдавали тоже только восемь пар. И все равно, даже если верить «поправке», их получается вместе с найденными в лабазе десять пар. Одна как бы запасная. Но, насколько я помню, за пасных ботинок мы не брали. И вот итог: цифра «8» все равно выходит боком для опытного криминалиста. Но это становится ясно, когда находят последних погибших: ни на одном из них ботинок не оказалось! Все девять человек были либо обуты в валенки, либо вообще разуты... То есть в палатке в таком случае должно быть именно девять пар ботинок! Но вся беда в том, что окончательно это выяснилось уже в мае, когда растаял снег. А потому этих манипуляций почти никто не заметил. Думаю, поэтому в дальнейшем и в деле вместо точного числа найденных ботинок у Иванова появятся такие фразы: «почти вся обувь», «большая часть обуви»...

В связи с этим, Юрий Ефи мович, главный вопрос — кто шел в ботинках?

— То-то и оно! Повторюсь еще раз, но, думаю, это обстоятельство и позволило следователю Иванову уже в первые дни заявить поисковикам, что это — убийство. Вначале он, кстати, этой мысли не скрывал. И, наверное, не случайно поисковика Владислава Карелина он, задав провокационный вопрос, вынудил тогда написать в протоколе то, о чем думал сам: «Что студентов панически могла испугать лишь группа вооруженных людей в количестве не менее 10 человек». Это потом, после инструктажа в обкоме и в прокуратуре РСФСР, он резко изменил свои выводы. А тех, кто параллельно с ним начинал вести расследование, быстренько отстранили.

Юрой Ефимович, но ведь не только с ботинками путаница в деле. Насколько мне известно, лыжня, которую должны были оставить туристы, у палатки не просматривалась. Но после прохождения девяти человек она должна была сохра няться так же хорошо, как и следы, оставленные ботинками или валенками...

Верно, это тоже вопрос, который не заинтересовал следствие. Утрам бованная лыжня, ведущая к палатке, должна была сохраниться. Однако она довела поисковиков только до границы леса, а затем исчезла. Шли по ней первыми проводник манси Степан Куриков и поисковики-студенты УПИ Михаил Шаравин и Борис Слобцов. Когда кончился след, Степан Куриков сказал, что дальше не пойдет, так как ему нездоровится, и повернул обратно в лагерь. Шаравин со Слобцовым, поднявшись несколько сот метров по склону горы, вскоре заметили темный угол почти занесенной палатки. Ребят в ней не было, одни их вещи. Вниз от палатки вели следы. Причем, что странно, местами следов насчитывалось восемь пар, а местами — девять. Шли они вниз как будто двумя шеренгами, то сближаясь, то расходясь. Следов, оставленных босыми ногами, не было. Это тоже легенда, которая появилась позже. Нашли разутых погибших — появились и следы, оставленные босыми ногами. Разумеется, на бумаге...

-Причем, Юрий Ефимович, речь ведь идет о таких следах, идущих только от палатки. О том, что босые люди топта­лись и у костра, под кедром, в протоко­лах, по-моему, не говорится. А ведь пло­щадка вокруг была натоптана приличная. И следы в лесу должны были сохраниться лучше, чем на голом склоне.

— Логично. И этот момент, похо­же, у Иванова упущен. Под кедром действительно следы должны были
«читаться» лучше.

Кстати, а насчет лыж никаких воп­росов у вас не возникло при чтении дела? Ведь с ними тоже как будто путаница?

— Да, примерно такая же, как и с ботинками. В протоколах сказано, что под днищем палатки в качестве настила было уложено восемь пар лыж. Еще одна пара лежала связанная у входа в палатку. Потом выяснилось, что еще одна пара обнаружилась в том же лабазе. Выходит, лыж было десять пар. Одна — запасная. Откровенно говоря, я не помню, была ли такая, Но самое главное в другом — в одной из телефонограмм один из руководителей поискового отряда Масленников сообщает, что нашли обломок лыжи. Кто сломал лыжу? Если все десять пар были целы, зна чит, этот обломок уже от одиннадцатой? К сожалению, и этот факт не привлек внимания следователя!

А если еще вспомнить эбонитовые клепаные ножны?..

