veciy.ru

18.12.17
[1]
переходы:28

скачать файл
Как следует из воспоминаний В

АЛЬБОМ самодельный тематический - собрание газетных и журнальных вырезок, фотографий, репро­дукций картин по определенной теме, наклеенные в специальный альбом или тетрадь.

Как следует из воспоминаний В. Берестова, составление альбомов с наклеенными газетными вырезками было обязательным занятием в (некоторых) детских садах в 1930-х - 1960-х гг.: «После Первого мая 1934 года меня, шестилетнего, отдали в детский сад… Мы получили домашнее задание - вырезать из газет и нести в детсад снимки ударников и строек, трактористов и силосных башен. Жаль было смотреть на изуродованные рваными пустыми окнами газеты! Жаль тяжелых альбомов с глянцевитыми листами! Фото на вырезках серые, мутные и, если приглядеться, все в точечках, редких там, где небо, и густых там, где лицо или машина. Края вырезок желтели от клея. Листать альбомы было противно… Что же до альбомов, то их сразу куда-то уносили, и мы больше их не видели. Наверное, в подарок почетным гостям на слеты и конференции. А мы клеили новый альбом - “Счастливое детство”. Не детсад, а какая-то артель по клейке фотоснимков!.. Альбомы с серыми, скучными фотографиями продолжали клеить и при Хрущеве, и при Брежневе. И даже я сам, посещая с писательскими бригадами райкомы и завкомы, получал их в подарок и не знал, что с ними, такими роскошными и нелепыми, делать» (Берестов, [1968-1996] 1998; 557, 559, 568).

В «Пед. словаре» 1960 г. содержится статья «Альбомы самодельные», свидетельствующая о том, что изготов­ление таких альбомов под руководством старших оценивалось положительно: «Альбомы самодельные - тематически подобранные и художественно оформлен­ные собрания фотографий, репродукций картин, газетных и журнальных вырезок и др. материалов, распространённый вид наглядного пособия, результат творч. самодеят-сти учащихся. Учащиеся изготов­ляют альбомы при консультации педагогов и пионерво­жатых в процессе ознакомления с обществ.-ист. событиями, жизнью и творчеством отд. писателей, учёных, художников или в связи с посещением памятных мест, предприятий, колхозов, проведением краеведческих походов и экскурсий» (ПС, 1960-1, 38-39).

Вероятно, наклеивание в альбомы газетных вырезок на определенную тему становилось увлечением некоторых ребят. Основания предполагать это дает нам повесть И. Бондаренко, речь в которой идёт о жизни в Ленинграде в 1942 году: «У Андрейки был альбом, куда он наклеивал вырезанные из газет портреты известных разведчи­ков, снайперов, летчиков - Героев Советского Союза. Такие альбомы были у многих ленинград­ских мальчиков и девочек… Как ни отказывался Андрейка, как ни уверял, что он сыт, Ваня заставил его есть вместе с ним да ещё напоил чаем, разделив пополам соевую конфету. После обеда они сидели у окна, Ваня от­дыхал, вытянувшись в кресле-качалке, Андрейка рассматривал альбом, где было много снимков футболистов, бегунов и пловцов. “Ох, вот интересная фотография! - звонко выкрикнул он. - Первая сборная Ленинграда! Вы кем играли в сборной? Нападающим?” “Да. Левым крайним”. Перелистывая страницы альбома, Андрейка за­давал еще какие-то вопросы...» (Бондаренко, 1959; 247, 306).

О 1950 годе в суворовском училище: «“Знаешь что? - сказал Костя Мовчан Игорю. - Я заведу такой альбом, как у тебя о футболе. Я буду собирать всё об автомаши­нах: марки автомобилей, рисунки, числа... Можно наклеивать вырезки из газет или самому рисовать… Ты лучше скажи, из какой тетради мне делать альбом для автомашин… Сначала, может быть, перерисовать кое-что из “Огонька”? Как ты думаешь?“ “А ты просто вырежь подходящие рисунки. Это ведь легче”, - посоветовал Игорь… “Я хочу сделать не легче, а лучше… Да и журнал жаль портить…”, - сказал Костя» (Багмут, 1951; 14, 16-17).

О мальчиках 12-14 лет в Москве в 1971-1973 гг. «…Иногда, прямо в один день, всю школу охватывает какой-нибудь психоз всеобщий. Вдруг все сразу бросаются собирать или программки футбольно-хоккейные, или дребедень всякую. Календарики там с кошечками, этикетки дурацкие. У девчонок свои радости еще бывают - артисты популярные. А у нас, у настоящих ребят, - спортивные фотографии. Их надо из “Огонька” бритвой вырезать в библиотеке…. Или рано утром, по пути в школу, опережая армию других “коллекцио­неров”, озираясь и прячась от прохожих, той же бритвой кромсать газеты, развешанные на уличных стендах. Потом необходимо наклеить все трофеи в специальную тетрадочку и смотреть! И подсчитывать их количество, и снова смотреть! До ряби в глазах!.. Раз по триста в день можно любоваться черно-белым Вячесла­вом Старшиновым. Или хвастаться всем подряд глян­цевым, из журнала, Зиминым, забивающим канадцам... И тогда все остальные толпятся вокруг тебя, счастливчи­ка… и выдыхают: “Ух ты! Снимочки!”» (Чилап, 2001).

О конце 1970-х гг.: «Пионерский галстук обошел меня только по болезни… [Для вступления в пионеры] нужно было выучить клятву и сделать свой альбом об одном из пионеров-героев. Мы расселись за продолговатым столом…, и пионервожатая достала стопу уже готовых альбомов, изданных в виде книжек наподобие детских: больших, мягких, где главное всегда - это картинки, и обратилась вдруг с вопросом, а есть ли у кого-то из нас уже свой любимый герой и, может, кто-то сам ей скажет, о ком бы хотел делать альбом. В одном порыве… все начали выпрашивать Павлика Морозова. Вожатая растерялась, а когда прекратила шум, стала сама раздавать альбомы по очереди с таким видом, как если бы назначала судьбу… Мне достался Лёня Голиков… Я украшал свой альбом, будто могилку. Все шло в ход. И цветная бумага, и даже елочный “дождик”. На заседании совета дружины, где в полной тишине принимали наши знания, вожатая сделала мне выговор за пестроту, и о подвиге Лени Голикова рассказал я уже плача, так что ей пришлось меня утешать…» (Павлов, 2004, 3).

О середине 1980-х годов: «Самый учёный и образованный - Илья… У него есть самодельный альбом с портретами различных президентов, премьеров и королей, которых он вырезает из газет и некоторых иностранных журналов, которые ему покупает папа, но не за границей, а в киоске возле универсама в Орехово-Борисове… Он делает все доклады нашего класса и ходит на все олимпиады, поэтому все учителя нашей школы, кроме учителя физкультуры, велят нам брать с него пример» (Баскин, 1989, 5).

АЛЬЧИКИ - то же, что бабки.

О 1918-1920-х гг. на Кубани: «Возле бакалейной лавки мы с Гавриком увидели станционных ребят. На вытоптанной дорожке они игра­ли в костяшки - в альчики. Игру вели Пашка Бочкарев и Мишка Шевченко. Пашка Бочкарев, толстый, с красными щеками, всё время проигрывал. Он неуклюже нагибался, ставил на кон разрисованные альчики и медленно крутил между пальцами свинцовый биток. Мишка Шевченко был про­ворнее: тонкий, худощавый, он ловко сбивал с кона Паш­кины костяшки и хохотал, широко раскрывая рот. “Эге, - говорил он, - были ваши, стали наши!” Пашка проигрывал альчики один за другим. Он крас­нел, пыхтел, ругался. Наконец не выдержал, повернул фуражку козырьком назад, подошел к Мишке поближе и ни с того ни с сего съездил его по носу. Кровь брыз­нула у Мишки из носа фонтанчиком. “За что бьешься?” - крикнул Шурка Кузнецов, выбираясь из толпы ребят. Пашка испуганно пробормотал: “А за то, что играет не по правилам. Пусть, когда бьет казанки, не мухлюет”. “Врет он, я не мухлюю”, - плаксиво закричал Мишка… Мишка Шевченко нагнулся и стал собирать альчики. Оба кармана он набил костяшками. “Отдай мою белую! Чего хапаешь? - закричал Афонька. “На, подавись!” - крикнул Мишка. Он бросил наземь костяшку, сунул руки в оттопырен­ные карманы штанов и зашагал по дороге… Гаврик бросился догонять Мишку, а я остался с ре­бятами. Афонька подобрал с земли белую костяшку и тоже пошел прочь» (Мирошниченко, [1936] 1966, 71-72).

«АЛЯСКА» - 1. Сапоги.

О середине 1960-х гг.: «Лена все еще стояла в будке автомата… И вдруг она позавидовала Майке

Скурихиной. Майка хорошо одевается: платки “мохер”, пуловеры, сапоги “аляска”» (Коршунов, [1967] 1985).

«АЛЯСКА» - 2. Куртка с меховым подкладом, с ка­пюшоном, по низу снабжена кулиской с затягивающим шнуром. Бывают «аляски» для мальчиков и девочек.

«АМЕРИКАНКА» - 1. Название мальчишеской игры неизвестного содержания.

О первой половине 1970-х гг.: «Эта жизнь начиналась там…, где строили на деревьях шалаши…, клали пятикопеечные монеты под паровоз, играли в ножички, “двенадцать палочек”, штандер, “американку”, просто футбол и настольный теннис…, вечерами жгли костры и пекли в золе картошку…» (Варламов, 2000).

«АМЕРИКАНКА» - 2. Пари, при котором проигравший должен безоговорочно выполнить любое желание выигравшего.

О 1942-1944 гг.: «“Давай, Толька, сыграем на щелчки”… Лупало щёлкал здорово. Он бил с размаху, так, что у Носова звенела голова. После каждого щелчка Толя всё глубже вбирал её в плечи…. Лупало пожалел его: “Ладно, хватит пока. Дюжина остается за тобой. Это вроде американки будет. Попрошу что - исполнишь. А не исполнишь - получишь остальную дюжину. Давай ещё сыграем. Ты тоже можешь отыграться. Тогда квиты будем”» (Вишнев, 1966, 53-54).

О 1946-1947 гг.: «…Сошлись на том, что нет ничего отчаяннее, как потрепать по шее собак, и не каких-нибудь дворняжек, мопсиков…, а тех самых знаменитых на весь город овчарок…, что сторожат универмаг. Сашка в запале немедля решил сделать это сегодня же, а Михаська, понятно, стал над ним потешаться… [Сашка] не отступал от слова, хотя Михаська подсмеивался над ним просто так, без всякой злобы. Да каждый же скажет, что пойти навстречу псам и потрогать их может только сумасшедший. Но Сашка все переменки шумел, хвастался, подталкивал Михаську, и Михаська сказал: ладно, так и быть, он спорит с Сашкой на три “американки”, что тот струсит. Три “американки”, а каждая - исполнение трёх любых желаний выигравшего - цена для такого дела очень даже немалая, и Сашка тут же согласился… Уже смеркалось, когда овчарки появились на дороге. Сашка, увидев их, побледнел. Михаська сказал ему, чтобы бросил дурить, - он отменяет все свои “американки”, но это почему-то только сильней разозлило Сашку» (Лиханов, [1967] 1986-2, 75-76).

«АМЕРИКАНСКИЙ житель» - «род игрушки: наглухо закрытая стеклянная трубочка с жидкостью, в которой “скачет” плавающая фигурка» (Словарь, 1950, 115-116).

О Вербной неделе в Петербурге в конце ХІХ в.: «… Шла торговля детскими игрушками и особыми “вербными” чудесами: пищалками, “чертями”. Предлага­лись “тещины языки”, “иерихонские трубы”, “американ­ские жители”, надувные свиньи, павлиньи перья…. В большой моде был “американский житель” - стеклянная пробирка с водой, сверху затянута резиновой пленкой. Внутри маленький стеклянный чертик с рожками, хвостиком, выпученными глазками. Он плавал на поверхности воды. Но если нажать пальцем резиновую пленку, он опускался вниз, крутясь вокруг вертикальной оси, затем снова поднимался. Почему эта игрушка получила такое название - непонятно. По-видимому, кустарь, который ее мастерил, имел такое представление об американцах. Доходили, может быть, слухи, что народ этот энергичный, подвижный, ему приходится вертеться, чтобы заработать, но почему его загнали в воду - тайна» (Засосов, [1976], 2003, 182).

У В. Набокова в произведении «Память, говори: К вопросу об автобиографии» читаем: «Из всех петербургских весен та весна 16-го года представляется мне самой типической, когда вспоминаю такие образы, как: …пеструю от конфетти ярмарочную слякоть Конно-Гвардейского Бульвара на вербной неделе, …деревянные игрушки, …картезианских чертиков, называемых “американскими жителями”, - крохотных бесенят из стекла, поднимающихся и опускающихся в стеклянных трубках, наполненных розоватым или сиреневым спиртом, вроде как настоящие американцы (хоть эпитет означал всего лишь “иноземные”) в лифтовых шахтах прозрачных небоскребов…»

В статье о России 1917 года читаем: «Привычные народные игрушки… актуализировались в духе текущего момента…. “Чертик в пробирке” или “американский житель”, поднимающийся и опускающийся в трубке со спиртом, тоже приобрел политический смысл: “Морской житель, народа истребитель, из царских холопов - Господин Протопопов”» (Архипов, 2001).

О 1918 годе: «Имя ее - Нюша, но она столь часто повторяет одну и ту же фразу: «Сил моих нету», что ее так и стали звать - Сил Моих Нету. Рассказчица… передает свой сон…. Она ходи­ла по вербному базару и скупала все, что хотелось: дрожащих на нитке бабо­чек, “американского жите­ля”, прыгающего в трубке с водой, сладкую вату...» (Лойко, 1964, 120-121).

В рассказе Сергея Горного (псевдоним Александра Оцупа, печатался в петербургском «Сатириконе») «Вербное», опубликованном в Берлине в 1927 году, читаем: «Ну, разумеется, он был тверденьким, стеклянным, смешным таким. Махонький, ножки твердые, стеклянные сосочки. Глазки выпучены - две бусинки. А сам - смешной, тверденький, литого стекла. Густого стекла, совсем густого, как камешек. А назывался: Американский житель. И вздымался так, прыгал упруго и легко. Лишь нажать на перепонку, одним только пальцем. На резиновую пленку. Стекляшка узенькая. Стаканчик, вроде пробирки. А в ней американский житель. Легко так, упруго. То вниз, то вверх. То вверх, то вниз. Главное, легкость его незабываема. Дыхание в нем было какое-то. В этом прыжке его. Легко так, певуче, упруго, плавно. Лишь нажмешь пальцем - он в воде взнесется. Потом опять назад, уже тише, уже чуть качаясь. Возьмешь его на ладонь, а он миленький такой лежит. Ножки, как сосочки. Глазки беленькие. Бусинки. Выпучил. Не то смеется. Не то сердится. Лежит на спинке - твердая, горбом. И кто его знает, может, он живой. Жители аме-ри-канские! Американские жи-те-ли!... Чертик, вздымаемый легко, воздушно. В воде попрыгун стеклянненький». (Горный, [1927] 2001).

Обратимся к тексту сказки-комедии С.Я. Маршака «Умные вещи» (опубликована в 1964 году, первый вариант пьесы написан в конце 1940 - начале 1941 года), действие которой происходит в России до революции: «Первый торговец игрушками: “Эй, мамаши и папаши, / Покупайте куклы наши!..” …Третий: “Развлечься / Не хотите ль? / Американский / Житель,/ Настоящий янки, / Плавающий в банке!”» (Маршак, 1968-2, 429).

О 1920-х гг. в Петрограде-Ленинграде: «Очень интересным… был для нас, ребят, «Верб­ный торг», проводившийся на Верб­ной неделе перед Пасхой. Так называемая “Верба” в начале 20-х годов устраивалась на бульваре вдоль ул. Софьи Перовской…. “Вербу” надо описать особо. Во-первых, там была уйма народа… Затем была масса… ларьков с игрушками… И, конечно, бесчисленное количество торговцев с рук, выкри­кивавших: “Теща околела - языки продавать велела”, “А вот москов­ский раскидай…” … Затем: “Американский житель спускается на дно морское, ищет счастие людское” - это для американского жителя, смешного стеклянного человечка, который поднимался и опускался в баллоне с водой от нажима на резиновую мембрану. Но был и другой тип с быстрокипящей цветной жидко­стью, закипавшей в баллоне от нагрева рукой и подкидывавшей стеклянного человечка» (Поздняков, 1994, 293).

Об «американском жителе» упоминает А. Битов: «Раски­дайчик - дешёвая базарная игрушка, продается на улицах во время демонстраций 1 Мая и 7 ноября цыганами…. Раньше репертуар подобных игрушек был значительно богаче: и “уйди-уйди”, и “американский житель”, и леденцовые петушки, и много других соблазнительных штук…» (Битов, 1989, 136).

АНАТОМИЯ - «Научная дисциплина, изучающая форму и строение отдельных органов, систем и

организма в целом… // Учебный предмет, излагающий эту науку» (Слоыварь, 1991-1, 166).

О конце 1980-х гг.: «А в учебнике анатомии есть два параграфа, которые изучались отдельно. Нам [девочкам] было интересно строение мужских органов, мы очень часто туда заглядывали» (489).

«АНГЕЛЫ» - зимняя детская забава.

О середине 1990-х гг.: «“Рисование” ангела заключалось в том, чтобы упасть в сугроб спиной, ноги вместе, руки в стороны - получается “слепок” человека. Затем, продолжая лежать в сугробе, нужно было совершать движение руками вверх и вниз - потом очень аккуратно выбраться из слепка (чаще всего кто-нибудь вытягивал за руки). На снегу получилась фигурка ангела. Ангелом стали называть фигурку из-за следа помпона на шапке, который оставлял над слепком что-то похожее на звезду или шарик. Сначала ангела звали “бабочкой”, потому что падали в снег в капюшонах, надетых сверху на шапку - и совершали движения не только руками, но и ногами. Потом “бабочки” и “ангелы” существовали одновременно, но со временем “ангелами” стали называться любые слепки на снегу, а про “бабочек” забыли. Данная игра у нас была популярна в 1994-1996 гг.» (012).

См. также: «Портреты».

АНГИНА - инфекционное заболевание; острое воспаление горла, зева, глоточных миндалин.

О конце 1890-х гг.: «…Когда я был маленький… я почему-то очень часто хворал. Главным образом свинкой или ангиной» (Зощенко, [1939] 1968-1, 228).

О конце 1950-х гг.: «Это тихий худой парнишка. Он каждую зиму болел ангиной и даже за партой до апреля сидит в шарфе» (Козлов, 1963, 93).

О начале 1960-х гг.: «Да нет, дяденька. Вы мне не поможете, - ответила девочка сквозь слёзы. - Я всю зиму болела, болела… И свинка у меня была, и ангина…» (Макарова, 1965, 42).

АНГЛИЙСКИЙ язык - учебный предмет в школе. Массовое преподавание английского языка в школах вместо абсолютно преобладавшего немецкого (в 1930-е - 1940-е) началось в 1950-е годы.

Об учебнике англ. языка 1970-х - 1980-х гг.: «...ЛЛЛандн. Зэ раа мэни плейсез оф интерест хиар... Биг Бэн, Вэстминстер Эбби, опять же и, разумеется, Нэшэнл Гэлери, а также Сантполз Кафидралл. Это из красного советского учебника “по инглишу”. Все помнят. Все, кто в пятом классе средней школы попадал… на английский… Так вот, каждому второму (а как нас тогда на языки делили? Кажется, просто - рассчитывали, как на физкультуре, на первый-второй) доставался такой потрепанный, красный... учебник… В учебнике главным героем была некая Лена Стогова. Стерильная. Полированная в своей правильности. Мама-папа-друзья-школа-хобби. И не было в ее биографии и судьбе никаких изломов, перегибов. Зато в простых (и усложняющихся по мере чтения учебника) выражениях должен был то и дело появляться “Ллландн”. Тот самый, где “зэ рраа мэни плейсез оф интерест…”» (Чернышева, 2007-3, 8).

АНДЕРСЕН - Ганс (Ханс) Христиан (Кристиан) Андерсен (1805-1875), датский писатель, приобретший известность своими «Сказками для детей» (1835-1837), «Новыми сказками» (1844-1848), «Историями» (1852-1853).

О мальчике в Москве в середине 1910-х гг.: «Я жил так, как жило большинство детей в тогдашних интеллигентных семьях… …Я любил сказки Пушкина, Андерсена, “Приключения Мурзилок”…» (Жуковский, 1992, 24).

О середине 1910-х гг.: «В повести Лёнька читает Диккенса, Твена… Всех этих авторов читал в этом возрасте и я. Но несколько раньше познакомился я с Андерсеном и был околдован его сказками. А год-два спустя ворвалась в мою жизнь Чарская» (Пантелеев, [1979] 1984-3).

«В Советском Союзе издание сказок Андерсена исчисляется кол-вом, далеко превысившим цифру сто. В дет. изданиях сказки публикуются почти без изменений по сравнению с оригиналами: сам писатель выбрал такую манеру изложения, которая делает его сказки доступ­ными ребёнку» (Зубарева, 1976, 47).

О дет. библиотеке в Шадринске в 1955 г.: «…В воскресенье 1 апреля 1955 г. на утреннике, посвящен­ном 150-летию со дня рождения Г.X. Андерсена, [зав. чит. залом] Таисья Михайловна [Блюденова] рассказа­ла о жизни и творчестве сказочника, а артист С.Г. Ратмиров прочитал сказки “Свинопас”, “Огниво” (присутствовало 200 человек)» (Плотникова, 1999, 120).

О 1970-х гг.: «Имя “величайшего сказочника мира” Г.Х. Андерсена знают и начинают любить с самого раннего детства. Он “входит в наши дома прежде, чем мы научились читать”. Поэтому трудно, пожалуй, встретить школьника, который не знал бы сказок Андерсена» (Збарский, 1980, 41).

См.: «Снежная королева», «Стойкий оловянный солдатик», «Русалочка».

«АНДРЕЙ-воробей…» - распространённая дразнилка-«обзывалка», обыгрывающая имя Андрей.

О поселке Новоаганске Ниж­невартовского р-на Тюменской обл. в середине 1980-х гг.: «Ещё я помню несколько обзывалок:… “Андрей-воробей / На коне ка­тался, / Руки-ноги оборвал, / Без трусов остался”!» (503).

О середине 1980-х гг.: «Девичьи дразнилки:… “Андрей-воробей на коне катался, руки-ноги оборвал, без штанов остался”» (534).

Записано в Петрозаводске от девочки 6 лет в 1987 г.: «Андрей-воробей / В озере купался. / Руки-ноги утонули, / А живот остался» (Лойтер, 1991, 108).

О девочке 6-9 лет в г. Лянторе в 1992-1995 гг.: «Во дворах мы дразнили друг друга. Про Машу говорили: “Машка - ромашка, промокашка”. Про Андрея: «Андрей-воробей, не гоняй голубей». Про Антона: “Антошка - картошка, пошли копать картошку”» (015).

Ср.: «Витька-титька»; «Катя, Катя, Катерина…»; «Ленка-пенка».

АНЕКДОТ детский, анекдот в детской среде - короткий рассказ о вымышленном смешном событии, случае.

Из обзорной статьи «Детский фольклор: итоги и перспективы изучения» (2005): «Среди смеховых жанров дет. фольклора особое место занимает детский анекдот. Исследователи установили, что анекдоты, бытующие у детей в возрасте от 3-4 до 9-10 лет практически не пересекаются с анекдотическим реперту­аром взрослых. Школьники рассказывают анекдоты, которые едва ли могут насмешить взрослого человека: эти тексты используют огранич. набор комич. приемов, связанных по большей части со скатологическими мотивами или приемами каламбура...» (Белоусов, 2005, 233-234).

