veciy.ru

21.08.18
[1]
переходы:63

скачать файл
Является ли антисемитизм признаком некультурности

Является ли антисемитизм признаком некультурности?

Прежде чем приступить к исследованию основных черт еврейства, столь резко выделяющих его среди других народов, необходимо разобраться в крепко внедрившемся в сознание нашей либеральной интеллигенции предубеждении, согласно которому культурный и "передовой" человек не может быть антисемитом.

"Иудофильство — признак культуры и нравственной высоты; антисемитизм — признак варварства и глубочайшего нравственного падения". Такова общепризнанная формула, царившая до самого последнего времени в умах либеральной интеллигенции, как "просвещенного Запада", так и России. Из дальнейшего изложения мы увидим кем и каким способом эта "аксиома" была внедрена в сознание широких кругов нееврейской интеллигенции. Сперва же попробуем найти ответ на поставленный нами вопрос. Для этого достаточно бросить взгляд в тома общечеловеческого культурного наследия и из тысячи примеров резко отрицательного отношения к еврейству великих государственных мужей, мыслителей и писателей всех времен и всех народов выделить лишь наиболее характерные, которые мы и приводим ниже в хронологическом порядке.

Диодор, римский историк и писатель (30 до Р.Х. — 20 по Р.Х.) сообщает в своей “Всеобщей истории”, что уже друзья царя Антиоха (175—163 гг. до Р.Х.) советовали ему целиком истребить иудеев "так как среди всех народов они являются единственными, которые не хотят сближения ни с какими другими народами и смотрят на всех, как на своих врагов".

После изгнания их из Египта, рассказывает Диодор, они обосновались в области Иерусалима и "образовав еврейский народ, передавали в своей среде по наследству ненависть к людям".

Сенека (4 до Р.Х. — 65 по Р.Х.), один из самых значительных философских писателей древнего Рима: — "Обычаи этого преступного народа (иудеев) настолько укрепились, что широко распространяются во всех странах; побежденные навязали свои законы победителям".

Много писал о человеконенавистничестве и прочих отрицательных чертах иудеев римский историк Тацит (55 — 120 по Р.Х.). "Покуда ассирийцы, мидийцы и персы владели Востоком — иудеи были наиболее презираемой частью их подчиненных. После того как власть перешла в руки македонцев", писал Тацит в пятом томе своей Истории, "царь Антиох сделал попытку уничтожить их суеверия и ввести среди них греческие обычаи, чтобы перевоспитать этот отвратительный народ".

Исследование литературных памятников античного мира показывает, что презрение к евреям и резкое осуждение их особенностей было уже в те времена всеобщим явлением. Это всецело подтверждает в своем ученом труде "Антисемитизм в древнем мире" (Москва, Ленинград, 1922) еврейский историк Соломон Лурье.

"Презрение к евреям", пишет С. Лурье (стр. 192) "настолько вошло в обиход, что наименование еврея получило наконец нарицательное значение в смысле всего грязного, некрасивого. Так, Клеомед, ругая Эпикура за его скверный стиль, говорит: "Его язык взят из самой гущи синагоги и толпящихся вокруг нее нищих: в нем есть что-то плоское жидовское и ползущее по земле, как пресмыкающееся. Другое подобное свидетельство", — продолжает Лурье, "мы находим у Аммиана Марцеллина. Он рассказывает: Когда император Марк Аврелий проезжал по Палестине, часто в нем вызывали омерзение встречавшиеся ему вонючие и суетливые евреи".

Это отвращение к евреям отнюдь не было особенностью древнего греко-римского мира. Оно сопровождало евреев всюду. В памятниках древней письменности самих евреев мы находим бесчисленные тому свидетельства. Там в книге Бытия (гл.43,32) описывается угощение, поданное царедворцем Иосифом своим пришедшим в Египет за хлебом братьям, на котором присутствовали и приглашенные египтяне: "И подали ему особо и им особо, и Египтянам, обедающим с ним особо: потому что Египтяне не могут есть хлеб с евреями; потому что это мерзость для Египтян". В псалмах вечно возвращается один и тот же мотив: "Мы сделались посмешищем у соседей наших — поруганием и посрамлением у окружающих нас. (Пс.79,4)".

