veciy.ru

24.09.17
[1]
переходы:25

скачать файл
В советских кино-школах и мастерских 1920-х гг

Начало формы

Отечественное кино

10.12.1992 В Киноцентре проходит презентация ассоциации «Каскадеры России»


Тексты

  • В Киноцентре проходит презентация ассоциации «Каскадеры России» — первого официального союза каскадеров отечественного кинематографа

Презентация ассоциации “Каскадеры России” (АКР), объединившей около 150 исполнителей трюков в кино из стран бывшего СССР, происходит через два месяца после того, как профессия “каскадер” впервые получила официальную регистрацию (в министерстве труда России). Ассоциацию представляют ассы — Виктор Григорьев, дублировавший Андрея Миронова (Человек с бульвара Капуцинов, 1987), Александр Массарский, дравшийся вместо Павла Луспекаева (Белое солнце пустыни, 1969), Константин Демахин, исполнитель автотрюков, Александр Иншаков, президент АКР, абсолютный чемпион СССР по тхэквандо, работавший более чем в 150 фильмах, и др. Презентация проходит в духе времени: популярные шоумены Леонид Ярмольник и Леонид Якубович предстают перед публикой то в образе популярных киногероев, то в костюмах средневековых рыцарей. После продолжительного конферанса, Иншаков объявляет о целях новорожденной Ассоциации. По его словам, АКР намерена добиваться достойной оплаты труда каскадеров и обеспечивать их юридическую и материальную поддержку. Ассоциация уже начала свою деятельность: в частности, установлены пенсии двум каскадерам — Александру Карину, получившему травму позвоночника на I Всемирном фестивале каскадеров в Тулузе (1989) при падении с 70-метровой высоты, и Олегу Савосину, работавшему на картинах Неуловимые мстители (1966), Место встречи изменить нельзя (1979)и многих других, и обреченному ныне на полную неподвижность.

На протяжении всей истории советского кино профессия каскадера — исполнителя кинотрюков — отсутствовала в Едином тарифно-квалификационном справочнике рабочих и служащих СССР. Существуя де-факто, профессия не существовала де-юре, хотя потребность кинематографа в трюковых сценах очевидна. Еще в период немого кино актерам приходилось одновременно быть и каскадерами — достаточно вспомнить Бастера Китона, Макса Линдера и Чарли Чаплина.

В советских кино-школах и мастерских 1920-х гг. обучение поначалу строилось на подражании звездам американских комических и приключенческих лент, практически на точном копировании западных образцов — поэтому искусству выполнения трюков обучались даже раньше, чем актерскому мастерству. Выполнить опасный для жизни трюк и у ФЭКСов, и в мастерской Льва Кулешова считалось особым шиком — кулешовцы даже учредили шуточную медаль за исполнение таких трюков. Да и в Государственном Техникуме Кинематографии (где начинал Кулешов) к физической тренировке актеров с первых дней относились очень серьезно, несмотря на протесты патриархов во главе с Владимиром Гардиным, настаивавшим на обязательном приглашении дублеров. Таким образом, в 1920-е гг. актеры были отлично подготовлены физически и вполне справлялись с самыми “головоломными” каскадами. Звезда “коммерческого” кинематографа Галина Кравченко начинала свою карьеру как наездница-дублерша. Игорь Ильинский считается одним из основоположников исполнения трюковых номеров в отечественном кинематографе. Да и в 1940-е гг. Фаина Раневская, в отсутствие дублера, сама скатывалась с лестницы в фильме Весна (1947).