О персонажах детского анекдота: «Отличие детского анекдота от взрослого, по сути дела, определяется кругом его персона­жей: ими могут быть животные, герои волшебных сказок, известных современным детям по книгам и фильмам, персо­нажи популярных мультфиль­мов и т. п.» (Белоусов, 1989, 27-28); «…Несомненными лидерами в детском анекдоте выступают образы ли­т.-кинематографич. проис­хождения, знакомые детям прежде всего по мультфильмам, а затем уже по кни­гам. Чаще всего рассказывают анекдоты про Чебурашку и крокодила Гену. Неред­ки анекдоты про Винни-Пуха и Пятач­ка, Малыша и Карлсона и др. В одном сюжете дети могут свести фольклорного Колобка и лит.-кинематографич. Чебу­рашку. Детский фольклор сохраняет забытые взрослыми анекдоты про дистрофиков, про русского, немца и поляка; популяр­ными остаются тексты про Василия Ива­новича и Петьку» (Трыкова, 1999, 23).

Детские анекдоты 1980-х гг.: «Детские анекдоты. [1] Лев - царь зверей созвал всех зверей и приказал им разделиться: “Умные налево, красивые - направо”. Все звери разошлись, кто направо, кто налево. Осталась одна обезьяна. Лев её спрашивает: “А ты почему стоишь?” Обезьяна: “Так что мне, разорваться что ли?“ [2] Прихо­дит чебурашка в магазин, спрашивает: “У вас липисины есть?” Продавщица ему отвечает: “Не липисины, а апельсины” и прогнала его. Чебурашка снова приходит в

БУКВАРЬ - книга для первоначального обучения грамоте, усвоения чтения и письма.

Первые русские печатные буквари появились в XVI в. Букварь Ивана Фёдорова был напечатан в 1574 г. в городе Львове. Букварь состоял из азбуки, небольшого курса грамматики и содержал материалы по начальному обучению счёту. Бук­вари того времени были одновременно и учебником и книгой для чтения с текстами религиозно-нравственного содержа­ния. Позднее в буквари добавляются сведения по истории, географии и математике. В 1694 г. в Москве был издан иллюстрированный букварь Кариона Истомина. Предназначая свой букварь детям, Истомин стремился сделать его занимательным: в букваре были даны предметные картинки, названия кото­рых начинались на изучаемую букву (Д - дверь и т.д.). С XVI в. до конца XVIII в. в России было издано 19 раз­личных букварей. В 1864 г. К.Д. Ушинский выпустил книгу «Родное слово», содержащую «Азбуку» и «Первую после азбуки книгу». В 1875 г. была издана «Новая азбука» Л. Н. Толстого.

О 1910-х гг.: «Устюшка сидела прямо, вытянув перед собой босые, худенькие, почти чёрные от загара и грязи ноги. Она сняла с головы белый головной платок… и старательно разглаживала его мятые уголки… Я открыла букварь. “Ну, гляди теперь сюда!”» (Игумнова, 1957, 12).

После 1917 года выпускалось немалое количество букварей для первоклассников. Буквари существенно менялись по содержанию, в методах подачи учебного материала, в оформлении.

О букваре нач. 1920-х гг.: «А вот букварь деда Матвея, старый букварь, самый первый наш букварь…, букварь, с которого отсчёт нового времени начался… Смотрят - и перед ними открываются страницы истории… Рабочий, бьющий молотом по наковальне - искры звездочками разлетаются; красноармеец с метой, метущей толстых клопов в чёрных фраках - летят горбоносые и толстопузые в пропасть!» (Шаповалов, 1986, 107).

О нач. 1940-х гг.: «Мне теперь не до игрушек - / Я учусь по букварю, / Соберу свои игрушки / И Сереже подарю» (Барто, [1944] 1969-1, 244).

О нач. 1940-х гг.: «Коля кончил писать очень скоро. “Ух, - сказал он, - насилу дописал до точки. А еще надо прочитать в букваре целых пять слов”» (Гернет, 1945);

О нач. 1950-х г.: «Прошёл ноябрь, / декабрь, январь - / И одолели мы / букварь» (Барто, [1954] 1969-1, 250).

О начале 1950-х гг.: «Галин портфель / Не велик и не мал: / Лежат в нём задачник, / Букварь и пенал…» (Баруздин, [1954], 1976, 128).

О середине 1950-х гг.: «К дню седьмого ноября / Мы прошли полбукваря» (Татьяничева, 1959, 4);

О середине 1950-х: «Я [1949 г.р.] помню, как мы с дедушкой ходили на поклон к некоему деревенскому грамотею Цареву, и за платочек яичек (бабушкин головной коленкоровый платок) мы купили там у Царева “Букварь”» (Ивеншев, 1999, 45).

О конце 1950-х гг.: «“У меня букварь лишний есть, - Сказал Вовка. - Один букварь мне папа купил, другой мама. Хочешь, я тебе дам букварь?”» (Голявкин, 1960, 6).

О 1965 г.: «Я пошла в 1 класс в 1965 году в Новокузнецке… Была… в портфеле тряпичная, сшитая мамой касса букв и слогов и первые учебники - “Букварь”, “Арифметика”» (Политова, 2006, 3).

«С 1965 г. советские школьники в русских школах обучаются грамоте по букварю, разработанному Академией педагогических наук СССР. В работе над букварём принимали участие видные советские писатели и художники» (Денисова, 1978, 62-65).

О Челябинске в 1981 г.: «Я пошел в школу в 1981 году. 1 сентября строгая учительница в очках выдала каждому малышу первый учебник - букварь. Синие обложки, оранжевые большие буквы. Незатейливые тексты. Простенькие картинки. Наверное, таким и должен быть первый учебник. Много я прочел с той поры книжек, но тексты из букваря помню и сейчас. “Ма-ма мы-ла ра-му”, “У Ма-ры ша-ры”, “На, Ма-ша, мяч”. И последнее стихотворение учебника “Прощание с букварем”: “Беру букварь в последний раз, / Несу букварь в просторный класс. / И дорогому букварю я говорю: “Благодарю!” / Ты книга первая моя, теперь читать умею я. / На свете много книжек есть, все книги я могу прочесть!”» (Иванов, 2007, 10).

БУКВЕННАЯ касса - см.: Касса букв и слогов.

«БУКСИР» - об успевающем ученике, которому поручено «вытянуть» ученика отстающего.

«Буксир… Канат или стальной трос, на котором одно судно тянет за собой другое (применяется и в отношении других средств передвижения)… В переносном выражении. Брать, взять на буксир - помогая своим опытом отстающему, руководить им, чтобы додиться выполнения задания» (Словарь, 1950-1, 680).

О нач. 1930-х гг.: «…Мои “литературные способно­сти” навечно приговори­ли меня к стенгазете. В младших классах это был “бюллетень”… После… будет настоя­щая стенгазета… Пока что кроме “бюллетеня” на мне висит “буксир”. “Буксир” - это шефство успевающих учеников над отстающими, которых надо “вытягивать”. У меня “на буксире” Тася А. Я обязана научить её хорошо читать, поскольку усилия [учительницы] недостаточны. Тася великолепно бегает на коньках…, поэтому я решаю начать свою шефскую миссию с чтения лю­бимой мною книги… “Серебряные коньки”. За два месяца занятий мы одолеваем разве что пять-шесть страниц...» (Лупанова, 2007, 49-50).

О конце 1950-х гг.: «“Нет, ты все же скажи - куда ты спешишь?” - спросила мама. “Мне надо пойти к Лешке”. “Ему необходимо пойти к Лешке, - отозвался папа. - У них свидание. Они давно не виделись”. “А вот и не свидание. Я иду заниматься. Я должен помочь ему по русскому”. “Он должен взять Лешку на буксир, - сказал папа. - Он ведь у нас большой активист”. “Знаем мы эти буксиры! - рассердилась мама. - Он идёт гонять мяч”» (Шатров, 1961, 48).

О 1970-х гг.: «Светка продолжала: “Ребята, кто возьмется помочь Гуляеву по алгебре? В четверти у него намечается двойка”. Все молчали… И вдруг... вдруг кто-то на последней парте совершенно спокойно, как будто разговор шел о дежурстве в столовой, сказал: “Я могу помочь Гуляеву...” Голос принадлежал Наташке Сизовой… Игорек Самсонов, мой друг и сосед по парте, ехидно заметил: “Все ясно!” Я толкнул его под партой коленкой и сказал: “Я в буксирах не нуждаюсь!”… “Я уроки делал. Ко мне “буксир” прикрепили,- объяснил я и пошел в ванную. “С кем это ты занимался?” “С одной девчонкой. Ты ее не знаешь!”… “Ой, девчонки! - воскликнула за моей спиной одна из подруг Виолетты. - Он же к Сизовой ходил. К нему “буксир” прикрепили… Забыли?”… “Из класса мы вышли вместе с Виолеттой. Сизова прошла мимо, даже не посмотрев в мою сторону. Я понял, что “буксир” мне больше не угрожает... “А контрольную она тебе списать дала?” “Я сам решил”. “Правда? - удивилась Виолетта. - А она-то воображает, будто четвёрка из-за буксира”» (Ампелонов, 1980; 18, 20, 26, 28).

О нач. 1980-х гг.: «У пятого “Д” было только одно несчастье: второгодник Вахрушев… ...Пионерские отряды школы яростно соревновались (…победители в зимние каникулы поедут в Москву). Ах, как пятый “Д” хотел в Москву, а… Вахрушев… превращал эту желанную поездку в несбыточную мечту… Конечно, с Вахрушевым боролись: и совет отряда с ним толковал, и “буксир” к нему прикрепили, и родителей классная вызывала. Но всё напрасно… Родители в школу не явились, от “буксира” Вахрушев бегал, а после того как мальчики пятого “Д”… отлупили его за школой и пригрозили, что ещё и не так дадут, если будет тянуть доблестный пятый “Д” в отстающие, Вахрушев… не просто получал двойки - теперь он получал их с наслаждением! И никто ничего не мог с ним поделать» (Соломко, 1984, 37).

Ср.: «Прикреплять, прикрепление, прикреплённый».

БУЛАНОВА - Татьяна Буланова (р. 1969), российская эстрадная певица.

О девочке 9 лет в 1994 г.: «С песнями Татьяны Булановой я впервые столкнулась в 1994 году, в частности, с её песнями “Колыбельная” и “Карта”. Мне

особенно запомнилась её манера исполнения этих песен - она всегда плакала при этом» (027)

О мальчике 14 лет: «Буланова Татьяна - известная певица, любил смотреть ее по MTV в 1996-1998 гг.» (083).

БУМ - «брус, горизонтально укреплённый на двух стойках, для гимнастических упражнений (Словарь, 1950-1, 686); «гимнастический снаряд - брус на двух стойках» (Ожегов, 1972, 60); «горизонтально расположенное на двух вертикальных опорах бревно для занятий спортивной гимнастикой…» (НСИС, 2005, 174).

О первой половине 1930-х гг.: «На уроках физкультуры дела у меня шли просто отлично: я… без стра­ховки ходила по буму…» (Лупанова, 2007, 51).

О 1950-х гг.: «На уроках физкультуры он был предметом общих насме­шек. Когда ему предлагали пройти по буму, ребята уже заранее начинали хихикать. Он делал несколько трудных шагов потом вдруг терял равновесие, беспомощно хватался руками за воздух и, наконец, с грохотом спрыгивал на пол. Через “коня” ему тоже не удавалось перепрыгнуть» (Яковлев, 1964, 14-15).

О конце 1960-х - начале 1970-х гг.: «…Я сидел в нашем дворе на буме и болтал ногами… Первым появился Семка. Мой друг… не спеша приблизился ко мне и уселся рядом на буме. Мы заболтали ногами вдвоем… И тут во дворе появился Горох…: “Вижу, свои парни сидят на буме и грустят…”, - пробасил Колька… Горох уселся на буме, и мы заболтали ногами втроем… “Так все лето и просидим на буме?” - спросил Колька, которому уже надоело болтать ногами» (Машков, 1974).

БУМАЖНЫЕ куклы - см.: Куклы, Куклы бумажные.

«БУМЕРАНГ» - ежемесячный цветной иллюстри­рованный журнал для подростков, выходит с 1991 г.. Тираж в 2000 г. - 8,5 тыс. экз., в 2003 г. - 7 тыс. экз.

В «сблокированном» (№№ 3-12 за 1992 г.) номере журнала «Ступени» («Журнал для всех, кто работает с детьми и подростками») редакция выступила со следующим сообщением: «Акционерное общество “Молодая гвардия” учреждает вместо “Ступеней” журнал “Бумеранг”… С “Бумерангом” - приложением к “Ступеням” многие из вас знакомы. Появившись на свет в июле прошлого года, наш юный “Бум” сумел вдвое увеличить тираж даже в условиях лимитированной подписки. И теперь, становясь самостоятельным журналом для тинейджеров, он сохранит лучшие свои традиции… Читатель! Ты держишь в руках последний номер журнала “Ступени”… Но мы не прощаемся с вами. Потому что преемник “Ступеней” - журнал “Бумеранг“ уцелел! И не только уцелел - стал ежемесячным и прибавил в тираже. Его тираж по подписке на 1992 год - почти сто тысяч экземпляров. Неплохо для начинающего издания! “Бумеранг” - практически единственный иллюстрированный журнал для подростков, который пишет о темах, их интересующих языком, им понятным, без назидатель­ности и излишней сухости… В прошлом году подписка на “Бумеранг” была ограничена, но сейчас все преграды сняты. Информация со всего света, музыка, видео, техника, первые уроки бизнеса, любовь, переписка, переводы зарубежных бестселлеров и просто хорошая лит-ра детских и взрослых писателей - за нами. За вами - сходить… на почту и оформить подписку».

Разделы журналы «Бумеранг» в 1990-х - начале 2000-х гг.: «Музыка», «Видео» (о кино и видео), «Мультимедиа» (компьютерные игры), «Человек» (путешествия, приключения), «Любовь», рубрика «Друзья по переписке». Объем - 48 страниц.

БУРА - зимняя игра.

О нач. школе в 1946 г.: «Если хочешь орать и носиться, пробирайся в подвал или иди на двор играть в догонялки или в буру (это когда гоняют валенками застывшее яблоко конского помета и стараются попасть друг другу по ногам)» (Крапивин, 1986, 31).

«БУРА» - игра в карты.

О подростках в 1960-х - 1970-х гг.: «В подъезде Венькиного дома, у подоконника, играли в “буру”, и Лешка присоединился. “Может, на “лошадь” сыграем? - спросил Паром. “На чего?” “На “лошадь”. Проигравший возит выигравшего. А?” “Как возит?” “Ну так, на себе”. “Годится!” - Лешке было море по колено. За десять минут он проигрался в прах и стал “лошадью” Парома на четыре дня» (Ионин, [1983] 1988, 101).

О старшеклассниках в конце 1970-х гг.: «Все почтенные мамаши считали Колю “шпаной”. Но на самом деле он был неплохим парнем. Нас сроднило безделье. Мы играли в карты и иногда ходили на футбол. Коля научил меня играть в “секу” и «буру”, а на стадионе мы вместе орали что было сил: “От Москвы до Гималаев король воздуха - Дасаев!”» (Шахназаров, 2001, 11).

БУРАТИНО - герой повести А. Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино».

«Лучшие чувства читателя отданы герою повести - Буратино. Нет ни одного советского школьника, который не знал бы этого имени. Буратино стал постоянным вдохновителем детских игр и самодеятельных спектаклей… Образ Буратино - творческая удача А.Н. Толстого. Удача эта прежде всего в том, что автор сумел сделать сказочный образ живым и совершенно реальным. Для маленького читателя Буратино не просто деревянная кукла, а живой мальчик, сверстник, товарищ, единомышленник. Буратино - образ народный и глубоко современный... Толстовский герой - ближайший родственник драчуна и бунтаря Петрушки… Но этот переживший столетия Петрушка предстал перед нами на страницах толстовской повести как носитель великих идей современности, идей справедливости и коллективизма» (Привалова, 1955, 47-48).

«Почему дети так хорошо знают и помнят Буратино? Именно потому, что этот деревянный человечек особенный. Его ни с кем не спутаешь. В нем есть всё - и хорошее и плохое. Он подвел папу Карло, притворив­шись мертвым, а потом… старается хоть один вечер его не огорчать. Отчаянно ссорится с Мальвиной, но выручает её… И в хорошем, и в плохом это он - Буратино, а не кто-нибудь другой. Стоит напомнить детям о Буратино, как они оживляются. “Ух, какие у него смешные проделки!” - говорят ребята, когда просишь их рассказать о Буратино» (Лифшиц, 1964-2, 127).

О 1950-х - нач. 1960-х гг.: «Нет, наверно, ни одного ребенка, чьим близким другом не стал бы Буратино» (Рубашкина, 1964, 138).

О вт. пол. 1960-х гг.: «Шести- и семилетним детям хо­рошо покупать… игруш­ки, изображающие героев зна­комых сказок (например, Айболит, Крокодил, Буратино, Чиполлино)» (СВ, 1967, 99).

О 1950-х - 1980-х гг.: «“Золотой ключик” давно уже не только книга, Буратино давно не “литературный герой”. Живет себе на свете такой славный народ - дети, и Буратино превратился в его “национального” героя. Буратино стал абсолютным и универсальным символом детства. Мы привыкли к этому и уже не замечаем, что весь наш быт (особенно - детский) переполнен образами сказки, вернее - образами, перешедшими из разряда сказочных в разряд общекультурных» (Петровсикй, 1986, 220).

Игрушечный Буратино.

О начале 1970-х гг.: «Лилька - подружка моя, она меня кусала ежедневно, и я, укушенная, с диким рёвом ломилась в запертые двери… Бабушка… вытирала мне сопли и слезы и неслась скандалить с Лилькиной матерью. Мать лупила Лильку нещадно… Вечером приходила Лилькина мать и дарила мне какую-нибудь игрушку, она работала в детском саду и таскала Лильке и мне игрушки - я их помню. Пластмассовые Буратино, обезьянка, медведь» (Волченко, 2006).

«БУРАТИНО» - 1. Краткое (разговорное) название книги «Золотой ключик, или Приключения Буратино».

«БУРАТИНО» - 2. Сладкий газированный напиток.

О 1970-х гг.: «“Купи мне “Буратино””, - потребовала [Катька] и уселась на парапет… Катька… будет гулять по посёлку… и бесплатно пить “Буратино”… …Наслаждались приторным, карамельным, обожаемым лимонадом “Буратино”» (Макаров, [1979] 1981; 183, 185, 191).

О Москве в 1983 г.: «Всё было сегодня хорошо. Несколько удивив даже Стелу, Леня расставлял на столе “напитки”: яблочный сок, виноградный сок, “Буратино”, “Лимонад” и еще какую-то югославскую штуку вроде пепси-колы» (Иванов, [1984] 1992, 122).

БУРКА (у мальчиков) - см.: Черкеска.

БУРКИ - «высокие войлочные сапоги, по швам и краям окантованные полосками тёмной кожи для защиты от влаги, а также для контраста со светлым войлоком. Названы по ассоциации с войлочным плащом-буркой. В России вошли в обиход в годы первой мировой войны как зимняя офицерская обувь, затем перешли в повседневный быт. Мужские, женские и детские бурки украшали пряжками, шнуровкой, женские делали на каблуках. Бурки вышли из моды в конце [19]50-х гг.» (Терешкович, 1999, 36-37).

См. описание бурок в тексте, описывающем быт Москвы середины 1940-х гг.: «Так, однажды была обнаружена безнадёжная порча тогдашней обуви - стёганых тряпичных сапог с ватином, которые почему-то называли “бурки”, собственно, ватники для ног. Бурки использовалась с осени до весны и вместе с галошами исправно служили по несколько месяцев даже при интенсивном использовании. Благо, воспроизводство их было возможно в домашних условиях, эта обувь как бы не была единственной».

См. также текст о г. Свердловске в 1941-1942 гг.: «[Этот человек выглядел] в смысле одежды лучше всех остальных. Серый каракуль на голове и вокруг шеи, на ногах белые войлочные сапоги, “бурки”, как называли их в те военные, а для нас тыловые годы. …Тот, в “бурках”, работал в облпотребсоюзе”» (Шевелев, 1990, 5).

О 1941-1945 гг.: «Девочки переулками спустились на лед реки…. На голубоватой коже льда темнели раны-полыньи… Стёганые бурки на ногах у девочек скоро промокли, отяжелели, но они не беспокоились - всегда ходили с мокрыми ногами» (Гуссаковская, 1974, 144).

О 1956 г.: «Бурки! Кто помнит бурки? Это были такие сапоги из белого войлока. Края голенища прострочены через кожаную ленту, головки и пятка кожаные. Шикарная обувь. Откуда такое название - “бурки” - непонятно. Возможно, с Кавказа - там на плечах носили бурку, тоже из войлока. Бурки были, мне тогда казалось, у каждого: у папы, у мамы…, у меня - хотя я только недавно научился ходить» (Киршин, 2002).

БУРСА - «Доревол. 1. Мужское духовное училище с общежитием, ученики которого находились на казённом содержании… Устар. Общежитие при мужском духовном учебном заведении; помещение общежития… 2. Собир. Воспитанники бурсы, бурсаки» (Словарь, 1950-1, 700-701); «В России ХVIII - первой половины ХIХ в. - общежитие при духовных учебных заведениях (семинариях, училищах), в которых воспитанники содержались на казённый счёт; позднее - учебные заведения такого типа. Ученики отпускались домой из бурсы до пяти часов воскресенья. Помяловский, Очерки бурсы. 10 лет его отдали в бурсу и, стало быть, к битью воспитателей и соседей прибавилось ещё битьё училищное, школьное. Глеб Успенский. Ф.М. Решетников» (Словарь, 1991-1, 831-832).

«Суровый режим, телесные наказания, грубые нравы, характеризующие бурсу России первой половины ХІХ в., описаны Н.Г. Помяловским в “Очерках бурсы”» (ПЭ, 1964-1, 288).

БУРСА - 2. Неофициальное название мужского учебного заведения.

О начале 1920-х годов: «…Великовозрастники затеяли “малу кучу”, пере­шедшую в приюты еще из бурсы. Заключалась она в том, что кого-нибудь сбивали на пол, на него навали­вали второго, четвертого, седьмого, а остальные, разогнавшись, прыгали на самый верх» (Авдеев, 1971, 26).

В цитируемом ниже отрывке речь идёт о 1944 годе, в это время было введено раздельное обучение мальчиков и девочек. Следовательно, под «бурсой» подразумевается, скорее всего, мужская школа.

О Ленинграде в 1944-1946 гг.: «До войны школа, в которой учился Валька, находилась в соседнем доме, но в блокаду её разбомбили, а в зданиях других ближних школ теперь размещались госпитали, была одна действующая школа не так далеко, но - женский “монастырь”, а вот до их мужской “бурсы” бегать было далековато… …Во время войны в городах мальчики и девочки учи­лись в раздельных школах…. Иногда, возвращаясь после занятий из своего девичьего “монасты­ря”, они проходили мимо мальчишеской “бурсы”, в садике возле кото­рой мальчишки играли в футбол…» (Васильев, 1985; 6, 52).

БУСЫ - «Украшение в виде нити с нанизанными на неё в зёрнами из стекла, камня и т. п. (обычно шаробразной, округлой или иной формы)» (Словарь, 1991-1, 835).

«В западно- и южнорусских губерниях… одним из маркеров принадлежности к женскому полу… непременно были серёжки: в 6-7 лет девочке протыкали уши и надевали “пушки” - круглые шарики из гусиного пуха… Кроме серёжек девочки-подростки могли носить и другие украшения, обычно самодельные и недолго­вечные: так, бусы чаще всего представляли собой нанизанные на нитку ягоды…» (Мадлевская, 2006-1, 236).