Еще ярче выступает всеобщее презрение и ненависть к евреям в писаниях арабских и персидских ученых древности. Целый ряд мест в Коране характеризует отношение к евреям Магомета. "Из за несправедливости их, мы запретили евреям кое-что хорошее, что раньше было им дозволено, потому что они далеко отстранились от религии Божией и занимались ростовщичеством, что им запрещено, и незаконно поглотили имущество других людей", читаем мы а Коране, в 4-й главе отдела Зуре. И далее: "Ты никогда не должен уставать изобличать их (иудеев) обманы. Они обманщики почти все без исключения".

А вот несколько типичных выдержек из свидетельств представителей ученого мусульманского мира.

Адб-аль-Квадир аль-Жиляни (545 по Р.Х.): "Иудеи, которые живут рассеянными во всем мире, но все же крепко держатся друг друга — хитрые, полные ненависти к людям и опасные существа, с которыми надо обращаться, как с ядовитой змеей, т. к. если позволить ей хотя бы на мгновение поднять голову, она непременно укусит, а укус ее безусловно смертельный".

Манави аль Маулид (821 по Р.Х.): "Ожидать честности и правды от иудея — то же самое, что предполагать невинность у старой проститутки".

Мирза Хассан Хан (1649 по Р.Х.): "Для меня является непонятным, почему давно уже не истребили этих кровожадных животных! Разве не убивали бы сразу диких зверей, пожирающих людей, даже если бы звери эти были человекоподобны? А разве евреи не истребители людей?"

Обратимся теперь к культурному наследию Запада. В хронике Григория Турского (540—594) мы находим следующее изречение Гунтрама, короля из династии Меровингов: "Горе этому народу иудейскому, ибо он скверный вероломный и в сердце у него всякая злая хитрость".

Петр Клюнийский, знаменитый бенедиктинский монах ХII века: "Я советую не уничтожать евреев, а наказывать их в соответствии с их же пороками. Не было бы всего справедливее - отнять у них все то, что они присвоили себе обманным путем? То, чем они обладают, украдено ими гнусным способом, и так как они до сих пор оставались ненаказанными за свою наглость, то украденное ими имущество должно быть снова от них отобрано. То, что я говорю, всем известно. Ибо не честным хлебопашеством, не законной воинской службой, не путем какой-либо полезной работы наполняют они свои амбары хлебом, свои погреба - вином, свои кошели - деньгами, свои сундуки - золотом и серебром, а гораздо более путем обмана и тайного скупа краденых вещей у воров, причем ценные вещи приобретают за гроши".

Эразм Роттердамский — наиболее просвещенный из всех гуманистов, светило науки XVI века: "Грабеж и сдирание шкуры с бедного человека, производимые жидами, превосходят все меры, и далее терпеть это, прости Господи, невозможно".

Мартин Лютер (1483—1546) — вождь протестантской борьбы претив папства, основатель лютеранского вероисповедания: "Все трусливые воздыхания и вожделения их (иудеев) сердца преисполнены желанием когда-нибудь поступить с нами, язычниками, так же, как они поступили с язычниками в Персии во времена Есфири. О, как любят они эту книгу Есфирь, которая так созвучна с их кровожадными, жаждущими мести и убийства устремлениями и надеждами! Солнце никогда еще не освещало более кровожадного и мстительного народа, который потому воображает себя народом Божьим, что должен убивать и душить иноверцев".

Джордано Бруно (1548—1600) — знаменитый итальянский мыслитель, защитник Коперника и мужественный борец против католического мракобесия, сожженный инквизицией на костре: "...они (евреи) представляют собою племя, разносящее столь сильную заразу, нравственно столь прокаженное и опасное, что заслуживают, чтобы их уничтожали еще до рождения... Евреи — народ, всегда низменный, раболепный, бесчестный, обособленный, замкнутый, избегающий сношений с прочими народами, которых он преследует зверским презрением, навлекая на себя этим самым совершенно заслуженно, презрение с их стороны".

Интересно, что и век рационализма, век Великой Французской Революции и "Декларации прав человека", давший толчок к уравнению евреев в правах с неевреями, ничего не изменил во взглядах культурнейших и образованнейших представителей европейского Запада на еврейство.