Однако по мере усложнения трюков появилась потребность в профессиональных каскадерах. Одним из первых советских фильмов с использованием дублеров стали Веселые ребята Григория Александрова (1934): в знаменитой сцене драки музыкантов-актеров заменили боксеры. В 1938 г. на “Мосфильме” для съемок картины Сергея Эйзенштейна Александр Невский была сформирована группа “трюковых артистов” под руководством Глеба Рождественского. Они должны были уметь джигитовать, фехтовать и прыгать с 5-метровой высоты. Из 500 претендентов-спортсменов конкурс прошли лишь 40. В сцене Ледового побоища в воду на понтонах опускали толстый слой льда, с которого скатывались “псы-рыцари” в тяжелых латах — их вытаскивала специальная команда пловцов. Трюковые актеры группы Рождественского умели и “гореть” (Виктор Лебедев в фильме Великий воин Албании Скандербег, 1953), и “тонуть” (он же — в Повести пламенных лет, 1960), и обгонять скачущих лошадей (Рождественский в Минине и Пожарском,1939). Группа участвовала в фильмах самых разных жанров, значительное место среди которых занимали, конечно, батальные картины. В Адмирале Нахимове (1946) группа играла матросов и изображала все рукопашные бои. В Сталинградской битве (1949) — организовывала взрывы.

В конце 1940-х гг. в обиход советского кино вошли конные трюки. Причиной тому, как гласит известная байка, стало восклицание Иосифа Сталина во время просмотра очередного вестерна: “Почему наши режиссеры не снимают такие картины!?”. На возражение “это же безыдейный фильм!” Сталин ответил: Зато какие смелые люди!”. Так появился фильм Смелые люди (1948), в котором впервые в советском кино Алибеком Кантемировым была разработана и выполнена техника подсечки (падение с лошадью). Подсечка станет впоследствии классическим конным трюком, а правила Кантемирова — основой техники нескольких поколений конных каскадеров. Большой вклад в трюковую культуру внес и Петр Тимофеев, выходец из кантемировского конного цирка. К середине 1960-х гг. он снялся более чем в 40 картинах. Среди фильмов с его участием — Кочубей (1958), Бег (1970), Ватерлоо (1970), Тихий Дон (1957—1958), Белое солнце пустыни (1969). Одной из наиболее удачных его “ролей” стал Ахмет, мчавшийся на лошади вровень с поездом и вытаскивавший через окно Кочубея (Кочубей).

К середине 1960-х гг. группа трюковых актеров на “Мосфильме” практически распалась — по мнению актерского отдела, удобнее было заключать разовые контракты с профессиональными спортсменами или артистами цирка. 1 февраля 1961 г. были введены в действие “Правила по технике безопасности, пожарной безопасности и производственной санитарии на киностудиях СССР”. Согласно им, производство трюковых съемок регламентировалось следующим образом: “П. 422. Исполнение опасных трюковых кадров (полеты в воздухе, прыжки с высоты, прыжки в воду, падения и т.п.), связанные с каким-либо риском для жизни или здоровья исполнителей, должно поручаться лишь актерам, прошедшим специальную подготовку в безопасных условиях. В противном случае эти действия должны выполняться специалистами-дублерами. П. 423. Все опасные трюки должны заменяться комбинированными съемками. (…). П. 425. Всякого рода действия актеров, представляющие опасность для их здоровья, хотя бы они осуществлялись в целях создания наиболее правдивой передачи трюка, категорически воспрещаются”.

Несмотря на строжайший запрет, многие актеры хотели выполнять трюки самостоятельно. Иногда такие эксперименты оканчивались трагически: на съемках фильма Так еще никто не любил (вышел под названием Цветок на камне в 1962 г.) погибла в огне актриса Инна Бурдученко, на съемках Директора Алексея Салтыкова (1965) погиб актер Евгений Урбанский.

В 1965 г. для съемок картины Сергея Бондарчука Война и мир (1965—1967)на “Мосфильме” был создан отдельный кавалерийский полк. К этому времени кавалерии в СССР уже не существовало, и решено было организовать регулярную воинскую часть, где могли бы проходить службу призывники (позднее именно там служил известный актер и каскадер Андрей Ростоцкий). В 1968 г. в состав кинематографического полка вошла и специальная танковая рота, созданная для съемок киноэпопеи Юрия Озерова Освобождение (1968—1971). К концу 1970-х гг. полк участвовал в более чем 150 фильмах, причем после каждой картины его арсенал пополнялся: пушки I мировой войны, броневики гражданской, “катюши”, советские и немецкие танки, японские танки времен Халхин-Гола, и даже американские.