О перв. пол. 1950-х гг.: «…Позапрошлый год ребята оборвали на [рябине] все ветки с красными ягодами. Девчонки делали себе бусы, мальчишки жевали терпкие… ягоды..» (Гофф 1956, 180).

БУТСЫ - «Специальные ботинки для игры в футбол (из толстой кожи, с кожаными шипами на подошве, тупоносые и на низком каблуке)» (Словарь, 1950-1, 707); «Ботинки для игры в футбол с небольшими выступами на подошвах, препятствующими скольжению» (Словарь, 1991-1, 836).

О 1923 годе: «Пропустив толстуху, [беспризорник] Карлик несколько шагов прошёл вслед за ней и, улучив момент, ловко загрёб ее ногу своей разбитой бутсой. Толстуха вскрикнула и рухнула на мостовую» (Соловьев, 1967, 128).

О Москве в 1930-е гг.: «За водой девушки ходили к колодцу тёти Маруси Нарядниковой - кладовщице спортинвентаря. Ещё до войны услугами стадиона [Юных пионеров] пользовался рыжий мальчик Вася Сталин, он брал футбольный мяч и бутсы, тётя Маруся поила его чаем» (Супонев, 2000, 16).

О 1935-1937 гг. на Украине: «Постоянно соревновались по всем доступным видам спорта с другими городски­ми командами школьников. Особенно мы ра­довались, когда побеждали зазнаек из “дома социализма”, в котором жила верхушка города: руководители райкома и горкома партии, горисполкома и т.д. У них было прекрасное оснащение: великолепные футбольные и во­лейбольные мячи, бутсы. Относились мы к ним как к “буржуям” - не любили» (Цидильковский, 1996, 131).

О середине 1940-х гг.: «Директор сказал, что все воспитанники детских домов очень дороги рабочим завода; краснооктябрьцы благодарят нас за посещение и дарят свои скромные подарки. Мы стали обладателями трикотажных спортивных маек, бутсов, готовален, шахмат, шашек, настольных игр, коробок с разноцветными нитками для вышивания и многих книг» (Шмерлинг, 1959, 222).

О первой половине 1950-х гг.: «Ходили мы тогда по последней моде деревенской пацанвы: в форменных галифе, которые привозили со срочной службы старшие братья и родственники, и в кирзовых сапогах. Летом свирепствовала мода на футбольные бутсы - в футбол в те времена играли на всех переменах» (Пряхин, [1981] 1986, 7).

О Москве в 1983 г.: «Стела придумала, что на ярмарке в Лужниках продаются футбольные бутсы тридцать пятого размера, а это Ванькина мечта, и деньги давно уже выпрошены у родителей. Только тридцать пятых бутс не бывает. Даже на всесоюзных соревнованиях “Кожаный мяч” младшие играют в кедах - это она специально проверила по телевизору. Но Ваньке не

докажешь - мечта. И вот теперь она его живо отправила на ярмарку» (Иванов, [1984] 1992, 136).

«БУТЫЛОЧКА», играть «в бутылочку» - игра на поцелуи.

О конце 1950-х гг. О девочке и мальчиках-подростках 12-15 лет во время вечеринки: «“Вы какие-то скучные, с вами не повеселишься. А может, в бутылочку сыграем?” - “Сейчас дам как!”» (из фильма 1961 года «Без страха и упрёка»; сценарий Семёна Лунгина, Ильи Нусинова; постановка Александра Митты).

О середине 1970-х гг.: «…Настало лето, когда… подростковая компания начала обрастать девицами, без них они скучали…, с удивлением замечая, что ябеды девочки, с которыми мальчики играли, когда им было по десять лет, в “бутылочку” и “кис-мяу”, после чего наскучили друг другу и на несколько лет разошлись…, - снова оказались важнее всего на свете» (Варламов, 2000).

О середине 1970-х гг. «…В целомудренном и строгом Чагодае… подростки начинали играть в “бутылочку” с двенадцати лет…» (Варламов, 2000, 5).

О девятиклассниках 1970-х гг.: «Постепенно заскучавшие одноклассники перебирались в Кузину комнату, где яростно вертелась на полу бутылка, соединяя довольных девятиклассников в це­лующиеся, по условиям игры, пары. “Темнота - друг молодежи”, - торжественно провозглашал Макаркин, щёлкнув выключателем и поставив горящую свечку» (Маркова, [1979] 1984, 31-32).

О 1970-х - 1980-х гг.: «“… Все играющие садились по кругу, в середину помещается бутылка. Один из играющих раскручивает бутылку. Когда она останавливается, все смотрят, на кого обращено горлышко. Крутящий целует того, на кого указала бутылка. Затем бутылку раскручивает тот, кого целовали. В более старшем возрасте это правило мы немного изменяли. Если получалось, что надо целовать играющего своего же пола, то целовали по часовой стрелке первого играющего противоположного пола».

Игра в бутылочку нередко является первым опытом поцелуя для участников, поэтому в этой игре вводятся смягчающие условия: целоваться через полотенце, через подушку, через марлю, через носовой платок, через бумажный лист, только в щечку, в темноте, выходя в другую комнату и т. д.: «“Учась в классе 7-м, мы на наших школьных вечерах начали играть в “бутылочку”. Сначала в момент поцелуя выключали свет, затем эти “двое” выходили в другую комнату, а потом при всех”; “В “бутылочку” играли… на днях рождения… На первых порах обычно “целовались” через подушку. Затем подушку заменил бумажный лист. Кто стеснялся, посылал воздушный поцелуй или целовал руку…”; “Игра “бутылочка”. Проводили её в тёмном помещении… Сам процесс поцелуя в разные годы обставлялся по-разному. Сначала мы целовались через подушку, потом через марлю, потом - через носовой платок, в лоб или щеки…”; “Когда я была во втором классе и лежала в больнице, с ребятами из 7-го класса играли в бутылочку в палате, когда медсестры уже спали. Но целовались строго через полотенце”. Для некоторых девочек-подростков поцелуй именно при игре в “бутылочку” становится важнейшим символически-“переходным” действом: «В эротическую игру “Бутылочка” я научилась играть в лагере в 1983 году…. Старшие ребята 12-15 лет запирали в комнате дверь, зажигали свечу. Все это было так таинственно, даже страшновато…. Эта игра для меня тогда означала все на свете, что может испытывать женщина. Пригласили… меня старшие ребята играть. Я сразу стала на голову выше своих ровесников (мне было тогда 13 лет)…. Первый поцелуй у меня был именно благодаря этой игре. Поцелуи были раньше, но почему-то я сразу подумала: вот он, первый поцелуй… Этот поцелуй положил начало моей первой дружбе и любви”» (Борисов, 2002, 168-169).

О Санкт-Петербурге в 1994 г.: «…У меня не было возможности об­щаться со сверстниками. Я сидела дома, была ограничена в своем общении: за мной постоянно следила личная охрана - так было положено по папино­му положению. …Мне в 13 лет хотелось пойти с ребята­ми на чердак - поиграть в “бутылочку”, а вместо этого должна была идти на урок музыки или в балетную шко­лу, да ещё и с двумя охранниками…» (Собчак, 2004, 16).

О 1995-2000 гг. в с. Мехонском: «В возрасте 12-17 лет мы очень любили играть в “бутылочку”. Для этого мы брали стеклянную бутылочку, садились вокруг неё. Играли и мальчики, и девочки. Было интересней, когда всех было поровну. Затем кто-нибудь крутил бутылку, и на кого показывало горлышко, должен был с тем поцеловаться. Если девочке выпадала девочка, то они должны были обняться, если мальчику выпадал мальчик, то они должны были пожать друг другу руку. Если девочке выпадал мальчик или наоборот, то они должны были поцеловаться. Вначале, когда ещё только научи­лись играть, целовались в щёчку, потом, будучи стар­шими, в губы, очень быстро и почти незаметно» (509).

БУФЕТ в учебном заведении - небольшая закусочная в школе преимущественно с холодными закусками, выпечкой и напитками.

О 1915 годе в частной гимназии: «На большой… перемене надо было позаботиться… о завтраке. В том же зале, где мы по утрам пели молитвы, был буфет, где за несколько копеек можно было купить либо пирожок, либо бутерброд с колбасой, либо горячую котлетку. Стакан сладкого чая стоил копейку. Так что на мои 15 копеек я кормилась отлично…» (Панова, 1980, 38-39).

О 1940 г.: «Лёшка... не мог равнодушно пройти мимо… тётки, торговавшей неподалёку от школы леденцовыми петухами на палочках. На этих петушков он тратил все деньги, полученные на завтрак в школьном буфете» (Сиснев, 1973, 16).

О нач. 1950-х гг.: «В буфете. Школьники пришли в буфет / Во время переменки: / “Мне, пожалуйста, конфет!” “И мне, пожалуйста, конфет!” “А кому же винегрет / И молоко без пенки?” Галя в очередь встаёт, / Галя деньги достаёт, / Покупает горсть ирисок - / набивает ими рот. / Закрывается буфет / После переменки / Но конфет в буфете нет, / А остался винегрет / И молоко без пенки. / Весь кондитерский запас / Перебрался в первый класс» (Баруздин, [1954] 1976, 131).

О женской школе в 1953-1954 гг.: «В коридорах стояла тишина. За дверями классов шли уроки. Блестящий паркетный пол, выложенный коричневыми ромбиками, был очень звучным… На втором этаже в буфете полная женщина в белом халате делала бутерброды» (Дик, 1956, 12).

О середине 1950-х гг.: «[Ребята] по очереди дежурят в школьных буфетах и столовых» (Хотиловская, 1959, 33).

О середине 1950-х гг.: «…Ребята… загалдели и повалили к дверям…, чтобы поскорее выскочить в коридор и кинуться к буфету» (Давыдов, 1958, 95).

О конце 1950-х гг.: «“Я новенький…” - ответил ученик… Нянечка не только разрешила войти ученику в школу - она… показала ему пятый класс “А”, где он будет учиться… Когда они шли обратно, нянечка показала новому ученику школьный буфет» (Карпенко, 1962, 9-10).

О селе Альменево Курганской области в 1958-1968 гг.: «На переменах между уроками (обычно на большой перемене после третьего урока) ходили в буфет. Перекусывали, например, пончиком с повидлом и компотом или чаем. Пончик стоил 5 копеек. Поэтому 10-15 копеек вполне хватало, чтобы пообедать» (018, опрос женщины 1951 г. р.).

О конце 1970-х гг.: «Старая школа. Света…, подходит к Тане: “Танечка! Пойди в буфет, купи мне пирожок, только не с мясом, с мясом я не люблю”… Вот сейчас Таня спросит: “Что с тобой, Света? Проголодалась? Пойди в буфет, он вон там, внизу. Есть и пирожки, и коржики, и печенье “Школьное””... [Таня] берёт эти деньги. Берёт!.. И ноги сами идут к буфету, за пирожками с повидлом… Потом на душе тошно… Чтобы окончательно растворился мутный осадок, Таня и себе купила пирожок в буфете. Стало совсем легко: себе пирожок, и Свете заодно пирожок. Два равных человека проголодались, один из них сходил в буфет. Всё естественно, всё по-дружески. О каких таких унижениях шла речь? Вот ещё глупости» (Матвеева, [1982] 1986; 22, 23, 24).

«ВРЕДНЫЕ советы» - книга Григория Остера.

О конце 1990-х - начале 2000-х гг.: «…Прочно вошли в состав детского чтения Юнна Мориц, Эдуард Успенский, хочешь не хочешь - Григорий Остер с его “Вредными советами”… Бывает… соблазн эксплуатиро­вать найденный приём. Возьмите первые выпуски “Вред­ных советов” - замечательно! А дальше жила иссякает, появляется тот самый стёб» (Яснов, 2006; 29, 30).

ВРУНГЕЛЬ - персонаж книги А.С. Некрасова «Приключения капитана Врунгеля».

ВСЕВОБУЧ - всеобщее военное обучение граждан СССР. Введено в 1918 и перестало существовать в 1923 г. Возрождено в сентябре 1941 г. В составе Наркомата обороны было организовано Главное управление всеобщего воен. обучения. В военных округах и в обл. военкоматах были созданы отделы всевобуча, а в районных военкоматах введены инструкторы. Всевобуч перестал существовать после окончания войны.

О первой половине 1940-х гг.: «...К полудню подводы прибыли в город… Санька с Тимкой пошли на почту. По дороге… заглянули на стадион, где когда-то Санька с отцом смотрели футбольный матч. Сейчас на стадионе в футбол никто не играл, а какие-то парнишки кололи штыками хворостяные чучела. “Они тоже воевать будут?” - спросил Тимка. “Это у них всевобуч, - пояснил Санька. - Они еще пока гражданские”» (Мусатов, [1948] 1971, 43).

«ВСЕГДА готов!» - девиз пионерской организации.

О 1943-1945 гг.: «Надя подняла руку и произнесла негромко, но торжественно: “Ребята! К борьбе за дело Ленина-Сталина будьте готовы!” И пионеры, и те ребята, что стояли вне строя, и даже самые маленькие, что сидели на корпусе самолета, высоко вскинули руки и дружно ответили: “Всегда готовы!”» (Ноздрин, 1955, 145-146).

В Положении о Всесоюзной пионерской орг-ции имени В.И. Ленина, утверждённого Бюро ЦК ВЛКСМ 17 марта 1967 года, говорится: «Девиз Всесоюзной пионерской организации имени В.И. Ленина. На призыв: “Пионер, к борьбе за дело Коммунистической партии Советского Союза будь готов!” - пионер отвечает: “Всегда готов!”» (ПРШ, 1972, 14).

«ВСЕЛЕННАЯ» - школьный предмет.

О 1997 годе в Белоруссии: «В пятом классе в п/о Боровка у нас был предмет “Вселенная”, который включал общие сведения о нашей планете. Я изучала его только в пятом классе (потом я переехала в другой город). Мне запомнились такие темы, как: “Общее представление о природе”, “Наша галактика” и тема, связанная с количеством материков на планете. Это был очень трудный предмет. Преподаватель был строгий. Помню, когда меня спросили о солнечной энергии и ветряных мельницах, я не смогла ответить, так как неточности при ответе не допускались, и я весь оставшийся урок проплакала (из-за этого меня выгнали из класса). Дневник у меня забрали, но двойку не поставили» (017).

«ВСЕЛЕНСКАЯ смазь» - в среде мальчиков-подростков: оскорбительное прикосновение рукой к лицу (движение рукой по лицу); вероятно, то же, что Смазь.

О конце 1860-х - 1870-х гг.: «Со всей доступной мне детской силой я кинулся на Бобкова; но последний не был застигнут врасплох: он был и старше, и несравненно сильнее меня. “Ах, несчастный!” - говорил он, одной рукой скручи­вая мне назад руки, а другой делая моему лицу вселен­скую смазь!.. Давным-давно позабыты все мелкие огорчения ранней школьной жизни - тычки, удары и вселенские смази. (Якубович, 1989; 121, 122).

О конце 1920-х гг.: «Я остался на улице, у незнакомого подъезда, что было уже достаточно неуютно: по мальчишескому кодексу тех лет любой сопляк, обитающий в этом доме, мог турнуть меня отсюда… Отвлек меня от гибельных мыслей мальчишка, рисовавший что-то углем на тротуаре. Он был мал ростом и возрастом, дошкольник, мелкота с большой головой на хилом тельце… Если б такой задрался, то получил бы “вселенскую смазь”, несмотря на всё моё уважение к кодексу уличной жизни» (Нагибин, 1998).

О 1940-х-1990-х гг. в Ленинградском нахимовском военно-морском училище: «…С позапрошлого века до начала ХХI сохраняется кадетский набор проступков и шалостей: “давить масло”, устраивать “кучу малу”, “смазь вселенскую”, делать “конверт” (подворачивать простыни в постели товарища)…» (Зиновьева, 2003).

«ВСЕЛЕНСКИЙ хай» - разновидность гимназического бунта. См. отрывок из повести Л. Кассиля, посвященный школе 1917 года: «Вселенский хай был изобретён уже давно. Это была высшая и чудовищная форма гимназических бунтов. Вселенский хай объявлялся прежде всего лишь в крайних случаях, когда все иные методы борьбы с начальством оказывались бесплодными. При мне в гимназии он еще ни разу не проводился. Лишь изустные гимназические легенды хранили память о последнем вселенском хае. Он произошел в 1912 году, когда исключили из гимназии трех инициаторов расправы с директорским швейцаром. Швейцар фискалил на учеников; его расстреляли тухлыми яйцами. Итак, троглодиты решили объявить великий всеобщий вселенский хай. Командовал хаем Биндюг… Школа в это утро застыла в недобром благочинии… После звонка бурный всегда коридор сразу иссяк… У нас первым уроком был русский язык. …Учитель Мелковский с опаской заглянул в класс. Едва он показался в дверях, как троглодиты… взвились… и застыли над партами. Человекообразные и Степка даже запоздали… “Что вы?.. Садитесь, садитесь”, - замахал рукой учитель… Перед ним вырос дежурный с классным журналом в руках, и растерявшийся педагог услышал, словно в “добрые” гимназические времена, дежурную скороговорку. “В классе отсутствуют... - читал Лабанда, - в классе отсутствуют: Гавря Степан, Руденко Константин, Макухин Николай...” И он прочел фамилии всех внучков. “Стой! Ты чего?!” - вскочили “отсутствующие”. - Какого черта! Мы здесь!” “Сейчас начнете отсутствовать, - нахально сказал Биндюг. - Троглодиты, считаю хай открытым!” - И, засунув два пальца в рот, Биндюг засвистел… За стеной тотчас же отозвался свист нашего класса “Б”. Затем по коридору раздались еще восемь свистков, и в школу ринулся грохот. Уроки были сорваны. Внучков волокли за ноги, выкидывали в дверь, швыряли через окно. Шелестя страницами, летели учебники… Девочки организовали “детский крик на лужайке”. В классе шло чернилопролитие. По коридору… несли классную доску. “Всем, всем, всем! - было написано на доске. - Долой к черту человекообразных внучков!...” Через пять минут в школе не осталось ни одного человекообразного. Патрули троглодитов охраняли выходы. Парты встали на дыбы. Начался Всеобщий Великий Вселенский Хай» (Кассиль, 1935, 196-199).

«ВСЕМИРНЫЙ следопыт» - ежемесячный иллюстрированный журнал путешествий, приключений, фантастики, охоты; один из лучших историко-литературных приключенческих журналов в СССР для подростков. Выпускался в 1925-1932 гг. акционерным издательским обществом «Земля и Фабрика» (Москва-Ленинград).

Воспоминания известного отечественного ученого, члена-корреспондента Академии Наук СССР Иосифа Самуиловича Шкловского (1916-1985) свидетельствуют о том, что в его жизни чтение журнала «Всемирный следопыт» сыграло важнейшую, фактически судьбоносную роль. О конце 1920-х - начале 1930-х гг.: [В конце 1946 - 1947 гг.] передо мной вдруг наконец-то открылся мир - таким, каким он казался в детстве, когда я в своем маленьком родном Глухове замирал в ожидании очередного номера выписанного мне волшебного журнала “Всемирный Следопыт” с его многочисленными приложениями. Читая запоем “Маракотову бездну” Конан Дойля или, скажем, “Путешествие на Снарке” Лондона, я был за тысячи миль от родной Черниговщины. Солёные брызги моря, свист ветра в корабельных снастях, прокалённые тропическим солнцем отважные люди - вот чем я тогда грезил…

Глубоко убеждён, что без детских грёз за чтением “Всемирного следопыта”, Лондона и Стивенсона я никогда не сделал бы в науке того, что сделал» (Шкловский, 1990, 35).

О мальчике 8-9 лет в 1928 году в Москве: «Мы долго бродили от киоска к киоску. Отец купил мне книгу Виктора Окса “Среди дикарей” (о Миклухо-Маклае) и несколь­ко старых, уцененных номеров журнала “Всемирный следопыт”. На одном из них, на задней обложке, был изображен огромный пароход с названием (или обозначением порта приписки) Ли­верпуль. Новое для меня слово показалось столь красивым, звуч­но-переливчатым, что я не уставал его повторять про себя. Понравился мне и журнал, заполненный рассказами о неве­домых странах и увлекательных путешествиях. На будущие годы отец выписал мне его вместе с приложениями - собранием сочинений Джека Лондона и тонким, но не менее интересным жур­налом “Вокруг света”» (Федосюк, 2004, 132-133).

О девочке 8-10 лет в начале 1930-х гг. «Раскопки в родительских книжных завалах помогли сделать еще несколько ценных открытий. Так, были обнаружены кипы ста­рых журналов - “Вокруг света” и “Всемирный следопыт”, битком набитых фантастикой и детективами, томики рассказов Честертона, а главное - несколько книжек Аркадия Аверченко. Эти последние стали на долгое время моими настольными книгами. Я читала и перечитывала их, умирая от смеха, пересказывала друзьям…» (Лупанова, 2007, 53-54).

О Ленинграде 1930-х гг.: «Попадалось тогда немало книг дореволюционных, роскошно изданных в “Золотой библиотеке”… Читали журналы “Всемирный следопыт” и “Мир приключений”» (Гранин, 1990-5, 476).

В 2000 году в стране стал выходить ежемесячный журнал с тем же названием. Учредитель - закрытое акционерное общество «Открытые системы», тираж - 22 000 экземпляров. Направление - «научно-популярное геогр. и страноведческое издание для школьников и взрослых».

ВСЕОБУЧ - букв.: всеобщее обучение; обязательное обучение всех без исключения детей школьного возраста в общеобразоват. Школах, дающих определ. минимум знаний. Всеобщее обучение обеспечивается системой гос. мероприятий (законодат. акты об обязательности обучения и т. д.).

В России до 1917 года большинство детей не училось в школе или посещало школу лишь непродолжительное время. В 1913 г. в гимназиях, земских школах и других типах школ учился только каждый пятый ребёнок, причём многие крестьян­ские дети ходили в школу менее одного года. После 1918 г. массовые мероприятия по обучению грамо­те взрослых получили наименование ликбеза. Введение обязат. обучения всех детей с постепенным повыше­нием уровня образования стало называться всеобучем.

В 1918 г. законодательным порядком было введено обязат. бесплатное и совместное обучение всех детей школьного возраста от 8 до 17 лет в школах первой и второй ступеней. Многие школьники бес­платно получали в школе учебные пособия, школьно-письменные принадлежности (тетради, карандаши, ручки) и даже одежду и обувь. Если в деревне, где жил ребёнок, не было школы, то он получал место в интернате при школе в ближайшем городе или селе.

В России в 1925 г. постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР был определён конечный срок введения нач. всеобщего обучения в РСФСР - 1933/1934 учеб. год. В 1930 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О всеобщем обязательном начальном обучении». Принятые меры дали возможность осуществить к 1934 г. начальный всеобуч, то есть все дети в обязат. порядке учились в школе не менее четырёх лет. В это время была проведена реформа школы, и четырёхлетнее образование стало называться начальным, семилетнее - неполным средним, десятилетнее - средним.

К 1940 г. в СССР было введено обязат. семилетнее (неполное среднее) образование. С 1958 г. вместо семилетнего образования законодательно введено обязат. восьмилетнее всеобщее обучение детей от 7 до 15-16 лет, и был намечен переход к всеобщему среднему образованию молодёжи.

О 1950-х гг.: «В школе ему грозили исключением, в милиции - колонией. Но угрозы не пугали его: он хорошо знал им цену. “Нет такого закона. Чтобы человека выгоняли на улицу. Всеобуч! Обязательное восьмилетнее образование!” - не моргнув глазом, отвечал он учителям» (Яковлев, 1964, 47).

В середине 1970-х гг. переход к всеобщему среднему образованию молодё­жи был в основном завершён.

Ист.: Денисова, 1978, 72-74.

ВСЕОБЩЕЕ обучение - см.: Всеобуч.

ВСЕСОЮЗНАЯ выставка детского изобразительного творчества.