— О них тоже мы находим упоминание лишь в протоколах Ивдельского прокурора Темпалова. Иванов о них не говорит ни слова. Более того, они не попадают и в список найденных, опознанных и неопознанных, вещей. Точно так же, как и странный темный матерчатый поясс ремешками на концах, обнаруженный возле кедра, у костра, где нашли первых двух погибших ребят. Чей он? Для чего? Но прежде, всего мы, конечно, не должны забывать, что мало заинтересовали следствие даже и данные судебно- медицинской экспертизы, наличие на трупах прижизненных и посмертных травм, в легких — обильной пенистой жидкости, какая обычно бывает при сильных отравлениях. Кстати, когда последних четверых принесли к вертолету, то пилоты, взглянув на трупы, тут же закричали, что наотрез отказываются перевозить не известно чем зараженные тела. Руководителю поисков, начальнику военной кафедры УПИ полковнику Георгию Ортюкову пришлось в связи с этим связываться с каким-то генералом, затем доставить на перевал судмедэксперта Бориса Возрожденного, который вначале на месте обследовал трупы. Кстати, уже тогда он обнаружил на них бета-излучения. Однако дал вертолетчикам официальное заключение на транспортировку груза, взяв на себя тем самым ответственность за безопасность этой операции.

Как вы думаете, Юрий Ефи мович, все-таки отчего погибли ваши друзья? Неудачные испыта ния космической ракеты? Или военной техники?

— Скорее всего, ребята случайно оказались жертвами военных испытаний. Более того, сегодня во многом я даже разделяю версию о возможном участии в этой драме «за кулисных персонажей» из КГБ, которые после трагедии побывали на месте ЧП и провели определенную работу по сокрытию своего преступления. Именно поэтому, скорее всего, они и не торопятся раскрывать тайну.

Многие, кто читал дело и статьи на эту тему, никак не могут понять хоть как-то объяснить другой загадочный момент — куда делся язык у Людмилы Дубининой? Во время медэкспертизы его, как известно, ке обнаружили. Однако в материалах уголовного дела сей факт тоже оказался упомянутым лишь вскользь и только в одном документе...

Наверное, ближе всего к истине в этом вопросе была судмедэксперт Чуркина, которой была поручена эк спертиза палатки, точнее, ее разре зов и которая присутствовала на вскрытии трупов. И с этой точкой зрения, как мне помнится, вы знакомы не хуже меня. А именно: поскольку трупы, скорее всего уже замороженные, транспортировали и сбрасывали в снег, то язык мог просто-напросто отскочить, отколоться, как ледышка, от сильного удара. А затем, уже весной, его вымыло водой в ручье, в котором нашли труп Дубининой. Допустить, что его ей кто- то вырвал или вырезал, я как-то не могу...

-Юрий Ефимович, эта ивдельская трагедия не отразилась позже на разви тии туризма в УПИ? Не поубавилось после нее желающих ходить в походы?

Конечно, она не прошла бесследно. Страх в душах какое-то время жил. Однако туризм в институте не заглох. Другое дело, что на Северный Урал группы не ходили долго. Решением областных властей район трагедии объявили на четыре года запретной зоной для туристов. Кстати, позже, когда некоторые бывшие поисковики приехали на перевал, названный теперь именем Дятлова, то обнаружили, что того кедра, возле которого нашли погибших, нет. Либо он упал от ветра, либо, что тоже нельзя исключить, его спилили как своеобразного свидетеля...

-Но позвольте, недавно по одному из местных телеканалов показали, как какая-то экспедиция, найдя этот кедр, прибила к нему не то какую-то памятную дощечку с надписью, не то крест...

Увы, они прибили свой памятный знак к совсем другому кедру! К сожалению, эта история начала в последнее время все больше приобретать характер легенды. И ее начали нещадно эксплуатировать, в том числе и падкие на сенсации журналисты. Что только не придумывают...

-Именно поэтому спустя сорок лет вы на полном серьезе, не жалея сил и време ни, решили заняться раскрытием этой тайны? Что вдруг подтолкнуло вас к этому?

— Вообще-то заняться этим мне, как говорится, сам Бог велел. Потому что он меня спас. А что подтолкнуло? Годы! Они летят так быстро, что понимаешь: еще лет пять-десять и многих свидетелей уже не будет... Раскрыть тайну гибели своих друзей — мой нравственный долг. Получится это или нет — не знаю, но заняться этим я обязан. Тем более сейчас у меня для этого появилось достаточно времени — я на пенсии, я свободен, а главное — ничего не боюсь...

Беседу вел Анатолий ГУЩИН.


скачать файл | источник
просмотреть