Служащие полка участвовали в съемках Потопа (1974) Ежи Гофмана, играя в батальных сценах польских “крылатых” гусар (“крылья” — приспособление против возможного применения противником аркана и для устрашения врагов). Танкисты — механики-водители — славились высоким мастерством и быстрой реакцией. Кроме того, танковая часть была неплохо оснащена технически: для съемок эпизода перехода через Карпаты в Солдатах свободы (1977) танки надо было поднять по отвесному склону. Чтобы максимально исключить риск для танкистов, было создано специальное подъемное устройство.

К середине 1980-х гг. сформировалось несколько направлений в каскадерском искусстве: “зрелищные”, спортивные трюки (Илья Сысоев, Олег Корытин, Улдис Вейспал, Олег Федулов, Массарский и др.); конные (группа Усена Кудайбергенова, Александр Ходюшин, Кантемиров); авто- и мототрюки (первый в отечественном кино автотрюк исполнил Александр Микулин, проехав на легковой машине под грузовиком в фильме Берегись автомобиля, 1966). Появилась профессия каскадера-постановщика. Однако в трудовых книжках представители каскадерского цеха по-прежнему значились дворниками, малярами, сторожами или, в лучшем случае, спортивными тренерами[1]. Кинокаскадеров было немного — они ощущали себя настоящей кастой, войти в которую людям со стороны было крайне сложно. Всю работу делили между собой примерно 120 человек (на “Мосфильме” трудилось около 80). Максимальная стоимость трюка не превышала 56 рублей. А чтобы получить больше, нужно было договариваться с оператором, чтобы он “браковал” первый, а то и второй дубль (по распоряжению Госкино их должно было быть не более двух) — за повторное исполнение трюка каскадеру полагалась надбавка в 50 % от утвержденной ставки.

В 1970-е гг. каскадеры стали создавать различные профессиональные объединения. Так, в 1976 г. студенты Севастопольского приборостроительного института организовали мотоклуб “Моя Родина - СССР”, который в 1979 г. подготовил свою программу автородео. Снятая на кинопленку, она заинтересовала Одесскую киностудию, “Мосфильм”, и “Ленфильм”. Так возникла группа “Млечный путь”, которую возглавил инженер, кандидат в мастера спорта Василий Будишевский. Группа работала преимущественно на Ялтинской киностудии. Ее участники занимались акробатикой, гимнастикой, легкой атлетикой и участвовали в съемках фильмов Акванавты (1979), Второй раз в Крыму (1984), Соперницы (1985) и др. В Москве Николай Карпов, преподаватель сценического движения и сценического боя в ГИТИСе, постановщик и участник боев в фильмах Эскадрон гусар летучих (1980), Ярослав Мудрый (1981), Инспектор Лосев (1983), И на камнях растут деревья (1985) и др., организовал свою группу каскадеров. В нее входили как спортсмены (Александр Малышев, легкоатлет, бобслеист, и др.), так и профессиональные актеры (Ростоцкий, Геннадий Богданов).