«С 1946 г. в стране начали проводиться Всесоюзные выставки дет. изобразит. творчества, которым предшествовали школьные, район., го­р. и респ. конкурсы на лучший рисунок, скульптуру, гравюру. Выставки содействовали… созданию и расширению сети изокружков, изостудий… В дек. 1947 г. в залах оргкомитета Союза советских художников откры­лась Всесоюзная выставка дет. рисунка, на кот. демонстрировались работы школьников всех союзных республик. Гл. тематика работ - мирный труд советского народа… Всего поступило 13 600 дет. работ, а в район. и гор. выставках приняли участие свыше 150 тыс. ребят». Всесоюзная выставка изобразит. творчества детей 1948 г. по видам и жанрам работ отличалась от предыдущих. На ней были представлены акварель и масло, рисунок и скульптура, резьба по дереву и кружева, узорное вязание и расписная керамика. «Выставки дет. рисунка приобрели большое обществ. звучание, стали доброй традицией» (Очерки, 1988, 187).

«Многие рисунки… экспонировались на Первой Междунар. выставке дет. рисунка 1934 года; Первой Всесоюзной выставке дет. рисунка 1946 г., показавшей худ. творчество детей военных лет; на второй Всесоюзной выставке дет. рисунка, состоявшейся в Москве в год 800-летия столицы…» (Фомина, 1997, 2).

«Ежегодные выставки дет. изобразит. творчества, организуемые ЦК ВЛКСМ, Мин. культуры СССР и Мин. просв. РСФСР, свидетельствуют об огр. возможностях худ. роста детей в этой области… VIII Всесоюзная выставка изобразит. творчества детей, проведённая в янв. 1954 г. в Москве, явилась подлинным праздни­ком» (ВВВР, 1955, 41).

«…ежегодные Всесоюзные выставки изобразит. творчества детей, проводимые ЦК ВЛКСМ, Мин. культ. СССР и Мин. просв. РСФСР. Начиная с 6-й Всесоюзной выставки изобразит. творчества детей в 1950 г., наряду с рисованием, живописью, скульптурой чрезвычайно широко представляются дет. работы в самых различных видах прикладного искусства: оригинальные мозаики, керамика, резьба по дереву, витражи из бумаги и стекла» (ВВВР, 1955, 187).

ВСЕСОЮЗНАЯ выставка технического творчества пионеров и школьников.

Решение об открытии постоянно действующей Всесоюзной выставки технического творчества пионеров и школьников было принято в 1956 году.

Из Постановления ЦК ВЛКСМ от 8 июня 1956 года: «В целях дальнейшего развития тех. твор­чества пионеров и школьников… ЦК ВЛКСМ постановляет: 1. Открыть совместно с ВЦСПС, Мин. просв. РСФСР, Мин. путей сообщения СССР и Всесоюзным обществом по распространению полит. и науч. знаний в октябре 1957 года Всесоюзную выставку тех. творчества пионеров и школьников… 4. Обязать обкомы, крайкомы комсомола и ЦК ЛКСМ союзных республик обеспечить представление экспонатов на Всесоюзную выставку к 1 августа 1957 года» (Сборник, 1958, 143)

Из Приложения к Постановлению ЦК ВЛКСМ от 8 июня 1956 года (Положение о выставке): «1. Постоянно действующая Всесоюзная выставка тех. творчества пионеров и школьников организуется ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС, Мин. просв. РСФСР, Мин. путей сообщения

СССР в Москве в октябре 1957 года. 2. Задачи выставки: … в) выявление лучших образцов тех. твор­чества учащихся, обобщение и распространение опыта работы юных техников; г) шир. пропаганда среди пионеров и школьни­ков достижений науки и техники. 3. Участники выставки: а) коллективы кружков школ, дет. домов, домов и дворцов пионеров, станций юных техников, дет. секторов профсоюзных клубов, домов, дворцов культуры и других дет. учреждений; б) учащиеся семилетних и средних школ, воспи­танники дет. домов, отдельные члены кружков вне­школьных учреждений, домов и дворцов культуры. 4. Экспонаты выставки. На Всесоюзную выставку представляются лучшие сделанные учащимися макеты, действующие модели объектов промышл. предприятий, комплексных технологич. процессов производства, электрифи­кации и механизации сельского хозяйства, сельскохо­зяйств. машин, архитектурной, строительной тех­ники, электросиловых установок, двигателей, машин, объектов железнодорожного, автомобильного, авиа­ционного, речного и морского транспорта. Работы учащихся в области связи, кинофотодела. Лучшие приборы, наглядные пособия. Каждая работа должна иметь описание, чертежи, схемы, фотографии… Для лучших участников Всесоюзной выставки тех­. творчества пионеров и школьников устано­вить премии… Участники, занявшие 1-е, 2-е и 3-е места, награж­даются почетными грамотами ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС, Мин. просв. РСФСР. Все остальные участники получают свидетельства об участии во Всесоюзной выставке и награждаются значком “Юный техник”» (Сборник, 1958, 144-147).

«На Всесоюз. московскую выставку тех. творче­ства пионеров и школьников поступают экспонаты со всех концов Советского Союза… И ребята сельских школ не уступают городским. В одном из помещений Выставки устанавливаются новые экспонаты… …Много интерес­ного на этой выставке. Побывать на ней или прочесть о ней подробнее необходимо» (Скачинский, 1963, 58-59).

ВСЕСОЮЗНАЯ пионерская организация - см. Пионерская организация.

«ВСЕСОЮЗНАЯ пятидневка октябрят» - проходила в сентябре 1930 года.

О Белоруссии: «Большое оживление в жизни октябрят вызвала Всесоюзная пятидневка октябрят, проводив­шаяся с 5 по 10 сент. 1930 г. Первый день посвящался всеобщему обуче­нию. На дет. утренник приходили взрослые. Октябрята рассказывали, сколько своих ро­весников привлекли они в школу, как боролись с второгодничеством, как помогали детям бедняков. Потом заключили соревно­вание со взрослыми. Во второй день пяти­дневки обсуждалась орг-ция отдыха ребят, третий был днем оздоровления, четвер­тый посвящался обществ. работе. И на­конец пятый день - день смычки октябрят с пионерами, комсомольцами и коммуниста­ми. Заканчивалась пятидневка вечером четы­рех поколений. Лучших ребят принимали в октябрята, октябрят - в пионеры» (Рокош, 1984, 68).

ВСЕСОЮЗНАЯ пионерская радиолинейка - пионерское действо 1960-х - 1980-х годов, проходившее 19 мая и 2 октября одновременно во всех подразделениях Всесоюзной пионерской организации (пионерских дружинах).

О 1964-1970 гг. в школе № 4 г. Шадринска: «…Всесоюзная пионерская радиолинейка… ежегодно проводилась 2 октября. Все отряды дружины выстраивались в рекреации 2-го этажа. Торжественно звучал бой кремлевских курантов, горнист играл сигнал “Слушайте все!”. На радиолинейке был дан старт Всесоюз. смотра пионер. дружин под девизом “Сияйте, ленинские звезды!”, посвященного 50-летию Советской власти. Председатель совета дружины Марина Красникова ознакомила ребят с предстоящей работой. В этот день во всех пионер. отрядах прошли сборы, наме­чен план работы, проведены встречи с ветеранами революции, войны и труда» (Плотникова, 2006, 118-119).

О конце 1960-х гг.: «Например, 2 октября, когда проходит Всесоюзная радиолинейка. На совет дружины решили: 2 октября отметить так - во всех отрядах провести сборы и обсудить обращение Центр. Совета пионерской орг-ции, сбор закончить трудовым делом…» (Лекманова, 1970, 110).

О середине 1970-х гг.: «Ежегодно 2 октября в день вы­ступления В.И. Ленина на III съезде комсомола, проводится Всесоюз. пионер. радиолинейка» (Кунгурцев, 1977, 39).

О середине 1970-х гг.: «Стала традиционной Всесоюз­ная пионер. радиолинейка, которая проводится в честь юбилейной даты со дня рождения пионерии (19 мая), а также 2 октября» (Денисова, 1978, 163).

О нач. 1980-х гг.: «…2 октября… в годовщину речи В.И. Ленина на III съезде комсомола пионеры всей страны собираются на Всесоюзную радиолинейку. Примерно за две-три недели радиостанция “Пионерской правды” “Сигнал” подробно рассказывает о порядке проведения такой радиолинейке в дружине, сообщает точное время для пионеров, живущих в различных районах нашей страны» (Ануфриев, 1985, 18).

ВСЕСОЮЗНЫЕ смотры сочинений школьников - проводимые в масштабах СССР во вт. пол. 1960-х - перв. пол. 1980-х гг. конкурсы сочинений школьников на заданную тему.

Всесоюз. конкурсы шк. сочинений проводились на такие темы, как: «Моя Советская Родина» (1-й, 1967 г.), «Мой современник» (2-й, 1968 г.), «Есть у революции начало - нет у революции конца» (3-й, 1969 г.), «Партия - ум, честь и совесть нашей эпохи» (4-й, 1971 г.), «Ленин с нами» (1974), «Они сражались за Родину» (1975), «Наша биография» (1977), «Ленин и теперь живее всех жи­вых. Наше знанье - сила и оружие» (1980), «Мы за партией идём, славя Родину делами» (1982), «Я голосую за мир!» (1984). (Очерки, 1987, 226; Никольский, 1971, 64-65).

О I, II и III конкурсах (смотрах): «Конкурсное сочинение… 1967 г. привлекло около четырёх миллио­нов участников. Его тема - “Моя Советская Родина”. На столе центр. жюри конкурса оказалось почти две тысячи лучших работ, восемьдесят из которых отмечены как самые совершенные. В 1968 г. ЦК ВЛКСМ и Мин. просв. СССР провели второй всесоюз. смотр сочинений школьников на общую тему “Мой современник”… В 1969 году секретариат ЦК ВЛКСМ и коллегия Мин. просв. СССР объявили Всесоюз. смотр сочинений школьников… Общая тема этого смотра - “Есть у революции начало - нет у революции конца”» (Никольский, 1971, 64-65).

О IV, V и VI Всесоюзных конкурсах: «…Летом 1971 г. в Москву… из разных… республик, краев и областей приехали победители Всесоюз. смотра шк. сочинений, кот. был посвящен XXIV съезду КПСС: “Партия - ум, честь и совесть нашей эпохи”… Вместе с московскими ребятами, тоже завоевавши­ми первые места, гости столи­цы побывали в Кремле, в ленинском Мавзолее... А потом в студии Центр. телевидения они встретились с теми, о ком писали..., - с Героями Советского Союза и Героями Социалист. Труда, с новаторами произв-ва, передови­ка­ми науки и культуры. Старшие товарищи - коммунисты рассказывали ребятам… о том, какими дорогами пришли они к победам. В той… встрече принимали участие все 5,5 миллиона участников… Всесоюз. конкур­са: тут уж помогло телевидение, для кот. сейчас не существует непреодолимых расстояний. Так завершился IV Всесоюз. смотр шк. сочи­нений… А потом вышел на старт V Всесоюз. смотр. Он был объявлен Центр. Комитетом ВЛКСМ, Мин. просв. СССР и Гос. комитетом по проф.-тех. образова­нию Совета Министров СССР в тот год, когда народы страны… праздновали 50-летие образова­ния СССР, и… был посвя­щен этому… событию. Тема сочинений была та­кой: “О Родине, о дружбе, о себе”. Думаю, что Всесоюз. смотры - это самые массовые лит. соревнования в ист. челове­чества: только в последних двух смотрах участвовало 12,5 миллиона учащихся… Так называется новый, VI Всесоюз. смотр сочинений учащихся: “Ленин с нами!” Он посвящен… 50-летию при­своения комсомолу имени [В.И. Ленина]» (Алексин, 1974; 5-6, 8).

ВСЕСОЮЗНЫЙ марш пионерских отрядов - «примерная программа жизни и работы пионерских

«ЗА АКТИВНУЮ работу» - значок, вручавшийся активным пионерам в 1970-е - 1980-е гг.

О середине 1970-х гг.: «Самые активные пионеры, добившиеся больших успехов в учении, труде, спорте, общественно полезной работе, боевые организаторы дела на [Всесоюзном] Марше [пионер. отрядов] награждаются значком Всесоюзной пионерской орг-ции имени В.И. Ленина “За активную работу”» (Бромлей, 1977, 29).

Из Положения о Всесоюзной пионерской орг-ции им. В.И. Ленина, утверждённого Бюро ЦК ВЛКСМ 10 июня 1986 г.: «Пионеры, активно участвующие в жизни пионерской орг-ции, награждаются значком Центр. совета Всесоюз. пионерской орг-ции имени В.И. Ленина “За активную работу”» (Цит. по: Пирогов, 1987, 158).

«ЗА ДЕТСТВО счастливое наше спасибо, родная страна» - строка из «Песни советских школьников», звучавшая в хоровом детском сканди­ровании, печатавшаяся в книгах для чтения, писавшаяся на плакатах и стендах и т. д. в 1950-х - 1980-х гг.

О перв. пол. 1950-х гг.: «…Была разучена “Песня советских школьников”, припев которой (“За детство счастливое наше спасибо, родная страна”) все дети говорили хором. (ВВВР, 1955, 66).

Надпись под рисунком на странице 3 (первой после титульного листа) книги для чтения в 1 классе начальной школы «Родная речь» (издание двадцать первое, 1964 год): «За детство счастливое наше спасибо, родная страна».

«“За детство счастливое наше спасибо, родная страна” - пионерский девиз, речёвка, надписи на стенах, плакатах (Записи 1970-1980 гг.)» (Мокиенко, 1998, 162).

«ЗА МАМУ, за папу…» - начальные слова традиционного текста, при помощи которого взрослые побуждают ребёнка съесть ту пищу, которую он не желает есть по своей охоте.

О 1933-1934 гг.: «Первая ложка манной киши съедалась сыном охотно, вторая тоже. Но в тарелке их не одна и не две. Нужно, чтобы ребенок обязательно съел кашу. И вот мы стоим и страдаем, тщетно пытаясь уговорить его: “Эту ложечку скушай за папу, а эту за маму. Эту за кошку, а эту за собачку”. Мальчик давится. Ему не хочется есть. Видно, от этих уговоров аппетит у него совсем пропадает. Однажды сильным порывом ветра у нас разбило оконное стекло, и я пригласила стекольщика. Когда он работал, мы начинали кормить сына. Посмотрел стекольщик, как мы втроем стоим и уговариваем ребенка: “Скушай за маму, скушай за папу, скушай за дедушку, скушай за бабушку, за беленького козлика, за серого волка…”, рассмеялся…» (Володяева, 1960, 18).

«ЗА ОДНИМ не гонка…» - словесная формула, произносимая в играх, где один участник должен догнать кого-либо из других участников, и призывающая не вести длительное преследование одного участника, а менять объекты преследования.

Автор словаря помнит формулу «За одним не гонка - поймаешь поросёнка» по детским играм начала 1970-х гг. в Шадринске.

О девочке 7-10 лет в с. Зеленоборском Шадринского р-на в 1977-1980 гг.: «“За одним не гонка - поймаешь поросенка”. Сестра рассказывала, что так говорили, когда играли в “ляпы”. Если галящий бегал долго за одним и тем же человеком, то ему так кричали остальные участники игры» (134).

О с. Ястребинка Пресновского р-на С.-Казахстанской обл. в 1992-1996 гг.: «Когда я была маленькой и училась в начальной школе, у нас была такая поговорка: “За одним не гонка - поймаешь поросенка”. Так мы говорили, когда в какой-нибудь игре (салки, “чай-чай-выручай” и др.) галящий бегал за одним человеком» (019).

О Шадринске в 1994-1997 гг.: «Выражение “За одним не гонка” использовалось в младшем школьном возрасте, во дворе при подвижных играх типа “выше ноги от земли”, “ляпы”. Фраза была направлена на то, чтобы “водящий” бегал за всеми одинаково, не выбирая слабого и гоняясь за ним одним. Потом выражение претерпело изменения - продлилось для более обидного эффекта: “За одним не гонка - поймаешь поросёнка”. Правда, это выражение почти не помогало, и гонялись, как правило, за самыми слабыми» (012).

«ЗА ОКНОМ барабанит дождь» - см.: «Барабанит по улице дождь»

О Каргапольском р-не Курганской обл. в 2000 г.: «Песню “За окном барабанит дождь” я услышала в 14 лет в лагере “Лесная республика” от девочек старших отрядов» (011).

«ЗА ОТЛИЧНУЮ учёбу» - значок ЦК ВЛКСМ, вручался учащимся 7-11 классов в 1970-е - 1980-е годы.

Значок ЦК ВЛКСМ «За отличную учебу» был учреждён Бюро ЦК ВЛКСМ постановлением от 25 июля 1972 г. Согласно Положению, значком награждались «учащиеся VII, VIII, IX, X, XI классов общеобразова­т. школ за отличную учёбу и акт. участие в общественной работе по итогам учебного года». Награждение значком производилось «постановлениями соответствующих райкомов, горкомов комсомола», предварительно вопрос о награждении рассматривался «комитетами комсомола школ совместно с пед. советами», вручался же значок секретарями и членами бюро райкомов, горкомов комсомола на общешк. комсом. собраниях в торж. обстановке» (НО, 1974, 326).

«ЗА СТЕКЛЯННЫМИ дверями…» - считалка.

О Шадринске в конце 1970-х гг.: Чтобы выбрать галящего в играх, использовали считалки:… “За стеклянными дверями / Стоит мишка с пирогами. / “Мишка, Мишенька, дружок, / Сколько стоит пирожок?” / “Пирожок-то стоит три, / А галить-то будешь ты!”» (608).

О вт. пол. 1980-х гг.: «Перед началом каждой игры мы обычно выбирали ведущего с помощью разнообразных считалок. Например: “За стеклянными дверями / Стоит мишка с пирогами. / “Мишка, Мишенька, дружок, / Сколько стоит пирожок?” / “Пирожок-то стоит три, / А галить-то будешь ты”» (607).

«ЗА ЧЕСТЬ школы» - общешкольный праздник.

О перв. пол. 1950-х гг.: «Наиболее распространён­ными традиц. днями в школах стали такие, как праздник “За честь школы”, “Первый и последний звонок» (для учащихся первых и десятых классов), выставки лет­них работ, выставки ученических работ в конце учеб. года, новогодний вечер для учащихся старших классов, вручение меда­лей отличникам, встреча с выпускниками, праздник урожая и цветов и т. д.» (КР, 1957, 75).

О конце 1950-х гг.: «В традиционные дни “За честь школы” обычно каждый отряд и группа октябрят дарят школе что-нибудь имеющее значение для всего коллектива. В одной из школ октябрята-первоклассники подарили в этот день библиотеке 60 закладок для книг, в другой - они сделали красиво вырезанные салфеточки под цветы и т. п.» (Панова, 1960, 67).

О первой половине 1970-х гг.: «Сплочению классного коллектива способствует активное участие в традиционных общешкольных праздниках (“За честь школы”, “Встреча новичков”, “Последний звонок выпускникам” и др.), каждый класс может внести свой вклад в подготовку и проведение таких праздников. Во время праздника “За честь школы” учащиеся демонстрируют успехи своей работы за год» (Болдырев, 1978, 137).

ЗА ШИВОРОТ - «за ворот, за воротник» (Ожегов, Шведова, 1996, 883).

Кидать, заталкивать что-либо за шиворот - распространённое детское озорство.

О пятиклассниках в 1970-е гг.: «Таня думает: а может быть, теперь уже скоро отыщется на большом белом свете такой человек, который захочет ей, Тане, пустить солнечного зайчика прямо в самые глаза или кинуть ластик за шиворот, свистнуть над самым ухом… Максим толкает ее в сугроб, наталкивает снегу за шиворот и не торопясь уходит. Таня выплевывает из рта снег и сияет. Пальто никак не отряхнуть, и варежки насквозь мокрые. Как прекрасна жизнь!..» (Матвеева, [1982] 1985; 13, 152).

ЗАВЕДУЮЩИЙ учебной частью - см. Завуч.

ЗАВОДНЫЕ игрушки.

«Отец купил Андрейке свинку-скрипача. Ну и забавная же была свинка! В брючках и шляпе, в одной руке - скрипка, в другой - смычок, а на спине - дырочка. Сунешь туда ключик, заве­дёшь - свинка давай пиликать на скрипке, да ещё и приплясывать. И до того он [Андрейка] полюбил свою весёлую игруш­ку…, что даже за уроки не мог сесть, пока свинка ему не спляшет. Но вот однажды со свинкой что-то случилось. Стал Андрейка заводить её ключиком, и вдруг в серёдке - хруп!... Усмехнулся Николай, взял ключик и давай заводить игрушку. Андрейка даже дышать пере­стал. Опустил Николай свинку на стол. А она как затарахтит, как запляшет - ну прямо взаправ­дашний скрипач!» (Бабанский, 1960, 12-13).

См. также: Автомобиль заводной; Заводная машина; Лягушка.заводная,

ЗАВОДНАЯ машина - игрушка в виде машины (автомобиля, самосвала, трактора, экскаватора и т. п.).

О вт. пол. 1950-х гг.: «“Давай я, а то ещё поломаешь, - запротестовал Павлик. - Ты вон уже поломал заводной экскаватор”. “И вовсе никто его не ломал! - обиделся я.- Это же пружина в нём лопнула” (Комар, 1961, 21).

О второкласснике в перв. пол. 1960-х гг.: «Там лежит игрушечная заводная машина. Поломанная. Но когда её берёшь, она жужжит, колёса крутятся» (Цюрупа, 1966, 184).

О конце 1950-х гг.: «Однажды утром бабушка… сказала: “…Ты сегодня именинник…” - И крепко поцеловала его… Вадик еле дождался вечера. И вот наконец мама с работы пришла и папа тоже. Мама подарила Вадику… башмаки, а папа - заводной самосвал. (Буцень, [1959-1966] 1977, 129-130).

О 1950-х - 1960-х гг.: «[Ребёнку] купили дорогостоящую автомашинку, она и ездит сама, и рулит, и трещит как настоящая, даже бибикать может, а он возит её собственноручно по полу, протирая коленки, сам трещит, сам рулит, сам бибикает за неё» (Носов, [1950-е-1960-е] 1982-4, 417).

См. также: Автомобиль, Автомобиль игрушечный заводной.

ЗАВТРАК школьный - еда между утренним и обеденным временем, пища, которую дети брали с собой в школу в период, когда в школах не было столовых и буфетов.

О начале 1930-х гг.: «…Первое / Сентября - / Славный день / Календаря, - / Потому что в этот день / Все девчонки / И мальчишки / Городов / И деревень / Взяли сумки, / Взяли книжки, / Взяли завтраки / Под мышки / И помчались первый раз / В класс!» (Маршак, [1935] 1968-1, 189).

О Свердловске во второй половине 1940-х годов: «1947 год. Настала пора идти в школу. Девочки пошли в школу № 38, мальчики - в школу № 37…. В школу ходили с туго набитым портфелем, в котором было множество кармашков. В один из них укладывали завтрак» (Факова, 2006).

О начале 1950-х гг.: «Галин портфель / Не велик и не мал: / Лежат в нём задачник, / Букварь и пенал,… / Азбука, тапочки, / Завтрак в салфетке…» (Баруздин, [1954], 1976, 128).

О начале 1960-х гг.: «А мама говорит: “… Берите свои завтраки - и никаких конфет. Молоко не забудьте”. Папа спрашивает: “… Зачем ты столько снеди готовишь?” Мы с Серёжкой засмеялись, а мама рассердилась: “Сколько раз я тебе объясняла, что на родительском собрании всем велели приходить с завтраком и с молоком”» (Долинина, 1962, 7).

ЗАВУЧ - полн.: заведующий учебной частью; неофициальное название заместителя директора шко­лы по учебно-воспитательной работе.