Просвещенные монархи Пруссии - такие, как Фридрих Вильгельм I и Фридрих Великий, принуждены были принимать меры к ограждению своих народов от еврейской эксплуатации и ростовщичества.

Мудрая императрица Мария Терезия Австрийская в собственноручном послании придворной канцелярии в 1717 году писала: "Впредь ни одному еврею, как бы он ни назывался, не должно даваться права жительства здесь без моего письменного разрешения. Я не знаю более вредной для государства чумы, чем этот народ, вследствие его умения путем обмана, ростовщичества и денежных сделок доводить людей до нищенства и заниматься всеми теми делами, которые вызывают отвращение всякого частного человека".

Но не одни только правители, а и величайшие мыслители этого века, и в первую очередь сам кумир рационалистического либерализма — Вольтер, сурово бичевали еврейство и призывали современное им общество к борьбе против растлевающего влияния евреев.

"Евреи — ничто иное, как невежественный и варварский народ, который издревле соединяет грязнейшее корыстолюбие с отвратительнейшим суеверием и непреодолимейшей ненавистью ко всем народам, среди которых они терпимы и за счет которых они обогащаются," — так судил евреев француз Вольтер. Подобные же взгляды высказывали и великие германцы того времени — Кант, Гете, Шиллер и Гердер.

На заре XIX века величайший правитель и полководец Франции Наполеон, в обращении своем к Государственному совету от 30-го апреля 1806 г., говорил: "Деятельность еврейской нации со времен Моисея, в силу всей ее предрасположенности, заключалась в ростовщичестве и вымогательстве... Французское правительство не может равнодушно смотреть на то, как низкая, опустившаяся, способная на всякие преступления нация захватывает в свое исключительное владение обе прекрасные провинции старого Эльзаса. Евреев приходится рассматривать, как нацию, а не мак секту. Это нация в нации... Целые села обобраны евреями, они снова ввели рабство; это настоящие стаи воронов... Вред, причиняемый евреями, не происходит от отдельных лиц, но от всего этого народа в целом. Это чирей и саранча, опустошающие Францию"...

Подобные же взгляды мы исходим у позднейших государственных деятелей этого века, как Фридрих Вильгельм IV, Мольтке, Бисмарк, и у мыслителей и писателей, как Фейербах, Шопенгауер, Карлейль, Рихард Вагнер, Поль де Лагард, Ницше, Виктор Гюго, и многих других. Величайший германский историк XIX века Теодор Моммзен назвал еврейство "действенным ферментом космополитизма и национального разложения". А один из величайших французских писателей того же века Эмиль Золя дал в своей, вышедшей в 1895 г., книге "Nouvelle Campagne" следующую беспощадную характеристику "избранному" народу: "Эта проклятая раса, не имеющая более своей родины, своего правителя, живущая паразитом среди наций, притворяющаяся, что признает их законы, но послушная в действительности лишь своему богу Грабежа, Крови и Ненависти, выполняющая повсюду хищную миссию завоевания, которую возложил на нее этот бог, устраивающаяся в каждом народе, как паук посредине своих сетей, чтобы подстерегать свои жертвы, высасывать кровь из всех, жиреть за счет чужих жизней!..."

Таковы были взгляды на еврейство, высказанные на протяжении веков одареннейшими и виднейшими представителями западноевропейской культуры и государственности.

В императорской России отношение власти я еврейскому вопросу неизменно характеризовалось стремлением оградить народ от паразитизма евреев.

"Я хочу видеть у себя лучше язычников, нежели жидов; все они плуты и обманщики. Я искореняю зло, а не распложаю",— говорил наш Великий Петр.

"Как то уже по неоднократным предков наших указам, по всей нашей Империи жидам жить запрещено. Но ныне нам известно учинилось, что оные жиды еще в нашей Империи под разными видами жительство свое продолжают, от чего ни иного какого плода, но токмо нашим верноподданным крайнего вреда, ожидать должно. А понеже наше матернее намерение есть от всех чаемых нашими верноподданными и всей нашей Империи случиться могущих произойти худых последствий крайне охранять и отвращать, того да всемилостивейше повелеваем: из всей нашей Империи, как то великороссийских, так и то малороссийских городов, сел и деревень, всех мужеска и женска пола жидов, какого бы кто звания и достоинства ни были, совсем их имением немедленно выслать заграницу и впредь оных ни под каким видом в нашу Империю ни для чего не впускать", указывала Елисавета Петровна.