В 1976 г. на Одесской киностудии была создана Школа каскадеров Владимира Жарикова. Пройти конкурс было крайне трудно: из 25 претендентов оставался один. Каскадеры Жарикова принимали участие в работе над фильмами Место встречи изменить нельзя (1979), Пираты ХХ века (1979), Сыщик (1979), Телохранитель (1980), В начале славных дел (1980) и др. Жариков ратовал за создание комплексного каскадерского центра, в который должны войти: школа по подготовке каскадеров-профессионалов, тренажерно-тренировочный комплекс, материально-техническая база (автомобили, мотоциклы и другая техника), автомастерская, конюшня, конструкторское бюро для разработки и проектирования любых технических приспособлений. Жариков сделал попытку объединить наиболее профессиональных каскадеров страны. В его группе работали: Александр Филатов (Киев), Ходюшин, Николай Сысоев, Корытин (Ленинград), Вейспал (Рига), Виктор Иванов (Москва), Федулов (Одесса). Среди их рекордов в кино: падение с высоты 6 метров в горную речку с валунами (Телохранитель), сабельная схватка (В начале славных дел), где двое участников падали с крепостной стены — один с 7, другой — с 11 метров, и, конечно знаменитая сцена с утонувшим в реке “студебеккером” в Месте встречи…, исполненная Жариковым и Федуловым. В том же фильме Жариков исполнял рискованную сцену выбивания стекла в ресторане — к тому времени в мире уже существовал безопасный заменитель стекла для подобных съемок, но на советских студиях он чаще всего отсутствовал. Демонстрируя высокое мастерство и рискуя жизнью, каскадеры продолжали получать весьма скромные гонорары: так, за участие в съемках фильма Звезда и смерть Хоакина Мурьеты (1982), заработок — за полтора месяца сложнейшей работы — составил не более 300 рублей.

На “Ленфильме” существовала группа каскадеров под управлением Массарского — заслуженного тренера РСФСР, изобретателя, преподавателя дзю-до, профессионального каскадера. Массарский пришел в кино в 1949 г., на съемки фильма Звезда. Позднее стал консультантом по трюковым съемкам, принимал участие в работе над фильмами Белое солнце пустыни (1969), Мертвый сезон (1968), Республика ШКИД (1966), Три толстяка (1966), Человек-амфибия (1961), Стрелы Робин Гуда (1975), Блокада (1974—1977), Звезда пленительного счастья (1975) и др. В группе Массарского работали спортсмены: борцы, конники, фехтовальщики, водолазы, автомотогонщики и др. Массарский выступал и как автор трюков: разрабатывал не только его детали, но и техническое оснащение. Им было сконструировано, например, устройство, отбрасывающее в сторону солдата, “взорвавшегося на мине”. Кроме того, Массарский изобрел специальную аппаратуру для подводной кинофотосъемки.

В 1986 г. на ХIХ ВКФ в Алма-Ате впервые в истории отечественного кинематографа группа каскадеров под управлением Кудайбергенова (Киргизия, среди участников группы — Сатар и Султан Дикомбаевы, Коста Бутаев) получила специальный приз за лучшую постановку и исполнение трюков в фильме Капкан для шакалов (1985). Эти каскадеры занимались фехтованием, джигитовкой, среди их трюков было даже падение горящей машины в воду с 30-метрового обрыва. Группа Кудайбергенова не раз обращалась в Госкино с предложениями об организационной структуре объединения, об изменении гонорарных ставок, о путях и возможностях “самоокупаемости” (например, проведении авто-конного родео во время простоев). Однако ни на одно предложение ответа из Госкино не последовало.

В 1985 г. Приказом № 220 от 27.06.85 Госкино определило организацию трюковых съемок в кинематографе. Появилось удостоверение “исполнителя трюковых съемок” (определение “каскадер” Госкино не приняло) и положение об оплате труда. Однако данный документ имел скорее негативные последствия. По положению Приказа, к исполнению трюков допускались лишь мастера спорта, что поощряло дилетантский подход к делу: получалось, что профессиональное обучение каскадеру не нужно, достаточно быть спортсменом со званием. По мнению многих профессиональных каскадеров, именно этот Приказ дал “зеленый свет” кустарному способу производства трюков. А проводниками этой линии стали организаторы трюковых съемок, введенные в штатные расписания “Мосфильма”, “Ленфильма”, студии им. А. Довженко, Рижской киностудии — в аттестационных комиссиях по отбору исполнителей трюков практически не было известных и опытных мастеров.