О перв. пол. 1970-х гг.: «До недавнего времени в школах была должность заведу­ющего учебной частью. Затем её офиц. наименова­ние изменилось, но прежнее, привычное, до сих пор сохраняется. В школе обычно бывает два завуча - завуч младших (начальных) классов и завуч средних и старших классов. Завуч отвечает за выполнение учеб. плана и учеб. программ, следит за успеваемостью и поведением школь­ников, составляет расписание уроков и факультативных занятий, руководит учителями и организует методич. работу. Завучем, как правило, назначается опытный педагог из пед. коллектива школы. Он продолжает вести преподавание, но учеб. нагрузка ему сокращается» (Денисова, 1978, 109-110).

ЗАГАДКИ с эротическим подтекстом.

О вт. пол. 1980-х гг.: «Ещё мы загадывали друг другу загадки: …“Чтобы спереди погладить, / Надо сзади полизать” (конверт); “Туда, сюда, обратно, / Тебе и мне приятно” (качели); “Что ты смотришь на меня? / Раздевайся, я твоя” (кровать)» (593).

О пос. Каргаполье в 2000 г.: «Когда мы пришли после летних каникул в 10 класс учиться, то мальчишки наши очень часто стали нам задавать странные загадки. Мне тогда было 16 лет. Эти загадки смущали меня очень, приводили в замешательство. Они мне казались пошлыми, неприличными, и отвечать на них я отказывалась. Когда мне сообщали ответ, то такая загадка начинала казаться мне более безобидной и невинной и вызывала улыбку. Вот одна из таких загадок: “Мы ребята удалые, ищем щели половые” (тараканы)» (013).

ЗАГАДКИ-РЕКОНСТРУКЦИИ - особого рода загадки, в которых отгадывающий должен реконструировать ход событий, предшествующий описываемой в загадке ситуации и тем самым объяснить смысл сказанного.

Впервые такого рода загадки автор словаря услышал в начале 1980-х гг. от студентов. Судя по написанной в 1979 году повести, загадки такого рода могли загадываться и детьми: «“Отгадай загадку, - засияла [Катька] хитрыми глазами в предвкушении занятнейшей игры, - муж сказал жене, что очень её любит, а она взяла и упала. Как это случилось?” “Ну, знаешь, Катерина, - забормотал я, совершенно опешивший, - это слишком трудная загадка для моего возраста. Я в таких делах мало что понимаю. Взяла и упала… Ты уверена, что именно так оно и было? Ума не приложу, где это могло произойти”. “Да в цирке! В цирке же! - не в силах молча наслаждаться моею недогадливостью и своим полным над ней превосходством, завопила Катька и запрыгала от восторга. - Он её зубами держал в воздухе, ты, что ли, никогда не видел?”» (Макаров, [1979] 1981, 183-184).

ЗАГАДЫВАНИЕ желаний - детские и подростковые практики магического, магико-игрового и игрового характера, предполагающие возможное осуществление задуманного желания в результате выполнения определенных действий.

См.: Загадывание желаний на звон в ухе; Загадывание желаний на выпавшую ресницу; Загадывание желаний на серёжках; Загадывание желаний на цвет машин; Загадывание желаний на цветки сирени; Загадывание желаний на разрыв нитки.

ЗАГАДЫВАНИЕ желаний на выпавшую ресницу - См.: Загадывание желаний.

О 1980-х гг.: «Загадывали желание на выпавших ресницах. Если у девочки выпала ресница и лежит на щеке или у глаза, то другая говорила: “Из какого глаза выпала ресница?” Но перед этим нужно было, чтобы девочка, у которой ресница выпала, загадала желание. Если она угадывала, то желание исполнится» (611).

О Шадринске в 1990-х гг.: «Если одна девочка замечает, что у другой выпала ресница, она предлагает ей отгадать, из какого глаза - правого или левого. Если девочка угадывает, ее желание должно исполниться. Или второй вариант: девочка, которая увидела ресницу, зажимает её между указательным и большим пальцем и спрашивает: “Где ресница, на каком пальце?” Если она отгадывает, то желание сбывается» (504).

О с. Кирово Мишкинского р-на в 1990-х гг.: «Загадывали и загадываем по сей день желания, когда выпадали ресницы. Кто увидел, что выпала ресница и находится недалеко от глаза, говорил: “Из какого глаза ресница выпала?”. Если человек, у которого выпала ресница, угадывал из какого глаза, то он загадывал желание и обязательно сдувал ресницу, взяв её в руку. А если не угадывал, то и желание не загадывал!» (517).

«ИДЁМ дорогой Ленина, дорогой Октября!» - девиз первого этапа Всесоюзного марша пионерских отрядов.

О 1976-1977 гг.: «[Всесоюзный] марш [пионерских отрядов]… проводится в несколько этапов. Первый этап посвящается 60-летию Великой Октябрьской социалист. революции (1976-1977 годы). Девиз - “Идём дорогой Ленина, дорогой Октября!”» (Кунгурцев, 1977, 13-14).

«ИДЁТ коза рогатая…» - сопровождаемая песенкой или речитативом игра взрослых (родителей) с маленькими детьми.

О первой четверти 1920-х гг.: «Очень распространена песенка о козе рогатой, которую изображают рукой, подогнув три пальца: средний, безыменный и большой, и образуя указательным и мизинцем как бы рога, которыми бодают ребенка, приговаривая: “Идет коза рогатая, / Идет коза бодатая, / Ножками топ-топ! / Глазками хлоп-хлоп! / Кто кашки не есть, / Кто молока не пьет, / Того забодает, забодает”» (Капица, 1928, 63).

О 1986-1990 гг. в Шадринске: «Когда мне было 1-4 года, мама мне читала из книжки или рассказывала стихотворение: “Идёт коза рогатая, идёт коза бодатая за малыми ребятами. Кто кашу не ест, молока не пьёт, - забодает, забодает, забодает”. На последних словах стишка рукой делалась “коза” (указательный и средний палец выпрямлены, остальные загнуты) и меня щекотили» (111).

О трёхлетней девочке в 1987 году в с. Красная Нива Шадринского района: «“Идёт коза рогатая, / Идёт коза бодатая, / Кто титьку сосёт, / Того забудёт, забудёт, забудёт”. Руку в кулак, 2 пальца оттопырены (указательный и безымянный). Приближаем руку к груди ребенка, приговаривая слова прибаутки. В конце щекочем двумя пальцами» (102).

О 1988-1989 гг. в с. Мыркайское: «“Идёт коза рогатая, / Идёт коза бодатая, / Кто молоко не пьёт, / Каши не ест, / Того забодаю, забодаю”. Дугообразные движения указательным и средним пальцами, приближаясь к ребёнку. Эту потешку мне делала мама, когда мне было годиков 4-5. Я не хотела временами просто кушать. Чтобы заставить меня это делать, мама постоянно пугала-смешила меня “козой-дерезой”» (106).

«ИЕРИХОНСКАЯ труба» - пищалка, продававшаяся в конце ХIХ века на вербных базарах. Представляла из себя конус из яркой бумаги с пищиком.

О конце ХIХ века: «…Шла торговля детскими игрушками и особыми “вербными” чудесами: пищалками, “чертями”. Предлагались “тещины языки”, “иерихонские трубы”, “американские жители”, надувные свиньи, павлиньи перья. На этих базарах … Идет … толпа школьников, у каждого “иерихонская труба”, корпус из яркой бумаги с пищиком, и все разом гудят» (Засосов, [1976] 2003, 181).

ИЗ КЛАССА выставлять, выгонять - вид наказания.

О 1960-х гг.: «Возле дверей одного из классов на корточках прислонясь к стене, сидел мальчишка со щекой, перепачканной чернилами… “…За что же тебя из класса выставили?..” “А я Ваське на макуху чернила вылил. Нас двоих…”» (Туричин, 1969; 14, 16).

«ИЗ КРУГА ВЫШИБАЛО» - игра; то же, что «Вышибалы».

О вт. пол. 1980-х гг.: «С мячом играли и в “Пионербол”… Ещё играли [в] “из круга вышибало”. Делились на две команды. Одна, которая вышибает, другая - которую вышибают. Если команды были большие, то выбивали из круга сразу по два человека, а сели когда тебя вышибают, успеваешь поймать мяч, не уронив его, то получаешь дополнительную жизнь, т.е. если тебя вышибают, то ты продолжаешь оставаться в кругу. Остальные члены команды остаются в домике. И так пока не выбьют всех игроков. Затем команды меняются местами» (576).

ИЗ ОДНОЙ ТРУБЫ втекает…» - См.: «Через одну трубу втекает»

«ИЗ пункта А в пункт Б…» - традиционное начало задач по арифметике (математике) в задачниках 1950-х - 1960-х гг.

О шестиклассниках в середине 1960-х гг.: «“Что за идея у него? - ломали головы ребята, сидя над учебниками. - “Из пункта А в пункт Б вышел пас­сажирский поезд. Через два часа после его отправле­ния…” Нет, ну что за идея?...”» (Кузьмин, 1966, 54).

ИЗЛОЖЕНИЕ - один из видов классной учебной работы: письменный пересказ предложенного текста. Существует в школах, по меньшей мере, с 1950-х гг. по настоящее время.

О конце 1950-х гг.: «Писали контрольную работу по русскому языку… Прозвенел звонок. Вера Николаевна ходила по рядам и собирала тетрадки. Санька торопливо перечитывал изложение - выискивал ошибки» (Воскресенская, 1962, 5).

«ИЗО» - то же, что «Изобразительное искусство».

«ИЗО ртá в рóт - получáется микрóб» - устойчивое выражение (произносится: [из рóта в рот], [с рóта в рот]), вошедшее в среду дошкольников и младших школьников в конце 1980-х - начале 1990-х гг. нередко в паре с этим выражением употребляется и другое: «С пола в рот - получается микроб».

О девочке 4-5 лет в г. Катайске в 1988-1989 гг.: «“Из рота в рот - получается микроб”, - так говорили, когда брали жвачку или конфету изо рта другого человека. “С полу в рот - получается микроб”, - так говорили, если что-то съедобное подбирали с пола и клали в рот» (116).

О девочке 5 лет в 1989 году в с. Красная Нива Шадринского района: «В детском саду: “Из рота в рот, получается микроб”, - говорят, когда кто-то у кого-то берет изо рта жвачку и кладет в свой рот. Вариант: “С пола в рот, получается микроб”, - когда подбирают с пола и кладут в рот» (102).

О 1989-1990 гг.: «“Из рота в рот получается микроб” - это была своеобразная отговорка, чтобы не давать кому-нибудь жевательную резинку или сосательную конфетку. Эта фраза бытовала среди младших детей и воспринималась шутливой отговоркой, а не категорическим отказом. Так я говорила в детском саду, когда мне было примерно 5-6 лет» (100).

О 1989-1991 гг. в г. Шадринске: «В детском саду, когда мне было 4-6 лет, если какой-то из детей давал другому жвачку, которую сам уже пожевал, [то] кто-нибудь третий, кто это видел, говорил: “Из рота в рот получается микроб”. Эти слова означали неодобрение поступка» (111).

О 1990 годе: «Выражения “изо рта в рот (“из рóта в рот”) - получается микроб”, “с пола в рот - получается микроб”, я впервые услышала в детском саду “Теремок” в 1990 году. Моя подружка затолкала в рот вкусную конфету, и в ответ на моё предложение поделиться со мной лакомством произнесла: “Из рóта в рот - получатся микроб”. То есть нельзя передавать конфеты из одного рта в другой. В дальнейшем эта фраза стала восприниматься как вежливый отказ. И когда кто-то хотел съесть всё один, то заталкивал сладость быстро в рот, зная, что кроме него её уже никто не тронет. А вот фраза “с полу в рот - получается микроб”, была придумана детсадовским воспитателем, чтобы мы не ели с пола продукты. Правило было очень актуально, потому что мы часто роняли еду на пол, потом сдували пыль и песчинки и продолжали есть. Но после созданного образа микроба, даже самые желанные сладости, упавшие на пол, вызывали страх, и уже не поднимались с пола. Зато позже мы стали злоупотреблять этим правилом - если у кого есть что-то вкусное, оно специально сбрасывалась на пол, по принципу “ни себе - ни людям”. Затем эти два понятия перешли в новое понятие: “Я понюхал”. То есть потом действовали уже так: подбегали к чужой сладости, подносили к носу и кричали: “Я ее занюхал”. После этого никто, кроме “занюхавшего”, не мог съесть этот продукт. Эти запреты просуществовали примерно один-полтора года» (012).

О 1990-1993 гг. в Шадринске: «Когда мне было 4-7 лет, я ходила в детский сад № 3. В то время у нас в стране появились жевательные резинки “Бубль гум” и, когда один жевал “жвачку”, другой непременно просил дать ему пожевать. А кто-нибудь постоянно говорил при этом: “Из рота в рот - получается микроб”. И, надо сказать, иногда это останавливало ребят» (020).

О 1990-1994 гг. в с. Межборное Притобольного района: «Выражение “Из рота в рот получается микроб” я слышала, когда мне было 6-10 лет. Обычно это говорили, когда кто-нибудь просил у кого-нибудь жвачку. Тогда он, чтобы её не давать и говорил: “Из рота в рот получается микроб”. Также слышали подобные слова от мам, которые этим учили своих детей не передавать друг другу что-либо изо рта» (099).

О 1992-1994 г.в г. Завитинске Амурской области: «Когда мне было 7-9 лет, мы говорили такие слова: “С рóта в рот - получается микроб” (или: “Изо рта в рот - получается микроб”). Говорилось тогда, когда один ребенок жевал жевачку (или сладость), а другой у него просил пожевать тоже. Первый не давал, приговаривая данные слова» (107).

О 1994 годе: «“Из рота в рот - получается микроб” - это выражение использовалось для того, чтобы дети ничего не просили у других, иначе чужие микробы передадутся им. Это выражение я впервые услышала от моей сестры, мне тогда было лет 10. Я что-то попросила у сестры мне дать, а она так ответила» (106).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ искусство - учебный предмет, аналог «рисования».

О г. Когалыме в 1994-2000 гг.: «В начальной школе у нас был урок рисования… С 5-го класса (1998 г.) урок переименовали в “Изо” (изобразительное искусство), а в 7 классе (2000 г.) отменили» (134).

«ИЗ рóта в рот - получается микроб…» - см.: «Изо рта в рот - получается микроб».

«ИМАЛЬЦЫ» - вероятно, то же, что жмурки (1).

О середине 1940-х гг.: «Из ребячьих игр вспоминаю хождение в крапиве и “гигантские шаги”. Только эти “шаги” скоро отказали… Вообще, кроме гармони да игры в рюхи (в городки) мало что запомнилось. Лишь игра “в имальцы”, то есть с завязанными глазами: нужно было кого-то искать. И очень забавно было чувствовать, когда кричали “Огонь!”, чтобы ты не расшиб нос» (Белов, 2005-1).

ИМЕНИНЫ - день памяти святого, являющийся праздником для того человека (ребёнка), которое при крещении названо по имени этого святого.

Д.С. Лихачев о дачной местности под Петербургом в 1910-х гг.: «Особенно весело, озорно проходили дни рождения и именин детей. В пиротехническом магазине под Думой на Невском взрослые заранее закупали китайские фонарики, фейерверки. Фонарики вывешивали в саду, жгли фейерверк» (НЛ, 2006, 43).

ИНДЕЙЦЫ - общее название народностей (за исключением алеутов и эскимосов), являющихся туземным, первоначальным населением Америки. Названы так в эпоху открытия Америки, которую принимали за Индию.

Играть в индейцев.

Игра в индейцев была распространена у начитанных детей и подростков в последней четверти ХІХ - первой трети ХХ вв. Это объясняется популярностью в детской среде тех лет романов Фенимора Купера и Майна Рида.

О 1880-х гг. в Тульской губернии: «Игра в индейцев когда-то у них была самой любимой. Начитавшись Майн Рида и Купера, ребята разыгрывали представления, иногда длившиеся неделями. Летом в Щучьем строили среди кустов шалаши, готовили замыс­ловатые одеяния и головные уборы. Мальчики уверяли мать…, что Соне полезны куриные бульоны. С шумом и визгом ловили во дворе самых пестрых пету­хов и тащили бедняг на кухню, получая в свою пользу всю, петушиную красу - перья из хвоста. Перья украша­ли великолепные уборы индейских вождей. Из папорот­ника и листьев мастерили юбки, накидки. Луки и стрелы изготовлялись в таком изобилии, что их достало бы на целое войско. А потайные убежища были в обоих до­мах - и в деревне и в городе» (Аренштейн, [1965] 1973, 18).

О мальчике (Боре Бугаеве, в будущем - поэте Андрее Белом) 7-10 лет в 1887-1890 гг.: «…Чаще всего я боялся детей; особенно я детей боялся в Демьянове; там я был самый младший; мне в удел доставалась Вера Владыкина, самоуверенная девчонка, прибиравшая меня к рукам…; демьяновские дети её ненавидели за строптивый нрав; и меня угрожали убить и оскальпировать (из-за длинных волос); особенно неумолима была бедовая четверка пританеевских мальчиков… (все - старше меня года на два, на четыре, а то и больше); двойственный Вася Перфильев… стоило его поманить, и он, мгновенно делаясь ирокезом, так же, как и прочие, начинал ползать за мной по кустам; высшей мечтой моей было попасть в индейцы к старшим мальчикам, но мне заявлялось, что… если я стану индейцем, то за кем же они будут ползать и кому угрожать?... [Гувернантка взяла] Веру под своё покровительство и заставив[ила] её считаться со мной; по отношению же к меня истязавшим мальчуганам она взяла иной курс; она вошла с ними в дипломатические сношения и выработала конституцию моих игр с “индейцами”; я, благодаря мадемуазель, был принят в компанию мальчиков» (Белый, [1931] 1989, 48-49).

О 1898-1899 гг.: «На большой перемене я вышел в сад и не успел дойти до середины площадки для игр, как тут же, у кегельбана, был “оскальпирован”: на меня с гиком наскочил огромный восьмиклассник - совсем, как мне показалось, взрослый, даже с усами, - туго провел вокруг моей головы деревянным ножом, так что у меня надолго осталась на лбу (счастье мое, что я был острижен по правилу под “первый номер”), с победным кличем помчался дальше. Тут только, осмотревшись, я увидел, что сад - не сад, а пампасы, где по “тропинкам войны” движутся команчи и апахи - семиклассники и восьмиклассники, обрекшие все остальные племена краснокожих и бледнолицых собак, начиная с пятого класса и ниже, поголовному истреблению. Малыши - приготовишки и первоклассники, - совсем не принимавшие участия в этой опасной игре по малолетству, если и решались вылезти в сад, то держались в тех районах, где прогуливались, наблюдая за порядком, педеля… Великовозрастные гимназисты - а тогда гимназию кончали юноши сплошь по двадцатому году - были увлечены Фенимором Купером и Густавом Эмаром, так же как мы потом в их возрасте увлекались Шерлоком Холмсом и Натом Пинкертоном. Скоро я нау­чился пробираться кустами вдоль ограды незамеченным Ястребиным Глазом, Пятнистой Пантерой или каким другим кровожадным вождем краснокожих в глубь сада…» (Конашевич, 1968, 137-138).

Об Одессе в нач. ХХ века: «Не меньшее удовольствие доставляли нам и игры в войну, в индейцев - это мне было больше всего по душе. У себя на Дегтярной я … устраивал с мальчишками такие битвы, какие настоящим индейцам, наверно, и не снились. Я был неизменно и зачинщиком и победителем» (Утесов, 1976).

О девочке 7 лет в конце 1920-х гг.: «На другой день Ося знакомит меня с ребячьим населением дома. В основном это мальчишки… …Мальчишек четверо… Играем мы в основном в индейцев. Я в эту индейскую среду принята на равных, поскольку являюсь обладатель­ницей великолепного лука, подаренного папой… …На дворе моё боевое снаряжение производит настоящий фурор, а меткость моей стрельбы - безусловное уважение. Лишь один единственный раз мне предлагается исполнить в игре женскую роль - стать женой одного из “индейцев” и хранить огонь в вигваме...» (Лупанова, 2007, 13-14).

О Ленинграде 1930-х гг.: «Играли в “индейцев”, потому что из любимых авторов того времени были Фенимор Купер, Майн Рид с их романами о свободолюбивых, справедливых индейских племенах» (Гранин, 1990-5, 475-476).

О 1970-х - 1980-х гг.: «…Игра в индейцах. Мы мастерили луки, делились на два племени и бегали по лесам. Это была не война, а охота. Тогда мне было одиннадцать лет, делобыло в спортивном лагере. Чингачгук, Виннету - это была другая реальность, мы её моделировали… А.С. (г. Толмачево)» (ЗИ, 2003, 7).
































































































































































«КОГДА я ем, я глух и нем» - формула, которую побуждают заучивать и повторять детей в местах коллективного потребления ими пищи; цель формулы - побудить детей не разговаривать во время еды. В несколько ином виде зафиксирована еще в словаре В.Даля: «Коли ем (Покуда ем), так и глух и нем».

О 10-11-летней девочке в 1931-1932 гг.: «В большую перемену мы устремлялись в столовую, на стенах которой висели нами же начертанные плакаты: “Поскорее жуй и жуй, а иначе ты - буржуй”, “Когда я ем - я глух и нем”. По правде говоря, эти стимулирующие призывы были излишни: свою кашу мы уминали мигом…» (Лупанова, 2007, 65-66).

Встречается в фильме 1964 года «Добро пожаловать, или Посторонним вход запрещен» (режиссер Э. Климов).

«КОГОТЬ, локоть и кулак» - вид наказания в детских играх.

О 1930-х - 1940-х гг.: «В нашем детстве, если среди ребят попадался ябеда, то дразнили его так: “Ябеда-корябеда…”… Ещё одна дразнилка. Ею дразнили жадного мальчишку или девчонку…: “Жадина-говядина, солёный барабан…”… “Коготь, локоть и кулак” - довольно суровое наказание для тех, кто не отводился (в прятки, салочки) и хочет улизнуть домой. Раньше за это полагался “коготь, локоть и кулак”. Хитрецу проводили ногтём по руке (“коготь”), стукали локтём и кулаком по спине (“локоть” и “кулак”)» (Семёнов, 1985; 13, 17, 19, 27).

КОДЕКС мальчишеской чести.

О второй половине 1940-х - начале 1950-х гг.: «С электричками я не разлучался и позже, когда с матерью и один ездил в Москву по разным надобностям. Они так же неотделимы от меня, как уличное детство с его твердым кодексом чести» (Гай, 1987, 56-57).

О повести Г. Бальдыша “Люля” («Искорка», 1957, № 9): «…Юра Самурин… получив по физиономии и обратившись в бег­ство, …организует избиение Олега целой компанией, да еще и с палками. Здесь нарушен ве­ковой “кодекс чести”, признанный порядочными маль­чишками всего мира, и репутация Юры Самурина в гла­зах читателя непоправимо испорчена» (Тамарченко, 1959, 141).

О 1950-х гг.: «Все мы были детьми послевоенных лет, воспитанными на уличных драках. Тогда в русских селах и городах пацаны ещё ходили двор на двор, улица на улицу. Дрались не стальными прутьями, как теперь на улицах Москвы и других городов, а только кулаками. Часто просто так, на спор, до первой крови. Лежачих не били - не позволял кодекс мальчишеской чести» (Ищенко, 2001).

См. также: Законы мальчишеской драки; Мальчишеские ценности; Честь мальчишеская.

КОДЕКС чести - см.: Кодекс мальчишеской чести; Уличный кодекс чести; Школьный кодекс чести.

«КОЖАНЫЙ мяч» - всесоюзные соревнования среди детей по футболу.

О 1960-х гг.: «Пионерской орг-цией в ЦК комсомола я занимался в так называемое застойное время… Со Славой Фуриным мы думали в те годы над тем, как дать жизнь всесоюзной игре “Кожаный мяч”» (Афанасьев, 1989, 5).