Но на одна только власть в России понимала опасность возможного еврейского засилия. Наш великий писатель, мыслитель и провидец Ф.М.Достоевский посвятил еврейскому вопросу, постепенно принявшему, после присоединения Западного края и последнего раздела Польши, пропорции государственной проблемы и в России, целые главы своего гениального "Дневника Писателя", из которых мы приведем лишь несколько характерных отрывков.

"Ну, что, если б это не евреев было в России три миллиона, а русских; а евреев было бы 80 миллионов — ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они им сравняться с собой в правах? Не обратили бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали бы кожу совсем? На избили бы до тла, до окончательного истребления, как делали они с чужими народностями в старину, в древнюю свою историю?..." (Дневник Писателя за 1877г.)

"В окраинах наших спросите коренное население, что двигает евреев и что двигало их столько веков. Получите единогласный ответ: безжалостность; двигала их столько веков одна лишь к нам безжалостность и одна лишь жажда напитаться нашим потом и кровью"... (Там же).

"Укатите на какое-нибудь другое племя из русских инородцев, которое бы, по ужасному своему влиянию, могло бы равняться в этом смысле с евреем. Не найдете такого; в этом смысле евреи сохраняют всю свою оригинальность перед другими русскими инородцами, а причина тому, конечно, этот "статус ин стату" (государство в государстве) его, дух которого дышит именно этой безжалостностью ко всему, что не есть еврей, этим неуважением ко всякому народу и племени, и ко всякому человеческому существу, кто не есть еврей"... (Там же).

Из всего вышеприведенного вытекает вполне категорический и не терпящий возражений ответ на поставленный нами в этой главе вопрос: — антисемитизм отнюдь не является "признаком некультурности", а, наоборот, одареннейшие и культурнейшие люди всех времен и всех народов, соприкасавшиеся с еврейством, были убежденными антисемитами. Это наблюдение заставило известного французского историка и философа Эрнеста Ренана признать, что "антисемитизм всегда был отличительным признаком просвещенных умов".

В своем предисловии к уже цитированному нами труду С.Лурье пишет: "Всякого мыслящего и чувствующего человека должен был заинтересовать вопрос о причинах этого исторического явления (общественного антисемитизма), крайне важного, хотя бы уже вследствие своей многовековой давности. Для автора этой работы уже тогда было несомненно, что причина антисемитизма лежит в самих евреях, иными словами, что антисемитизм — явление не случайное, что он коренится в разнице между духовным обликом еврея и нееврея. Путем самонаблюдения (автор имеет счастье или несчастье быть, по общему мнению всех его знающих, одним из типичнейших представителей еврейского племени во всех решительно его отношениях) и изучения окружающих, мне удалось придти н определенным взглядам по вопросу о причинах антисемитизма". И далее: "Я определенно примыкаю к той группе ученых, которые, исходя хотя бы из одного того, что везде, где только ни появляются евреи — вспыхивает и антисемитизм, — делают вывод, что антисемитизм возник не вследствие каких-либо временных или случайных причин, а вследствие тех или иных свойств, постоянно соприсущих еврейскому народу".

К совершенно идентичным выводам приходит и другой крупный еврейский ученый и писатель Бернар Лазар, посвятивший исследованию явления антисемитизма двухтомный труд на французском языке: "Из того факта, что враги евреев принадлежали к самым разнообразным племенам, что они жили в странах, весьма друг от друга отделенных, что они подчинялись различным законам и управлялись противоположными принципами, что они не имели ни одинаковых нравов, ни одинаковых обычаев, что они были движимы отличными друг от друга психологиями, не позволявшими им одинаково судить обо всем, — вытекает заключение, что общие причины антисемитизма всегда коренились в самом Израиле, а не у тех, которые с ним боролись". (Bernard Lazare "L'Antisemitisme" Т. I, S. 42).

А. Мельский
"У истоков великой ненависти"
Москва, изд."Фолиум", 1994 г
Взято с сайта РНЕ
www.rne.org


скачать файл | источник
просмотреть