В 1988 г. на специальной конференции в Госкино СССР по проблемам организации трюковых съемок представители аттестационных комиссий заявили, что существует переизбыток аттестованных каскадеров, и в ближайшие пять лет кинематограф не будет испытывать нужды в новых кадрах. Статус каскадеров по-прежнему оставался неопределенным. О защите профессиональных и социальных прав речь не шла. Не существовало выплат по больничным листам, права на социальное страхование, на санаторно-курортное лечение и т. д. В новом Законе о пенсиях о каскадерах также не говорилось, так как представители Госкомтруда и ВЦСПС не знали, к какой категории их отнести. Несмотря на это, за десятилетия в каскадерском деле образовались самостоятельные профессии: собственно кинокаскадер (исполнитель трюков, трюковой актер), постановщик трюковых сцен, трюковой тренер и мастер по изготовлению технических и страховочных приспособлений.

В конце 1980-х—начале 1990-х гг. возникают самостоятельные каскадерские школы и группы. В 1987 г., по распоряжению Госкомспорта, создан театр “Каскадер”, который возглавили сыновья КантемироваИрбек и Мухтарбек. Юрий Сальников, каскадер, работавший в Вечном зове (1976—1983), Людях в океане (1980), где он мастерски исполнял “драки” и делал трюки на воде, создаст в Москве свою школу “Аква-трюк”. Жариков организует частную киностудию “Мустанг”. В 1993 г. Игорь Панин создаст объединение каскадеров “Мастер”, которое станет проводить ежегодный международный фестиваль каскадеров “Прометей”, чемпионат по историческому фехтованию “Меч России” и откроет собственную каскадерскую школу и историко-культурный комплекс “Сетуньский стан”, посвященный истории древней Руси. В начале 1990-х гг. необходимость объединения и координации усилий станет очевидной.

По замыслу инициаторов Ассоциации, ее первейшей задачей должна стать защита прав представителей профессии “повышенного риска”, создание условий для объединения профессиональных кадров, улучшения условий их работы, материальная и социальная защищенность в эпоху правового беспредела и экономической нестабильности[2]. На базе ассоциации будет создана компания “Аватар-фильм”, которая произведет фильмы Крестоносец (1995), Рыцарский роман (2000), документальный сериал Каскадеры России (2003), телесериал Бригада (2002) и обслужит большинство российских кинопроектов, среди которых будут столь разные фильмы, как Сибирский цирюльник (1999) и “Антикиллер” (2002). С 1995 г. АКР начнет проводить “Бои без правил” на базе боевого самбо, с 2001 г. — фестиваль профессиональных каскадеров. АКР возьмет на себя социальную защиту ушедших на пенсию каскадеров, юридическую поддержку членов ассоциации и отчасти будет выполнять функции кадрового агентства[3].

После обвала кинопроизводства конкуренция между каскадерами ужесточится, взаимные упреки и обвинения в непрофессионализме многочисленных школ, объединений и ассоциаций станут регулярными. Особую известность приобретут публичные “разборки” между АРК и объединением “Мастер”, работающих в разных сферах (АРК занимается преимущественно кинопроизводством, “Мастер” — организацией шоу и фестивалей), но равно претендующих на статус главной каскадерской организации страны. В результате слишком частых скандалов каскадерское сообщество окажется расколотым на два непримиримых лагеря.

При всех своих заслугах и активной деятельности, “разброд и шатания” среди профессионалов не позволят АКР стать гильдией в западном понимании этого слова. Хотя в титрах кинокартин станут упоминать фамилии каскадеров, оплата их труда по сравнению с гонораром американских коллег останется более чем скромной[4], а возмещением возможного ущерба при исполнении рискованных трюков будет заниматься руководство съемочной группы, а не страховая компания. К концу ХХ века число каскадеров в отечественном кинематографе сократится более чем в 5 раз[5].