О 1970-х - начале 1980-х гг.: «…Для ребят… проводятся большие все­союзные соревнования по многим видам спорта сразу… и по отдельным видам спорта. У них красивые, завлекательные названия: …“Золо­тая шайба” - хоккей с мячом…, “Кожаный мяч” - футбол… и многие другие. В этих соревнованиях участвуют мил­лионы советских ребят, в том числе младшие школьники… Много лет проводятся всесоюзные соревнования юных футболистов на приз “Кожа­ный мяч”. Приз этот учрежден “Пионерской правдой”, Цент­ральным Комитетом комсомола и Федерацией футбола СССР. В нём… участвуют дворовые, школьные, уличные коман­ды. Их тоже многие тысячи» (Кулешов, 1983; 12, 13)

О 1983 годе в Москве: «Стела придумала, что на ярмарке в Лужниках продаются футбольные бутсы тридцать пятого размера… Только тридцать пятых бутс не бывает. Даже на всесоюзных соревнованиях “Кожаный мяч” младшие играют в кедах - это она специально проверила по телевизору» (Иванов, [1984] 1992, 136).

Ср.: «Кузнечик».

«КОЗАНЫ», «козанки» - то же, что бабки.

О Саратове начала 1890-х гг.: «Позади нашего двора начиналась “ограда” - так называлось продолжение… кладбища, когда-то ого­роженного забором… Среди жителей “ограды” процветала игра в козаны (бабки), в чушки (городки) как среди ребят, так и взрослых… Рядом с двором… находился… пустырь - там ребята и взрослые играли в плиты-козаны, в чушки (городки), пускали змей» (Золотарев, [до 1975], 1995, 58-59).

О 1916 годе: «…Нина увидела, как Костя, Сеня и ещё несколько ребят затеяли игру в козанки. Они провели черту на земле, поставили в ряд с десяток косточек, отмерили шагами рас­стояние, с которого можно бить, и стали “счи­таться”. Первым вышел Сеня, ему и начинать. Он стал на отведенное место, нагнулся, долго целил­ся, прищурив левый глаз, и... промахнулся. “Эх, ты, - усмехнулась Нина, - “мазила”!” У Нины в углу, за печкой, сложена целая гор­ка козанков. Она умеет выбивать из кона сразу по пять, по шесть штук. Она бы сейчас показала Сене, как надо разжигать…» (Бондаренко, 1959, 56-57).

КОЗЁЛ - «перекладина на высоких подставках с мягким, обитым кожей верхом, служащая при гимнастических упражнениях для прыгания через неё» (Словарь, 1965-5, 1115); «обитый кожей короткий брус на подставках для гимнастических упражнений» (Ожегов, 1970, 275; Ожегов, 1972, 258); «гимнастический снаряд - короткий брус на ножках, род коня (в 3 знач.)» (Ожегов, Шведова, 1996, 275).

О середине 1930-х гг.: «На уроках физкультуры дела у меня шли просто отлично: я лихо прыгала через “козла”, без стра­ховки ходила по буму…» (Лупанова, 2007, 51).

О начале 1950-х гг.: «Однажды, на физкультуре было дело, этот Фомкин не стал прыгать через козла - испугался…» (Иванов, 1979, 124).

О 1980-х гг.: «На уроке физкультуры, ещё во втором классе, прыгали через козла. Козёл был высокий, крупный такой… И мальчишка, который стоял в строю впереди Тани, а значит, был выше, прыгнул и не смог перепрыгнуть - зацепился, брякнулся на маты. А ногами и кое-чем еще - с небывалым грохотом - прямо на жёсткий крашеный пол. И учитель физкультуры поймать его не успел. И мальчишка заплакал, сев на низкую спортивную лавочку у стены» (Иванов, 1990, 4).

Об ученицах 7-8 кл. в г. Шадринске в середине 1990-х гг.: «По моим воспоминаниям (учёба в средних классах), прыжки через козла - самое страшное испытание для девочек, потому что это мало у кого получалось. Когда была учительница женщина, почти все к ней подходили и сообщали по секрету, что у них “месячные”, и они (девочки) не могут прыгать. Но учительница не верила, ругалась и всё равно заставляла прыгать. А когда на следующий год (примерно 8-й класс) учитель был мужчина, то ему мало кто решался врать про месячные, но те, кто решался, не прыгали, потому что он тут же смущался и разрешал им не прыгать. Особенно было страшно прыгать не потому, что не перепрыгнешь в принципе, а потому что мальчишки смеялись над девчонками, что те не могут перепрыгнуть» (1003).

О 2000-х гг.: «Оказывается, существует множество способов (и все они законные) выучить ребенка, не гоняя его в школу в 8 утра, не заставляя прыгать через козла на физкультуре и выслушивать окрики “не вертись”» (Лукьянова, 2007, 63).

«КОЗЁЛ» - 1. Игра с прыжками через отскакива­ющий от вертикальной поверхности мяч.

О поселке Новоаганск Нижневартовского района Тюменской обл. в 1984-1986 гг.: «В 5-7 лет часто играли в “козла”. Играющие становятся в цепочку перед стеной. Первый бросает мяч, мяч должен удариться о стену, затем об асфальт (пол), и его ловит следующий участник. Пока мяч летит от стены до асфальта, его нужно перепрыгнуть (мяч должен пролететь между ног) так, чтобы не задеть игрока. Если мяч задевает участника, то он получает штрафную букву “к”. Допускается вторая ошибка - штрафная буква “о” и так далее, все буквы слова “козёл”. Если доходишь до штрафной буквы “л” - выходишь из игры» (503).

О Шадринске в 1987 г.: «Игрой “в козла” я увлекалась в первом классе. В этой игре принимали участие и мальчики, и девочки. Мяч ударяли о стенку, и нужно было подпрыгнуть над ним, не коснувшись его. Если мяч задевал участницу, то ей присваивалась буква “к”, затем буква “о” и так далее, пока все буквы не будут присвоены. На этом игра заканчивалась» (504).

О вт. пол. 1980-х гг. в Кургане: «“Козел”. Для игры нужен был мяч. Играли только девочки. Выбирали стену дома, где не было окон (обычно с торца дома). Девочки вставали руг за другом. Нужно было кинуть мяч в стену, а когда он, отскочив от стены, летел обратно, нужно было перепрыгнуть через него. Это было сделать не так-то просто, требовалось определенная сноровка. Через мяч можно было прыгать двумя способами: 1. Подпрыгнуть вверх, широко расставив ноги. Такой способ назывался “козел”; 2. Стоя на одной ноге, поднять другую ногу вверх, в сторону. Такой способ назывался “форточка”. Мяч должен был пролететь между ног, не задевая их. В этой игре не было никаких заданий, девочки просто прыгали по очереди через мяч. Стояли друг за другом» (535).

О с. Затеченском Далматовского р-на в конце 1980-х гг.: «Также играли в “козла”, в эту игру играли и девочки, и мальчики. Игра с мячом. Мяч бросали о стену, и нужно было перепрыгнуть тому, кто бросил. Если кто-нибудь не справлялся и не перепрыгивал, или во время прыжка задевал мяч, тот становился к стенке, и должен был поймать мяч, который остальные бросали в стену, продолжая играть, кто-нибудь из играющих мог помочь тому, кто стоял у стены, специально кинув мяч в руки, за это ничего не было. Игрок, поймавший мяч, отходил из стены и продолжал играть. Тот, кто дольше всех и больше всего раз попадал к стене, назывался “козлом”» (474).

О с. Мехонском в 1993-1998 гг.: «“Коза - козел”. Возраст: 10-15 лет. Правила: могли участвовать и мальчики, и девочки. Нужно было бросить мячик об стену, а затем перепрыгнуть через него или перешагнуть. Если в то время, как ты перепрыгиваешь через мяч, задеваешь его, то тебе присваивается буква “к”, после этого ты вторично бросаешь мяч. В остальных случаях все бросают по очереди. Девочке может быть присвоено только 4 буквы: “к”, “о”, “з”, “а”, а мальчику - 5 букв: “к”, “о”, “з”, “ё”, “л”. После того как девочка наберет 4 буквы, (а мальчик - 5 букв), она должна из пальцев сделать рога над головой, пропрыгать по всей ограде, издавая звуки: “Ме-е-е-е”. Случай из детства. Одна девочка очень любила с нами играть, но эта игра ей не нравилась. Но так как ей ничего не оставалось делать, ей приходилось с нами играть. Она плохо играла в эту игру: почему-то не могла перепрыгнуть через мячик; поэтому очень часто проигрывала. Она всё выполняла до конца: делала над головой рожки, прыгала по ограде, издавала какие-то звуки. Она делала это так смешно, что мы не могли сдержаться, чтобы не засмеяться. Она обижалась на это, начинала плакать, убегала домой. Потом, минут через 15-20 она возвращалась, садилась на скамейку, смотрела на нас, видела, что мы над всеми смеялись, и снова начинала играть. Опять проигрывала, плакала, убегала» (509).

О 1994-1995 гг.: «Когда мне было 8-9 лет, мы с моими подружками играли в козла. У меня был мяч, который мне подарили в детсаду. Мы вставали друг за другом лицом к забору или к стене дома или сарая. Кидали мяч, чтобы он отбился от стены (по очереди). Если мяч задевал какую-либо часть тела, той девочке присваивалась буква “к”, потом “о” и так до слова “козел”» (021).

«КОЗЁЛ» - 2. Игра с перепрыгиванием через человека.

О середине 1900-х гг.: «Приехал на неделе Лещов с сыном. Прасол ушел к помещице…, а Евлампий, на этот раз одетый в розовую рубашку с синими пуговицами, подошел к Грише и, не здороваясь, спросил: «Хошь, будем в козла играть?” “Это что - в карты?” “Какое в карты! В живого козла... А, сметанная голова! - закричал он, приметив издали Яна. - Лети сюда, будем играть”. Ян подошел, остановился, глядя застенчиво. “Ну, вот ты, к примеру, будешь козёл. Становись! Вот так. - Евлампий показал, как надо стать: согнулся, уперся руками в колени.- А я через тебя буду скакать. А ты считай: один раз прыгну - это называется: “вилочки козлу”, другой раз прыгну - “ложечки козлу”. Потом: “как бы не задеть козла”, “как бы не помять козла”. Тут я все время должен скакать через тебя так, чтобы не задеть ногами. А уж потом: “задел козла”. Я тебя тогда двину ногами. Под конец: “помять козла” - это значит, я, как хочу, могу на тебя навалиться, хоть на голову сесть… А если я задену раньше времени козла или забуду сказать “вилочки козлу”, спутаюсь, скажу сразу “ложечки”, ну, тогда я - козел, тогда через меня сигайте. Ну, становись!” - сказал он Яну. Ян согнулся, руки, как было показано, упер в ко­лени. Евлампий сперва прыгал старательно, приговари­вая вполголоса с озабоченным видом: “вилочки козлу”, “ложечки козлу”, а когда выходило “помять козла” - садился с размаху Яну на шею так, что тот тыкался носом в песок. Ян вставал, снова терпеливо нагибался, и Евлампий опять прыгал… Похоже было, что этот опытный игрок так и не собьётся: вовремя скажет “ви­лочки”, вовремя заденет козла. Прошло много времени. Ян стоял смирно и только от раза к разу все сильнее тыкался носом в землю… » (Кононов, 1958, 88-89).

«КОЗНЫ» - то же, что бабки.

«Козон. Кость из ног барана или других животных, употребляемая для игры; бабка... [Козны.] Игра в эти кости; бабки» (Словарь, 1956, 1120).

О Саратовской губернии в 1890-х гг.: «А мы с Евлашкой выходили на двор и играли в “козны” и в “скаланцы”… Появлялся… Тит. Сначала он грыз семечки и наблюдал за игрой… Потом приносил… козны и включался в кон. Евлашка… - курносенький, с… девчачьим голоском, - был ровесник мне… Порывистый, с лукавыми зелеными глазками, он заливисто смеялся над каждым пустяком: брошу я битком в козны - смеется, выбиваются козны - смеется, сам швырнёт биток - хохочет, а когда Тит целится в кон - рассыпается колокольчиком…» (Гладков, 1956, 268).

О 1930-х гг.: «Пожилые люди любят вспоминать и собственно о детских играх (в Муром­ском р-не особенно популярны были подвижные игры “Лапта”, “Козны”, “Чи­жик”, “Клёк” / “Клок”, “Чехарда”, “Попа-гонялово”, в них играли мальчики и девочки вместе)» (Райкова, 2006, 80).

«КОЗЫРНЫЙ» - (молодежно-подростковый жаргон) модный, авторитетный, классный.

О 20-летней девушке в г. Ханты-Мансийске летом 2007 г.: «Я заметила, что большинство молодежи г. Ханты-Мансийска использует слово “козырный” для обозначе­ния чего-то хорошего, модного, классного, то есть того, что котируется: “Мы идём сегодня в “Территорию первых” “А что это?” “Это самый козырный клуб в горо­де!” Приехав осенью в Шадринск, заметила, что слово “козырно” здесь тоже встречается, но оно не так популярно и распространено как в Хантах» (132).

КОКА-КОЛА - «Прохладительный тонизирующий напиток с добавлением экстракта из листьев какао и орехов кола» (СИ, 1994, 286).

О девочке 10 лет в с. Канаши в 1994 г.: «Первый раз “Кока-колу” мне купили на день рождения. Десять лет - юбилей всё-таки. У неё вкус тогда был не такой как сейчас, более приторный с какой-то добавкой, и продава­лась в очень больших бутылках или стеклянных “чебу­рашках”» (сообщ. девушки 21 года записала респ. 138).

О девочке 7-10 лет в г. Когалыме в 1994-1997 гг. любимыми газировками стали “Фанта”, “Спрайт” и “Кока-кола”. Бабушка меня ругала, что я пью их, и говорила, что “Кока-кола” - это нефть. До сих пор, когда пью этот напиток, вспоминаю её слова» (134).

КОКЛЮШ - «Острое инфекционное, преимущ. детское заболевание, выражающееся в частых припадках судорожного кашля, иногда со рвотой» (СИ, 1994, 286).

«КОЛ» - 1. Просторечное название низшей школьной отметки - единицы («1»).

О конце 1850-х гг. в институте благородных девиц: «Весь остальной день девочки были неузнаваемы, рас­сеянны, отвечали невпопад, многие совершенно неожи­данно получили “кол”…» (Лухманова, [1903] 1997, 358).

О женской гимназии в середине 1910-х гг.: «Математик сел, потер ладони и улыбнулся. “Ну, значит, плохо! Наверно колов да пар наставил!..” - шёпотом сказала Зойка…» (Филиппова, 1938, 66).

Поэт К. Ваншенкин пишет о 1930-х - начале 1940-х гг.: «…“Очень плохо” (как и “единицу”) ставили крайне редко. “Кол” известен скорее из литературы о дореволюционной школе» (Ваншенкин, 1996, 15).

В.Н. Иовлева (1935 г. р., Шадринск): «Во второй половине 1940-х гг. говорили: “Огородилась колами“» (сообщение 2006 года).

О второй половине 1940-х гг.: «[Эрька Криушин] вместе со всеми сбегал с уроков, бил стёкла и изредка получал “колы”. Уж слишком честно он получал “колы”. Начинался урок, он вставал и докладывал: “Домашнее задание я не сделал”» (Бодров, 1966, 23).

О 1950-х гг.: «В наших с Федею тетрадях / Нет ни двойки, ни кола» (Татьяничева, 1959, 6).

О первой половине 1960-х гг.: «“А потом по­лучилось как-то раз, что я не успел выучить правило и еще от­рывок наизусть. Учительница мне пару и кол сразу поставила. Отец, как увидел это, выпорол меня ремнем до бесчувствия…”» (Низова, 1967, 141).

«КОЛ» - 2. Разновидность игры в прятки.

О середине 1930-х гг. в сибирской деревне: «Деревце в кулак толщиной, чаще всего лиственничное, обрубалось в полтора-два полена длиной и затесывалось на конце - получался кол. К нему колотушка, або тяжелый колун, лучше кувалда - вот и весь прибор для игры. Сама игра проще пареной репы - один из видов пряталки. Но кто в эти “пряталки” не играл, тот и горя не видал! Игроки с колом и кувалдой выбирали затишный переулок иль шли за бани, на поляну, чтоб от неё близко были амбары, заплоты, сараюхи, стайки, заросли дурнины либо кучи старых бревен, за которыми и под которыми можно надежно схорониться. Кол приткнут в землю, к нему прислонена колотушка - кувалду редко удавалось раздобыть. Настал самый напряженный и ответственный момент в жизни - выбор голящего… …Всегда голил самый честный и тихий человек… Каждый из тех, кто удачлив в жизни…, бил разок по колу, бил, плюнув перед этим на ладони и яростно ахнув. Кол подавался в землю иногда сразу на несколько вершков, иногда чуть-чуть - это от ударов твоих закадычных друзей, тайно тебе сочувствующих. Кол почти весь в земле, но впереди самое главное и страшное - матка-забойщик. На роль эту выбирали, как правило, самого сильного, самого злого и ехидного человека… Он наносил по колу столько ударов, сколько душ принимало участие в игре. Колотил неторопливо, с прибаутками: “Ах, мы колышек погладим, дураков землей накормим!..”, “Коли, кол, дурака на три четвертака!”, “Кол да матка - вся отгадка!”, “Кол да свайка, возьми, дурак, отгадай-ка!..”… …Кол уже вколочен в землю, но забойщик беспощадно лупит и лупит колотушкой, вгоняя дерево глубже и глубже в земные недра. Правило: пока голящий выдергивал кол, все должны спрятаться. Выдернув, притыкает его в цельное место на полянке, ставит к нему колотушку и отправляется искать погубителей. Нашел - скорей к колу! Лупи теперь сам по нему колотушкой, кричи победно: “Гараська килантый за бревном!. ” Но как далеко до победного удара! Кол забит так, что и вершка нету, щепа, корье и те в землю втоптаны. Вытаскивай кол руками, зубами, чем хочешь из того, что на себе и в себе имеешь. Посторонние инструменты никакие не допускались, за всякую хлюзду, то есть если струсишь, домой сбежишь либо забунтуешь, предусмотрено наказание - катание на колу и колотушке. Возьмут тебя, милого, за ноги, за руки, положат спиной на кол и колотушку да как начнут катать - ни сесть потом, ни лечь - все кости болят, спина в занозах. Но вот…, срывая ногти…, выколупываешь из земли кол, шатаешь его, тянешь, напрягаясь всеми жилами, а из жалицы, с крыш амбаров, из-под стаек и сараев несутся поощрительные крики, насмешки, улюлюканье. Р-раз! - и всё смолкло. Кол вытащен! Насторожен. Теперь любой из затаившихся огольцов может оказаться возле кола - надо только быть зорким, держать ухо востро! Стоит голящему отдалиться, как из засады вырывается ловкий, ушлый враг, хватает колотушку и вбивает кол до тех пор, пока ты не вернешься и не застукаешь его. Но такое удается редко. Очень редко. Чаще случается: вернешься, а кол снова забит по маковку и забивалы след простыл...» (Астафьев, 1989-1, 230-233).

КОЛА - разговорное название одного из безалкогольных тонизирующих газированных напитков с экстрактом ореха африканского тропического растения (пепси-кола, кока-кола).

О 1999 годе: «Мой сын весь день усиленно собирал зелёные крышечки из-под “колы” под рекламным лозун­гом “Запомни это лето”, надеясь на многочисленные призы, обещанные компанией» (газета «Час пик» (Санкт-Петербург), 1999, 8-14 сентября; цит. по: ТССР, 2001, 349-350).

«КОЛБАСА» - шланг подвода воздуха к пневматической тормозной системе при­цепного вагона трамвая, расположенной на его задней стенке. Кататься на «колбасе» (точнее, на соединительной штанге, лишь держась руками за шланг-«колбасу») - распространенное развлечение мальчишек крупных городов первой половины ХХ века.

О Ленинграде в 1920-е гг.: «Распространен­ным развлечением «уличных мальчишек» было катание на трамвайной «колбасе», то есть шланге подвода воздуха к пневма­тической тормозной системе при­цепного вагона, расположенной на его задней стенке» (Поздняков, 1994, 291).

О 1920-х - 1930-х гг.: «…Когда, наконец, трамвай показался, Павлик попробовал было втиснуться в вагон, да где там! Тогда его осенила отчаянная мысль: прицепиться сзади на “колбасу”. Так он и сделал… Трамвай проходил мимо школы, и Павлик услышал приветственные возгласы своих товарищей. “Смотрите! Смотрите! Павлик на колбасе едет! А-га-га! Ура!”» (Мавр [1934] 1956, 27).

О 1930-х гг. в Москве: «На задке вагона, помимо торчащего буфера, висел конец тормозного шланга, по-уличному - колбаса. Езда на буфере или на колбасе была любимым спортом московских сорванцов. Сегодня [начало 1990-х гг.] это можно делать с тем же успехом, но я давно “буферщиков” не вижу» (Федосюк, 2004, 57).

О Симферополе 1941 года: «В первый класс я пошел, как уже было упомянуто, в первую военную осень… От дома до школы я и мои сорванцы-товарищи добирались на трамвае, но не в его салоне, а “на колбасе” - так называлась изогнутая железная балка, торчащая сзади вагона. Если “колбаса” была занята, то мы ехали “на подножке”, а на промежуточных остановках соскакивали с нее, чтобы, дождавшись момента, когда трамвай тронется, вновь вскочить "на подножку" и висеть, ухватившись за поручни» (Шем, 2000).

О конце 1940-х гг.: «Трамваи стали для пацанов бесплатным аттракционом. “Айда покатаемся!” - они прыгали на подножки на ходу, хватаясь за поручни; ехали с грохотом и звоном, спрыгивали на скорости и поджидали следующий. Кондукторы их ненавидели. Сейчас-то понятно, что не за убыток в тридцать копеек - шею ведь можно свернуть. Самое замечательное - трястись сзади на “колбасе”, там ты один. А зимой возьми длинный железный крюк и гоняй себе на коньках за трамваем, цепляясь за поручень» (Иванов, 1985, 96).

О конце 1950-х гг.: «Я помню время, когда… мама, провожая в школу, говорила мне: “Не катайся на “колбасе”! Ещё раз узнаю - отцу скажу. Выпорет!”» (Туинов, 1985, 27).

См. также: «Колбасник».

«КОЛБАСА, на веревочке оса» - инвариантная часть ряда дразнилок.

О середине 1980-х гг.: «Когда мы с подругами ссорились, то обзывались и дразнились друг на друга как только могли: “Олька-полька-колбаса, на веревочке оса, руки-ноги на балконе, голова на стадионе”, “Ирка-дырка-колбаса, на веревочке оса, а оса шевелится, Ирка скоро женится» (515).

КОЛБАСИТЬСЯ - (молодежно-подростковый лексикон) веселиться, тусоваться, прикалываться, отрываться.

О девочке 12-14 лет в г. Когалыме в 1999-2001 гг.: «Одноклассница Таня сказала: “В субботу вечером у меня будет тусовка. Приходи. Поприкалываемся, поколбасимся”» (134).

Ср.: Расколбас.

«КОЛБАСНИК» - мальчишка, катающийся на «колбасе».

О Ленинграде 1930-х гг.: «…Трамваи тех лет - с открытыми площадками, резиновым шлангом сзади (это называли “колбасой”). Цепляясь за неё, катались бесплатно мальчишки (их звали “колбасники”)» (Гранин, 1990-5, 485)

О второй половине 1940-х гг.: «К буферу трамвая прицепился мальчик… Точно кто-то подтолкнул Петю. Метнувшись с тротуара, он подскочил к тронувшемуся трамваю, схватил мальчика поперёк живота и поставил его на мостовую. По росту это был… ученик четвёртого класса… Деловито нахмурившись, точно и не он висел только что на буфере трамвая, мальчишка рысцой побежал прочь. Портфель смешно подскакивал у него на спине. В другое время Петю непременно рассмешил бы забавный вид убегавшего мальчишки. Но сейчас он без улыбки смотрел ему вслед и думал: “Почему же раньше я проходил равнодушно мимо “колбасников”, мимо драк и возни мальчишек на мостовой? Почему?”» (Котовщикова, 1954, 37-38).

КОЛГОТКИ детские - соединение трусов и чулок в один предмет; трикотажное изделие, плотно облегающее всю нижнюю часть тела. Колготки пришли на смену чулкам, прикреплявшимся при помощи резинок к детскому лифчику.

О середине 1940-х гг.: «Как только мы вышли на улицу, у ребят предательски поползли вниз чулки» и делает примечание: «Колготки появились много позже, в начале [19]60-х годов, и первое время, как и сейчас, были страшено дефицитны» (Гречина, 1994, 207).

Из программы 2007 года «Вести» (телеканал «Россия»), посвящённой 50-летию открытия московского магазина «Детский мир»: «Но нет уже тех очередей…, и шерстяные детские колготки давно не в дефиците. - он с Колготки, кстати, в стране появились с помощью Гарника Оганесяна, первого дня работает в “Детском мире”. Чулки, соединённые с трусиками, Гарник увидел в командировке в Чехословакии, очень удивился, потому что советские дети 50 лет назад носили чулки на резиночках со спец. поясом-лифчиком».

Из книги 1968 г.: «Её ноги свешивались с кресла, точно вымытые и выжатые колготки» (Надеждина, 1968, 62).

О 1980-х гг.: «Под окнами играла мелюзга. Играли в прятки. Пацан в колготках верховодил, устанавливал правила в кругу свой ровни…» (Кривомазов, 1985, 28).

Ср.: Лифчик детский; Чулки.

КОЛГОТКИ - «[< чешск. kalhoty] - трикотажное изделие, плотно облегающее ноги и нижнюю часть тела, чулки, соединённые с трусами» (СИ, 1994, 287).

Колготки у девочек.

О середине 1960-х гг.: «Общественное мнение девчонок рано или поздно возь­мет верх; дочь будет в душе завидовать им и, быть может, не высказывая это вслух, мечтать о модных колготках и сетовать на родителей, которые не хотят её одевать “как все другие”» (Низова, 1967, 44).

О конце 1960-х гг.: «Первые мои [колготки] были нежно-голубого цвета и произведены в какой-то из республик советской Прибалтики. Оттуда же и привезены с оказией… Я их возненавидела… И выбросила в дачный помойный пруд. Оттуда их… извлекли, постирали и вновь надели на меня, отшлёпанную. И после этого я их уже очень полюбила… А до этого колготок никто не видел и даже не знал такого слова. Известно было слово “колгота” с ударением на А, примерно то же самое, что “копуша”, как меня называли, когда я не проявляла расторопности, собираясь в детский сад. В детском саду мои голубые колготки были сенсацией. Все носили коричневые простые чулки, которые пристегивались к специальному пояску, называемому отчего-то лифчиком. У мальчиков тоже, я помню. Следовательно, все мужчины - мои одногодки и старше носили в детстве лифчики… Чудесные колготочки с белыми и розовыми ромбами были самой большой радостью моих начальных школьных лет… …Колготки были так называемые эластичные и так называемые простые. Эластичные считались вредными для детей - “химия на тугой резиночке”. Они действительно были противноватыми по ощущениям, но зато не сползали. Простые (хлопковые) - сползали. Это была катастрофа. Особенно если посреди урока вызывали к доске. Лучше всех с этой проблемой справлялась подруга моя…, которая делала так: выходила к доске, поворачивалась лицом к классу, поднимала коричневую плиссированную юбку, не спеша подтягивала колготки, становилась в третью балетную позицию и затем уж достойно принималась отвечать что там её спрашивали. Но не все были способны на такие радикальные жесты. Я вот - нет» (Метелица, 2005, 103-104).

О Перми 1969 года: «Девчонкам гимнасткам-перворазрядницам выдавали тонкое облегающее ногу “трико” - позже получившее всенародную известность под названием “колготки”. С [19]70-го года колготы стали носить женщины всех возрастов. Кончилась эпоха поясов с резинками» (Киршин, 2002).

О третьеклассниках в конце 1960-х - нач. 1970-х гг.: «Мы пошли в театр. Мы шли парами, и всюду были лужи…, потому что только что прошёл дождь. И мы прыгали через лужи. Мои новые синие колготки и мои новые красные туфли стали все в чёрных брызгах. И Люськины колготки и туфли тоже!» (Пивоварова, 1979, 62).

О Краснодарском крае в 1977-1980 гг.: «Когда мы учились в младших классах, то не видели ничего зазорного, если подтянуть колготки посреди класса, при этом задрав платье» (590).

О девочке-старшекласснице в первой половине 1980-х гг.: «[Парни] скинули с Оли пальто, шапку, шарф и подняли за ноги. “Вот так. Повиси немножко. Нам сказали, девочке надо вправить мозги”. Волосами Оля коснулась земли… Платье задралось, опустилось к шее. Ноги в тонких колготках обдало холодным ветром…» (Симонова, [1985] 2003, 226).

О 1993 годе: «Я тогда пошла на 1 сентября 1993 года в 3-й класс, и мама купила мне капроновые колготки. Они были белого цвета с бантиками по бокам. Они выглядели очень нарядными, и я очень любила их» (070).

Колготки у мальчиков

О мальчике 3-7 лет в середине 1970-х гг.: «Надевая колготки - синие шерстяные, которые дорого стоят и ни­где не достать, - я почувствовал запах гари. Одна колго­тина доходила лишь до щиколотки. Сама ценная её часть, та, которая образует носок, увы, догорала на ре­флекторе… Бабушка достает из лежавшего у двери паке­та запасные колготки… Я переодеваюсь… На сиде­ньях… лежали… мои вещи - шерстяные безрукавки, фланелевые рубашки, колготки. Колготки я ненавидел. Бабушка не разрешала снимать их даже на ночь, и я все время чувствовал, как они меня стягивают» (Санаев, 1996, 55).




































































































































































ЛЕНИН - Владимир Ильич Ленин (настоящая фамилия - Ульянов) (1870-1924), росс. революционер, лидер партии большевиков (Российской Коммунист. партии (большевиков), организатор Октябрьской рево­люции 1917 г., основатель и лидер Советского гос-ва, один из наиболее влиятельных полит. деятелей XX века.

Изучение жизни, деятельности и сочинений В.И. Ленина в воспитании детей - См.: «Владимир Ильич Ленин»; Ленинская комната; Ленинский день; Ленинский зачёт; Ленинский музей; Ленинский уголок; «Ленинские чтения»; «Расказы о Володе Ульянове».

Использование изображений В.И. Ленина и вокальных произведений о нём в воспитании детей - см.: «Песня о Ленине»; «Портрет Ильича»; Портрет В.И. Ульянова-Ленина.

Из пособия для учителей нач. школы конца 1940-х гг.: «Во всех этих беседах о борьбе советского народа важно по­казать организующую роль большевистской партии, руководящую роль великих вождей Советского Союза В.И. Ленина и И.В. Сталина… В книге “Родная речь” отображён ряд моментов из жизни и деят-сти В.И. Ленина и И.В. Сталина. К концу учеб. года важно повторить и обобщить изученное. В этом направлении и следует построить работу над биографиями Ленина и Сталина. Дети вспомнят ранее прочитанные в др. связи статьи и стихотворения о вождях советского народа» (НШ, 1949, 95).

Из рекомендаций работникам пионерских лагерей 1952 года: «Жизнь и деятельность величайших гениев человечества В.И. Ленина и И.В. Сталина является ярким примером для каждого советского человека. Воспитание пионеров и школьников на примерах замечат. жизни и деят-сти Ленина и Сталина является важнейшей задачей пионерского вожатого и учителя. Методы ознакомления пионеров с жизнью и деят-стью Ленина и Сталина могут быть самые различные: беседы, сборы, пионерские костры, чтение книг, проведение экскурсий и походов по местам, связанным с деят-стью великих вождей, оформление альбомов, выставок, посвященных Ленину и Сталину… Наиболее распространенными формами ознакомления пионеров в лагере с жизнью и деят-стью Ленина и Сталина являются беседы, экскурсии и походы по местам, связанным с жизнью и деят-стью вождей. Беседы по тематике могут быть очень разнообразными. Для пионеров и школьников 3-4-х классов, исходя из опыта работы многих пионер. лагерей, рекомендуется проводить беседы на след. темы: “Детские и юношеские годы В.И. Ленина”… “Как учился Ленин”, “Ленин и дети”… » (ПЛ, 1952, 42-44).

О перв. пол. 1950-х гг.: «Во многих школах и домах пионеров успешно используются во внекл. работе для бесед, вечеров и пионерских сборов следующие темы в III классах: “Великая дружба Ленина и Сталина”… В IV классах: “В.И. Ленин и И.В. Сталин - вожди Великой Октябрьской социалистической революции”, “В.И. Ленин и И.В. Сталин - великие полководцы советского народа”, “Сталин - продолжатель дела Ленина”… В V классах… обобщающими представления детей темами для внеклассных бесед, читок и сборов являются следующие: “Образ В.И. Ленина и И.В. Сталина в поэзии советского народа”» (ВВВР, 1955, 77).

О середине 1960-х гг.: «В младших классах любовь к Ленину фактически преподавалась. Конечно, не было такого предмета, который бы назывался “Любовь к Ленину”. Но и не было ни одного урока, где бы об этой любви речь так или иначе не заходила. Учителя не зря трудились, я понял, что Ленин - удивительная, беспрецедентная личность. Тем не менее, как и все дети в СССР, я его не любил. Я его обожал. Обожать, между нами говоря, намного легче, чем любить. В школе меня быстро заметили функционеры всяких празднеств. Видать, глазенки сияли, голосок звенел. Был я отобран в особую команду таких же горластых детишек… Нас постоянно снимали с уроков и отводили в зал на спевки. Но мы не пели. Мы по очереди выкрикивали различные клятвы, уверения и пожелания. Вся эта божба должна была, по идее, услаждать слух представителей общественности. Нас дрессировали так, чтобы выходило зычно, бойко, с улыбкой по стойке “смирно”» (Победин, 1995, 34).

О вт. пол. 1950-х - нач. 1980-х гг.: «Ленин приходит к человеку, можно сказать, с рождения. Ребёнок видит портрет на стене. Ему говорят: “Это Ленин”. В сквере, в парке, на городской площади стоит памятник. Ребенку говорят: “Ленин”. Имя Ленина звучит в песнях, в речах, в задушевных беседах - всюду. И ребенок, едва научившись говорить, спрашивает: “Кто это - Ленин?” На этот вопрос отвечают книги. Сегодня дошкольники и октябрята имеют прекрасную библиотеку книжек о В.И. Ленине, поднимающих маленького человека на первую ступень в постижении великого образа. Эти книжки всем известны: “Детские и школьные годы Ильича” А.И. Ульяновой-Елизаровой, “Володя Ульянов” Н.И. Веретенникова, “О Ленине” В.Д. Бонч-Бруевича, “Шу-шу” Г.М. Кржижановского, рассказы о Ленине М. Зощенко, А. Кононова, М. Пришвина, П. Замойского, обработанные для малышей отрывки из воспоминаний Н.К. Крупской, коллективно написанная книжка “Детям о Ленине”… Большой популярностью пользуются также поэмы С. Михалкова “В музее В.И. Ленина” и “На родине Ленина”» (Мотяшов, 1983, 82).

О середине 1980-х гг.: «[Ленинские чтения получили] широкое распространение в школах… Формы проведе­ния Ленинских чтений разнообразны: устные журналы, обсуждение книг и кинофильмов, диафильмов и диапозитивов о жизни и деят-сти В.И. Ленина, выступления журналистов, писателей, артистов… Широкое распространение получила такая форма работы, как заочное путешествие по ленинским местам. Уже шестилетние дети должны знать, что В.И. Ленин - основатель Советского гос-ва, что под его рук-вом рабочие и крестьяне нашей страны совершили Великую Октябрьскую социалист. революцию. Им полагается знать товарищей В.И. Ленина по рев. борьбе: Ф.Э. Дзержинского, Н.К. Крупскую, Я.М. Свердлова… Заканчивая нач. школу, учащиеся… изучают все наиболее содержательные произв-ия об Ильиче... Заканчивая обучение в нач. классах, школьники должны много знать о В.И. Ленине как о человеке, как гос. деятеле, как о революционере и вожде трудящихся всего мира» (Пирогов, 1987, 40-41).

«ЛЕНИН и печник» - стихотворение (1940) Александра Трифоновича Твардовского (1910-1971).

В 1950-е - 1960-е гг. изучалось в 6 классе, в 1970-е - 1980-е гг. - в 4 классе общеобразовательной школы.

О нач. 1960-х гг.: «В VI классе прорисходит первая встреча школьников с … Александром Твардовским. В программу классного чтения вошло его стихотворение “Ленин и печник”» (ТИ, 1963, 144).

О перв. пол. 1970-х гг.: «Читает учитель сам - желательно наизусть (это очень подкупает детей), читает мягко, задушевно, в манере народного сказа… Ученики, даже слабые, хорошо понимают содержание стихотворе­ния, от души смеются… На дом детям предлагается внимательно перечитать стихотворение и выучить отрывок, который больше всего понравился (8-12 строк)» (Гринина-Земскова, 1975; 268-269, 270).

ЛЕНИНСКАЯ комната, ленинский музей, ленинский уголок.

В 1959 г., накануне 90-летия со дня рождения В.И. Ленина в пионер. орг-ции развернулось соревнование на лучшую дружину в стране. «Одним из условий этого соревнования было - создать в школе ленинскую комнату, ленинский музей или ленинский уголок. В 1960-1963 гг. во многих дружинах ленинские комнаты, музеи и уголки были созданы. В ленинских уголках, комнатах и музеях собирались материалы не только о В.И. Ленине, но и о его соратниках, о Комм. партии, о комсомоле, о стр-ве коммунизма и т.д. В ленинских комнатах и музеях проводились пионерские сборы, здесь принимали в пионеры. (Таборко, Орлова, 1963, 17-18).

Из издания 1983 г.: «Четверть века назад возникли первые шк. музеи и комнаты Владимира Ильича Ленина. Замечательное патриотическое движение пионеров год от года растет. Многие школьные ленинские музеи ныне носят звание народных» (Гринберг, 1983, 18).

«ЛЕНИНСКАЯ тетрадь».

О конце 1960-х гг.: «“Ленинская тетрадь”. У нас в нач. классах на тетрадь, в которой не было других отметок, кроме пятерок, надевалась бархатная обложка, кажется, жёлтого цвета, с изображением Ленина» (Томилова, 2006).

«ЛЕНИНСКИЕ искры» - еженедельная газета для детей и юношества. Первый номер вышел 31 августа 1924. Освещала деят-сть пионер. орг-ций Ленинграда и Ленинградской обл. На страницах газеты печатались К.И. Чуковский, С.Я. Маршак, А.Л. Барто, А.П. Гайдар. С 1990-х годов выходит под названием «Пять углов».

О нач. 1930-х гг.: «Король предложил написать замет­ку в “Ленинские искры”. Мы не очень верили в успех этой затеи, но мешать не стали. Всё наше общество “Друг детей”, в полном составе, пыхтело и корпело над заметкой. В ней было много фактов, попали туда все приятели Коробочкина - и Федька Феоктистов, и Лешка Переделкин, и Сухоручко. Добавил и Король всё, что знал, а знал он немало. Заметку долго и усердно переписывали. Кончалась она, помню, так: “И куда смотрит гороно?” Король сам отвез заметку в редакцию, заявив, что такой документ нельзя доверить почте. Ровно через две недели заметку напечатали - и ликованию не было границ. Пробовали газетную страницу на ощупь, по пять раз перечитывали вслух и про себя всё, начиная с заголовка и кончая подписями (а подписались полностью все наши “друзья”. Так и стояло: “Воспитанники детдома № 60...” - и дюжина имен и фамилий), и с особенным выражением скандировали концовку: “И куда смотрит гороно??!!” Сила печатного слова подсказала Королю новую идею: “Алексей Саввич, а как вы думаете - если попросить, чтобы в “Ленинских искрах” напечатали объявление: вернись, мол, Плетнев, тебя товарищи ждут?” “Боюсь, что Плетнев не читает газет, - серьезно возразил Алексей Саввич. - Притом, ты сам видишь, в Ленинграде его нет. А в другие места “Ленинские искры” не доходят» (Вигдорова, [1953] 1969, 174-175).

О перв. пол. 1930-х гг.: «К “общественной работе” я отношу и бесконечные сборы, на которых… слушали рассказы про славных со­ветских героев. Я этих героев тоже чтила, но и без сборов все про них знала из “Ленинских искр” и “Пионерской правды”, которые мне выписывали родители» (Лупанова, 2007, 50).

О нач. 1980-х гг.: «…С янв. 1982 г. газета “Ленинские искры” стала выходить один раз в неделю (вместо двух), на шестнадцати страницах уменьшенного формата. Иные теперь вёрстка газеты, размер клише, шрифтового набора, заголовков… Еженедельник позволил собрать воедино все направления, заявленные редакцией, вести тему постоянно, а не дробить её в нескольких номерах, отнесённых во времени друг от друга. В результате эффект выступления “Ленинских искр” заметно возрос… Обогатился и жанровый состав газеты: короткая хроника, интервью, подборки авторских писем, корреспонденции, очерковые зарисовки, лит. произв-ия (стихи, сказки, рас­сказы), представленные одновременно, делают каждый выпуск разнообразным по форме» (Холмов, 1982, 19).

ЛЕНИНСКИЕ уроки - форма воспитательной работы в старших классах в 1970-х - 1980-х гг.

О 1970-х гг. «Ленинские уроки проводят в старших классах. Их цель - помочь учащимся овладеть лениниз­мом, научить их в своей дея­т-сти руководствоваться ленинскими идеями. Тематика Ле­нинских уроков весьма разнообразна, например: “Заветы Ленина молодежи”, “Твоя общественная активность”, “Мы патриоты-интернационалисты”, “Быть комсомольцем-ленинцем в мыслях и делах”, “Учиться коммунизму” и др. Особое внимание обращают на ознакомление учащихся с заветами великого вождя и с их реализацией совр. условиях. 3начит. место занимает и ознакомление с жизнью и деят-стью В. И. Ленина. Это стало хорошей традицией во многих школах. В связи с 60-летием Великой Октябрьской социалистич. революции [в 1977 г.] проводился Ленинский урок на тему “Революционный держим шаг”. Он помог школьникам глубоко осознать, что они являются наследниками рев. боевых и трудовых тра­диций Коммунистич. партии и советского народа. Ленинские уроки проводятся в форме беседы, лекции, расска­за. Иногда к их проведению привлекают учащихся. Им рекомен­дуют ленинские произв-ия для самостоятельного изучения, предлагают написать рефераты по этим произведениям. Опыт показывает, что Ленинские уроки проходят более эффективно, если кл. руководители в подготовит. период проводят с учащимися беседы примерно на такие темы: “Как изучать ленинские произведения”, “Как самостоятельно работать с книгой”» (Болдырев, 1978, 46-47).

О пос. Санчурск Кировской обл. 1970-х гг.: «Проведе­ние Ленинских уроков стало доброй традицией нашего клуба юных следопытов и юнкоров… Начиная с 1960 г. (когда был создан клуб) мы считаем своей гл. темой ленинскую… Ленинский урок обычно проходит в шк. музее. Портрет Ленина, под ним пламенеют красные гвоздики. Ярко оформлены стенды: “В.И. Ленин и наш край”, “Коммунисты всегда впереди”, “Наши земляки, награждённые орденом Ленина”. После этого урока ребята вместе с гостями выходят на воскресник… Ленинские уроки… Они включают в себя многое. Это и долгий следопытский поиск…, и мудрое слово педагога, ком­мунистов, ветеранов войны и труда» (Наумова, 1978, 18-19).

О нач. 1980-х гг.: «Ленинские уроки… получили широкое распространение в школах нашей страны… Ленинские уроки бывают всесоюзные и местные. Всесоюзные проходят по решению ЦК ВКСМ во всех комсомольских орг-циях страны в определенные сроки с единой повесткой дня. Местные (районные, школьные) ленинские уроки проводятся комсомольскими орг-циями по темам, обсуждение которых наиболее важно для данной комосом. орг-ции» (Лисова, 1984, 14).

ЛЕНИНСКИЕ чтения - форма воспитательной работы, существует с 1960 года.

О 1970-х гг.: «В старших классах организуют также Ленинские чтения. Впервые их провели при подготовке к 90-летию со дня рождения В.И. Ленина. Теперь Ленинские чтения стали традиционными. Формы их проведения разнообразны. Это цикл бесед, докладов, лекций, конференций, посвященных жизни и деятельности В.И. Ленина, его идейному наследию и претворению в жизнь ленинских заветов… На основе обобщения опыта школ можно рекомендовать при­мерно такие темы для Ленинских чтений: “В.И. Ленин - вождь, товарищ, человек”, “В.И. Ленин о коммунист. морали”, “Как мы выполняем заветы В.И. Ленина”, “По-ленински жить, учиться и работать”, “В.И. Ленин о коммунист. труде”. В старших классах в программу Ленинских чтений можно включать изучение отдельных работ В. И. Ленина… Подготовка к Ленинским чтениям предпо­лагает изучение и конспектирование произв-ий В.И. Ленина, подготовку устных докладов и письменных рефератов» (Болдырев, 1978, 47-48).

О середине 1980-х гг.: «Вот тематика Ленинских чтений, получивших широкое распространение в школах, для учащихся I-IV классов: І класс. 1. Детские и школьные годы Ильича. 2. «Нас назвали октябрята в честь победы Октября». 3. В. И. Ленин и дети. II класс. 1. В. И. Ленин - вождь Великого Октября. 2. Октябрята - внучата Ильича. 3. По заветам В. И. Ленина. III класс. В.И. Ленин - вождь Великого Октября, организатор первого в мире социалистич. гос-ва - гос-ва трудящихся. 2. Их называют верными ленинцами (о соратниках В.И. Ленина - Н.К. Крупской, Ф.Э. Дзержинском, М.В. Фрунзе, С.М. Кирове). 3. Пионеры - юные ленинцы. IV класс. 1. В.И. Ленин - учитель и друг трудящихся всего мира. 2. Семья Ульяновых. 3. Имени Ленина (по ленинским местам). Формы проведения Ленинских чтений разнообразны: устные журналы, обсуждение книг и кинофильмов, диафильмов и диапозитивов о жизни и деятельности В. И. Ленина, выступления журналистов, писателей, артистов. Для того чтобы большее количество детей выступило перед своими товарищами, на каждой страничке устного журнала может выступить по нескольку октябрят» (Пирогов, 1987, 40).

«ЛЕНИНСКИЙ день» - торжественно отмечаемый день рождения В.И. Ульянова-Ленина (22 апреля).

О конце 1950-х гг.: «При подготовке к ленинским дням… проводятся читательские конференции и экспо­нируются выставки книг о Ленине, организуются экс­курсии и туристские походы по ленинским местам, колл. посещения спектаклей, демонстраций кинофильмов, худ. выставок о Ленине… В Ленинские дни проходят встречи учащихся со знатными людьми [, посвященные темам: “Имени Ленина”, “По заветам Ленина”], проводятся смотры общественно полезных дел, итоги которых оглашаются на торж. линейке, комсом. собрании, отражаются в шк. стенной печати. К Ленинским дням в кружках худ. самодеят-сти учащихся разучивают стихи и песни о Ленине, готовят инсценировки, оформляют выставки рисунков на темы [о Ленине]. Учащиеся ст. классов проводят вечера, а пионеры - отрядные и дружинные сборы и костры, в программу которых входят воспоминания или рассказы старших о Ленине и показ худ. самодеят-сти учащихся. В эти дни торжественно проводится приём в пионеры» (ПС, 1960-1, 611).

О конце 1950-х гг.: «Вот однажды после уроков пришла в третий класс старшая вожатая. Она сказала, что завтра, в Ленинский день, ребят будут принимать в пионеры» (Баруздин, 1960, 37).

«ЛЕНИНСКИЙ зачет» - одна из форм воспитания молодё­жи, соединявшая изучение трудов В.И. Ленина с активизацией учеб. и обществ. работы учащихся. С 1969-1970 гг. по перв. пол. 1980-х гг. проводился ежегодно во всех учеб. заведениях страны.

О 1969-1975 гг.: «Впервые Ленинский зачёт был проведён в 1969-1970 гг. по инициативе комсомольских орг-ций Москвы и Ле­нинграда, в связи с празднованием столетия со дня рожде­ния В.И. Ленина. С этого времени Ленинские зачёты проводятся ежегодно в несколько этапов и, как правило, связываются с важными общ.-полит. со­бытиями в жизни страны. Девизом Ленинского зачёта стали слова “Учиться коммунизму” из речи В.И. Ленина на Третьем съезде комсомола (1920 г.). Для проведения Ленинского зачёта на комсомольских собраниях в школах, проф.-тех. училищах, сред. спец. и высших учеб. заведениях избирается спец. комиссия, в состав кот., кроме учащихся, входят представители партийной орг-ции учеб. заведения. Комиссия разраба­тывает общий план проведения Ленинского зачёта. Учащиеся, участники Ленинского зачёта, составляют личные планы. В каждом из этих планов отражены интересы, потребности и желания комсомольца. Учащи­еся берут на себя обязательства активно участвовать в системе полит. просвещения, повышать кач-во учёбы, развивать взаимопомощь и т. д. Лич. план участника Ленинского зачёта имеет конкр. хар-р: каждый комсомолец записывает в него то, что он сам должен выполнить. Ленинские зачёты проводятся в неск. этапов. Формой проведения Ленинского зачёта являются Ленинские уроки… В рамках Ленинского зачёта в учеб. заведениях проводятся соревнования на лучший класс или учеб. группу... Каждый этап Ленинского зачёта заканчивается общим комсом. собранием, на кот. Отчи­тываются все участники. Члены комиссии по проведе­нию Ленинского зачёта подводят итоги сделанного. Наи­более акт. участников комиссия представляет к награ­ждению памятным значком» (Денисова, 1978, 139-140).

О 1971-1977 гг.: «Ленинский зачет. Эта форма комсомольской работы родилась в дни подготовки к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. По решению IV пленума ЦК ВЛКСМ (апрель, 1971) итоги зачета подводятся ежегодно ко дню рождения В.И. Ленина… Реш. о сдаче Ленинского зачета комсомольцы прини­мают на собрании комсом. орг-ции класса. При этом учи­тываются выводы аттестац. комиссии о рез-тах выпол­нения каждым комсомольцем принятых обязательств, их личных планов. Полезно поощрять комсомольцев за хорошие показатели, за усп. выполнение ими обязательств…» (Болдырев, 1978; 49, 50).

«ЛЕНИНСКИЙ рассвет».

О Челябинске в перв. пол. 1980-х гг.: «Наша школа № 87, что стоит на пересечении улиц Молодогвардейцев и Братьев Кашириных, в советские времена была оплотом гор. пионерского движения. Дважды в год, накануне Дня Октябрьской рев. и дня рождения Ленина, адм-ция школы устраивала масштабное мероприятие “Ленинский рассвет”. К шести утра (!) полусонные пионеры неслись по тёмным дворам к зданию школы. Попробуй, отлынь: дружинная пионервожатая Ирина Вячеславовна лужёным голосом так отчитает перед сотней примерных пионеров, что свет милым не покажется! Скоренькое построение, и вот уже многоголосая колонна под звуки горна и барабана бодро шагает вверх по улице Молодогвардейцев к кинотеатру «Победа». От наших криков просыпается сонный город: люди испуганно выглядывают из окон. Круто! Мы всех разбудили! Через час, в семь утра, в большом зале “Победы” начинается торж. сбор. Сначала лучшие пионеры читают стихи, потом все это перемежается отрывками из идеологич. фильмов, типа “Ленин в Октябре” или “Офицеры”. Все вместе это называется монтаж. После нам крутят дет. фильм… Весь день после “Ленинского рассвета” был выходной!» (Кумейко, 2006-1, 3).

ЛЕНИНСКИЙ уголок - «То же, что красный уголок» (Словарь, 1957-6, 155).

В следующем отрывке выражение «ленинский уголок» трактуется как «ленинский кружок»: «Серьёзное знач.… имели ленинские кружки, ставившие своей задачей подробно знакомиться с жизнью и деят-стью великого вождя и с наиболее выдающимися его произв-ми… О шир. распространении ленинских кружков сообщалось, например, в отчёте Псковского губоно и губсоцвоса за июль-декабрь 1924 г.: “В Торопецком уезде почти по всем дет. учреждениям организованы ленинские уголки, нек. школы по четвергам проводят “час Ленина”. В Невельском уезде при школах есть кружки, изучающие ленинизм. В г. Пскове во всех шк. имеются ленинские уголки, выпускаются газеты, посвящённые памяти Ленина”» (Королев, 1961, 346-347).

О 1924-1927 гг.: «И вдруг... умер Ленин. И хотя мне не было еще и одиннадцати лет, день этот - вернее, вечер - помню… Вскоре стали возникать ленинские уголки, они образо­вывались всюду, даже во дворах. В сарае, отведенном нам для игр, мы сделали ленинский уголок: портрет Ленина, его же фотографии вместе с соратниками, стихи, вырезанные из газет. Да и сами, кто постарше, что-то писали. В последующие годы уголок этот всегда обновлялся к 21 января. Сюда же потом прибавлялись фотографии и стихи, посвященные Первому мая, дню Парижской коммуны, 9 Января, Октябрьской революции - праздникам, которые особенно отмечались в те годы. Все это мы чтили с самой детской чистотой. Может быть, уголки эти носили характер детской игры, но уже какой-то особой, с оттенком большой серьезности. И с полной искрен­ностью и верой» (Розов, 1987, 270).

См. также: Ленинская комната.

ЛЕНИНСКИЙ урок - см.: Ленинские уроки.

«ЛЕНКА-пенка…» - закрепленное в фольклоре 1980-х -1990-х гг. дразнилка девочек по имени Лена.

Записано в 1984 году в Петрозаводске: «Ленка-пенка, дай поленко, / Нечем печку затопить» (Лойтер, 1991; 113, 252).

Записано в 1984 году в Петрозаводске и в 1989 году в Москве: «Ленка-пенка колбаса, / На верёвочке оса, / Руки-ноги на балконе, / Голова на стадионе» (Лойтер, 1991; 113; 252; ДПФ, 1991; 299, 521).

Записано в 1986 году в Петрозаводске: «Ленка-пенка ходила по лесу, искала принцессу» (Лойтер, 1991; 114, 252).

О середине 1980-х гг.: «Девичьи дразнилки: “Ленка-пенка, колбаса, жарена капуста. Съела кошку без хвоста и сказала вкусно» (534).

О девочке 6-9 лет в г. Лянторе в 1992-1995 гг.: «Во дворах мы дразнили друг друга. Про Лену говорили: “Ленка-пенка, колбаса, на веревочке оса”» (015).

Записано в 2000 году в г. Петрозаводске от девочки 12 лет: «Ленка-пенка, колбаса, / На верёвочке оса, / А верёвочка порвалась, / Ленка с лестницы сорвалась» (Лойтер, 2005, 199).

Ср.: «Андрей-воробей»; «Витька-титька»; «Катя, Катя, Катерина…».





























































































































































«МОРСКОЙ житель» - игрушка, продававшаяся в марте-апреле, перед Пасхой. Вероятно, то же, что «Американский житель».

О Вербном базаре в Москве в 1910 г.: «Мимо нас проходит бородатый разносчик… Бородатого перебивает резкий женский голос: “Морской житель, / Плавать любитель… / А вот кому / Морской житель…”» (Сац, 1978, 9).

О 1917 годе: «Привычные народные игрушки… актуализировались в духе текущего момента…. “Чертик в пробирке” или “американский житель”, поднимающийся и опускающийся в трубке со спиртом, тоже приобрел политический смысл: “Морской житель, народа истребитель, из царских холопов - Господин Протопопов”» (Архипов, 2001).

О Петрограде-Ленинграде в 1920-е гг.: «Очень интересным… был для нас, ребят, “Верб­ный торг”, проводившийся на Верб­ной неделе перед Пасхой… Затем была масса … ларьков с игрушками… И, конечно, бесчисленное количество торговцев с рук, выкри­кивавших: …“Американский житель спускается на дно морское, ищет счастие людское” - это для американского жителя, смешного стеклянного человечка, который под­нимался и опускался в баллоне с водой…» (Поздняков, 1994, 293).

Ср.: Морской чёртик.

«МОРСКОЙ чёртик» - игрушка, продававшаяся в марте-апреле, перед Пасхой. Вероятно, то же, что «Американский житель».

О Москве в 1911 г.: «На улице было много народу, шли и на “вербу” и с “вербы”…. На каждом ша­гу встречались торговцы с маленькими лоточками, а на лоточках все так и пестрело от разных диковинных ве­щичек… “Морские чертики! Чертиков кому! - кричал один торговец. - Живые, сам ловил в море!” Соня смотрела во все глаза на чёртика. Да он и в са­мом деле был живой! Он прыгал в стеклянной трубочке то вверх, то вниз, маленький, черненький, с красным язычком...» (Воронкова, 1959-а, 202).

Ср.: Морской житель.

«МОСКВА - Кассиопея» - фантастический фильм 1973 г. (режиссер Р. Викторов). До Земли долетает сигнал с просьбой о помощи со звезды Альфа созвездия Кассиопеи. Формируется команда из подростков, которые должны добраться до цели уже взрослыми космонавтами. Корабль оказывается у конечной цели значительно раньше намеченного срока. Продолжение фильма - «Отроки во Вселенной».

«МОСКВУ показывать» - см.: «Показывать Москву».

«МОСКОВСКИЕ прятки» - игра, первая часть которой аналогична игре в «жучка» (см.: «Жучок»), а вторая - аналогична обычным пряткам (см.: Прятки).

О пос. Новоаганск Нижневартов­ского р-на Тюменской обл. в. 1988-1989 гг.: «Где-то в 1988-1989 гг. нашей любимой игрой была игра “Московские прятки”. Собирались всем двором, человек по 15. Один человек отворачивается, все стоят сзади него, кто-нибудь до него дотрагивается. Например, отвернулся Вася. До Васи дотронулся Петя, Вася поворачивается и пытается отгадать, кто до него дотронулся. Если он не отгадывает, то спрашивает: “Докуда бежать?” Ему кричат: “Сбегай до соседского дома! Пока он бегает, все прячутся. Если же Вася отгадал, что до него дотронулся Петя, то бежит и затем всех ищет Петя» (503).

О Шадринске в 1992 г.: «“Собирайся, народ, кто в прятки идет” - эта фраза сигнализирует о начале так называемых “московских пряток”. Кто-то из ребят был начинающим, он и кричал эту фразу. При этом он выставлял кулак с поднятым вверх большим пальцем (знак “во!”). Следующий, кто первым подбежал к начинающему, ухватывается за этот оттопыренный палец, и делает аналогичный знак. Третий, четвертый, пятый… делают то же самое. Таким образом, из “кулачников” образовывалась своеобразная башня, которая удерживалась до тех пор, пока не прибежит последний желающий играть. Указанная выше фраза тоже произносилась до тех пор, пока не подбежит последний. Затем тот, чей кулак оказывался сверху, был ведущим. Он становился спиной к играющим (лицом к стене), в этот момент кто-то из игроков тыкал своим пальцем в спину ведущего. При этом пытались ткнуть как можно больнее. Ведущий поворачивался лицом к игрокам и пытался отгадать, кто ткнул. А игроки в это время, опять-таки сделав знак “во!”, говорили: “Я, я, я…” Если ведущий не отгадывал, то он был галящим, а если отгадывал, то галящим был тот, кто ткнул. В итоге галящий становился лицом к стене, закрывал глаза и начинал громко считать (как правило, до 100). Все остальные играющие разбегались и прятались. Когда галящий досчитывал до конца, он говорил: “Кто не спрятался - я не виноват”, и шёл искать. Тот, кого находили первым, был следующим галей, только после того, как найдёт всех остальных. Иногда в этой игре было принято застукивание, которое заключалось в следующем: когда галящий отходил от места, где он производил счет, спрятавшиеся могли незаметно выбежать из своего укрытия и постучать по этому месту 3 раза. Это означало, что он застукивался, то есть не будет галить в следующий раз. А если галящий замечал, как кто-то выбегает из своего укромного местечка, то он также мог бежать к месту отсчета и застукиваться. И если он прибегал первым, то следующим галящим (после того, как найдены будут все участники) будет тот, кто не успел застукаться. В эту игру я начала играть примерно в 7 лет. Эту игру рассказала мне старшая сестра» (103).

О детях в возрасте 8-12 лет в Шадринске в середине 1990-х гг.: «Игра “московские прятки”. Выбирается один ведущий. Он поворачивается спиной к играющим. Они должны хлопнуть или ударить его по спине. После этого ведущий поворачивается к играющим, а они вытягивают вперёд руки (кисть сжата в кулак) с поднятыми большими пальцами и кричат: “Я! Я! Я! Покажи на меня!” Ведущий должен указать на человека, который, по его мнению, его задел. Если угадывает правильно, то этот игрок - водит. Пока он с закрытыми глазами считает до ста, остальные прячутся. Если он не угадывает - он “галит” (водит). Кого ведущий находит первым, тот и становится новым ведущим» (012).

О Казахстане в 1992-1996 гг.: «Игра “московские прятки” была популярна в период моей учебы в начальных классах Выбирался один “галящий” становился спиной ко всем и закрывал глаза. Кто-то из толпы подходил и тыкал пальцем или хотел ладонью, кулаком его в спину, затем возвращался в толпу, и все начинали кричать “я - я - я!”, выставив большой палец вперед. Если “галящий” угадывал, то тот, кто его ткнул, должен был спросить куда бежать и до скольки считать. В то время как этот человек, считая вслух, бежит в указанном направлении, все прячутся. Затем он ищет их, как в обычных прятках. Если же “галящий” не угадывает, то “галит” до тех пор, пока не угадает» (019).

О с. Трусилово Шумихинского р-на Курганской обл. в 1994-1995 гг.: «Когда мне было 10-11 лет, мы по вечерам с девчонками и мальчишками моего возраста (плюс-минус 2 года) собирались на улице и играли в “Московские прятки”. Выбирали галящего, он вставал спиной к остальным участникам лицом к забору. Один из участников “тыкает” большим пальцем руки в спину галящего, после чего галящий поворачивается к остальным и пытается отгадать, кто его ткнул. Тем временем все участники игры выставляют большие пальцы и произносят вслух несколько раз: “Это я, я, я! Покажи на меня!” Галящий показывает на одного из участников игры, тот отвечает: “Да, я. Докуда бежать, до скольки считать?” (вне зависимости от того, отгадал галящий или нет). Галящий дает задание (докуда бежать и до скольки считать). Если галящий угадал, кто его задел, то задание выполняет тот на кого указали, а остальные участники в это время разбегаются и прячутся. А если было угадано неверно, то задание выполняет сам галящий. Теперь “ищущий” разыскивает спрятавшихся. Тем, кто спрятался, нужно добежать до того места, где начиналась игра и “побашить” его, можно не ждать, когда тебя найдут, а бежать сразу, как только тот, кто ищет, уходит на безопасное расстояние от тебя и не заметит и не опередят тебя. Если “ищущий” замечает кого-то, он говорит его имя и бежит, стараясь вперед “забашить” место начала игры. Галящим становится тот, кто не успевает опередить прежнего галящего» (024).

О Шадринске в 1995 г.: «Когда мне было примерно 7 лет, я пошла в школу. Вечерами после выполнения домашнего задания мы собирались с друзьями за нашим многоэтажным домом, где мы никому не мешали и нам тоже никто не мешал. Мы играли там, в московские прятки, казаки-разбойники. Московские прятки заключаются в том, что сначала одного человека ставят к стенке, а все остальные встают вокруг него. Потом кто-то тыкает галящего пальцем, и если галящий угадывает, кто-то тыкающий встаёт на его место. А если не угадывает, то все бегут прятаться. Когда находят человека, он бежит и затукивается» (158).

О середине 1990 г.: «Ещё мы с друзьями любили играть в прятки, особенно московские. Один становится в угол спиной к остальным. Кто-то из стоящих его задевает. Если угадывает кто, то становится на его место. Если нет, то он галит, а остальные прячутся. Пока галящий ищет, те, кто прячется, должны прибежать на место галящего. Кто не успел, тот галит» (161).

О 1995-1999 гг.: «В детстве, когда мне было 9-13 лет, во дворе мы (я и мои друзья: мальчики и девочки) играли в “Московские прятки”. Почему “московские”, мы тогда не очень-то задумывались, а выглядело это примерно так: один человек (водящий, галя) поворачивался лицом к стене, а сзади вставали все остальные (играли обычно 10-12 человек) и кто-то тыкал в спину водящего пальцем (допустим, мизинцем). Тогда водящий поворачивался и старался угадать, кто его задел, а остальные кричали в это время: “Это я, это я! Покажи-ка на меня!”. Если галя не угадывал, то тот человек, который его ткнул, предлагал ему угадать ещё и палец, которым он его задел: если водящий не угадывал с первого раза - считал до десяти, если со второго... И так, пока не угадает. Затем водящий снова отворачивался к стене и считал до стольки, до скольки ему выпадало считать. Остальные участники тем временем прятались. Когда галя начинал искать спрятавшихся, главной задачей последних было вперед добежать до той стены, где стоял Галя, и “застукаться”, прокричав при этом: “Туки-туки!” Если все успевали застукаться, водящий “галил” до тех пор, пока кто-нибудь не успеет это сделать раньше него. К сожалению, сейчас я не наблюдаю такой игры у детей» (020).

«МОСКОВСКИЙ зонтик» - задирание юбок, подолов платьев у девочек (активизирующее страх-стыд публичного обнажения перед мальчиками) в виде игры с «кодовым» восклицанием «Московский зонтик!» (варианты: «Дамский зонтик!», «Детский зонтик!» и др.). Кодовая фраза призвана придать запрещенному культурой («неприличному») жесту характер ритуально-игрового и потому разрешаемого действия. Период достоверного существования - 1980-е годы - перв. пол. 1990-х гг.

О школе в Шадринске в перв. пол. 1980-х гг.: «Бывало, подкладывали кнопки на стулья. Мальчишки задирали юбки девчонкам, приговаривая: “Московский зонтик”» (608).

О 1986-1987 гг.: «В 1-2 классе девочки задирали друг другу юбки со словами: “Московский зонтик”. Но это было в форме шутки, игры, никто и никогда не обижался друг на друга. После этого уже мальчики стали задирать девочкам юбки и говорили или же те слова, что и девочки, или: “Как тебе не стыдно, трусики-то видно!..” Но ни о каком унижении, агрессии речи и не было, они также это делали в форме игры. Они не делали это специально какой-то конкретной девочке, а всем, во время игр на перемене. Мальчики, конечно, не злораждствовали, но посмеивались. Девочкам это было неприятно и обидно, но я знала, что я не одна такая и недолго расстраивалась. После этого мы с девочками решили, что должны что-то сделать малчикам, чтобы им тоже было неприятно. И мы на каждое задирание юбки пытались снять с них брюки. Но не желая обидеть или унизить кого-то. Потом это как-то само собой прошло» (609).

О 1980-х гг.: «“В начальной школе было широко распространено задирание юбок, платьев у девочек. Эта игра называлась “Дамский зонтик” или “Московский зонтик”. Заключалась она в том, что мальчики или даже девочки подбегали к своим одноклассницам и загибали им подолы, при этом крича: “Московский (дамский) зонтик””; “…Мальчики быстро пробегают мимо стайки девчонок, поднимают им юбки до головы и кричат: “Московский зонтик!” Что это означает, я не понимаю и сейчас”;. “Играли также и в “московский зонтик”, поднимали юбки не только девчонки друг у дружки, но и парни тоже поднимали юбки, это было класса до 7-го”; “Лет в 14 очень была популярна игра “Московский зонтик”. Суть ее заключалась в том, чтобы поднять подол платья, юбки и сказать: “Московский зонтик”, и по школе мы ходили или в длинных узких юбках или постоянно держали подолы”». (Борисов, 2002, 133-134).

О с. Понькино Шадринского р-на в 1980-е гг.: «Те девчонки, которые играли в “Московский зонтик”, мне казалось, что они совсем какие-то чокнутые. Я так боялась, что они ко мне подойдут и задерут у меня подол юбки. Когда девчонки весело начинали прыгать и играть в эту игру, я старалась незаметно выйти из класса. Я так до ужаса боялась, что у меня задерут подол. А однажды, когда мы убирали листья с территории школы, ко мне подбежали одноклассник и задрал мой подол сказав: “Московский зонтик”. А ещё потом так громко всем объявил, что у меня жёлтенькие плавочки. Мне было так стыдно и обидно, что я заплакала. Я вообще в школе была ныколкой. Да наверное и сейчас тоже» (514).

О Тюменской обл. в 1982-1985 и 2000 гг.: «В 4-5 классе мальчишки подбегали в школьном коридоре и задирали девочкам подол формы с криком: “Московский зонтик”. Поэтому мы (девочки) на переменах вцеплялись мертвой хваткой в свои подолы, держали их, прижимались к стенке, наматывали подол внизу на кулачки. Только бы мальчишки не опозорили меня. Иногда в классе 6-7 мы с своей компании девочек сами задирали друг другу подол, но без мальчишек, в их отсутствие, и говорили: “Московский зонтик”. Недавно я шла по улице, и передо мной бежали две первоклашки. Одна девочка задрала своей подружке подол и сказала: “Московский зонтик”. Девочка очень обиделась, закричала на неё и не захотела с ней идти дальше» (590).

О Шадринске в 1990 г.: «Это было модно в классе третьем. Мы постоянно на переменах бегали и задирали друг другу юбки и кричали: “Московский зонтик, московский зонтик”. Это казалось так интересно, особенно если это делали, когда видели мальчики. Особенно старались поднять юбки застенчивым, спокойным девочками. Они или плакали или обижались. Мне было их жалко, и я больше так не делала. Когда мальчики начали, глядя на нас, задирать нам юбки, мы их колотили. Это уже не очень-то нравилось» (504).

О с. Красная Звезда Шадринского р-на в 1993-1994 гг.: «Если девочка пришла в школу в юбке, то мальчишки всегда подбегали со спины, чтобы девочка не видела, задирали юбку со словами: “Московский зонтик”. И сразу бежали со всех ног. Это явление происходило во 2, 3 классах, т.е. в возрасте 7-8 лет (1993-1994 гг.)» (011).

О девочке 9 лет в сред. шк. с. Новоильинского Петуховского р-на в 1995-1997 гг.: «Эта забава, бывало, очень раздражала. Суть её в том, что сзади к тебе подбегала девочка или мальчик, пока ты отвлекалась на другие дела, поднимали юбку со словами: “Московский зонтик” и убегали со всех ног. Причём, в основном, это делали девочки при мальчиках. Поначалу это было смешно, но потом было уже не до смеха. После обиженный делал какую-нибудь гадость другому» (143).

МОСКОВСКИЙ международный фестиваль фильмов для детей и юношества - проходит в Москве с 1983 года.

ХХІІІ фестиваль проходил с 22 дек. 2006 г. по 8 янв. 2007 г., в его рамках было показано более 50 картин, которые посмотрели более 20 тысяч детей.

27


скачать файл | источник
просмотреть