Петр БАГРОВ, Максим МЕДВЕДЕВ, Анна СМЕРТИНА

Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. VI. СПб, Сеанс, 2004




[1] “Поскольку в советские времена нашей профессии юридически не существовало, каскадеры работали, как правило, по договорам, которые заключались с директорами картин на конкретный фильм. В стаж это не зачитывалось. Поэтому каскадеры обязаны были где-то держать трудовую книжку. Приходилось устраиваться дворниками, почтальонами и т. д. Те, кому повезло, работали тренерами. Я, например, был профессиональным тренером. И когда мне предложили поработать в кино, я просто уделял съемкам часть своего времени, пока не занялся этим основательно” (из интервью с Александром Иншаковым).

[2] “Главное, чего мы добивались — юридического оформления нашей профессии. С началом перестройки стали обращаться в Госкино, в СК, но никого наши проблемы не волновали. В конце концов мы собрали на “Мосфильме” конференцию с участием всех ведущих каскадеров Советского Союза и сообща приняли решение о создании Ассоциации каскадеров. И нам удалось добиться официальной регистрации двух профессий — каскадер и постановщик трюков” (там же).

[3] “Теперь у всех членов ассоциации в трудовой книжке записано “каскадер” или “постановщик трюков”, идет стаж. Некоторые состоят в штате ассоциации, подавляющее большинство — в штате различных фирм. Работу каскадеры ищут себе, конечно, сами. Ассоциация в состоянии лишь координировать поиск, т. е. предоставлять информацию работодателям про тех, кто не занят и может выполнить конкретную работу лучше, чем другие — на каждого каскадера заведена карточка, где описаны его способности. Если контракт заключается через ассоциацию, то мы обязуемся компенсировать простойные, обеспечивать юридическую защиту и т. д. У нас есть несколько человек, которые получили инвалидность, ушли на пенсию. Ассоциация постоянно изыскивает возможность хоть что-то доплачивать к их основной пенсии. Для них мы стали, грубо говоря, профсоюзом…” (там же).

[4] “В свое время ассоциация разработала тарифную сетку, рекомендовала определенные ставки на каждый вид работ — горение, падение, работа с оружием, постановка и т. д.… Есть расценки ассоциации, ниже которых мы не работаем. Но все это осталось условностью. Ведь что такое стоимость каскадерского трюка? Скажем, сам проезд на горящей машине — это десятая часть сметы трюка. Самое дорогое удовольствие — это подготовка. Однако все зависит от финансовых возможностей картины. Если нам приходится работать на картине, бюджет которой составляет 800 тысяч, а наш объем работы оценивается в 100 тысяч, навязать свои расценки просто невозможно. Приходится на чем-то экономить, от чего-то отказываться, искать компромисс. А там, где мы не соглашаемся, появляются непрофессионалы, которые не имеют специальной подготовки — а это ведет к высокому травматизму. И до тех пор, пока у нас не будет нормального финансирования картин, не будет и прямой заинтересованности в том, чтобы каскадеры выполняли свою работу, соблюдая все меры предосторожности” (там же).

Приблизительные расценки на исполнение трюков. Драки: простые — $ 175; сложные, с предметами или оружием — 250. Падения с высоты: до 5 метров — 200; от 15 метров и выше — 600. Конные трюки: падение с коня — не менее 350; переворот тачанки, кареты, телеги и т.п. — не менее 1000. Работа с огнем: горение человека до 30 % — 300; горение человека до 60 % — 600; горение человека до 100% — не менее 1000. Автомобильные трюки: скоростные проезды,развороты — 200; езда на двух колесах — 250; переворот — не менее 1750, столкновение — не менее 600 (Версия, 2004, 31 мая).

[5] “Профессия наша достаточно узкая. Можно сказать, элитная. Сегодня хорошую занятость имеют 30-40 человек, остальные на подхвате. Приток за последние годы очень незначительный. Что толку набирать 200-300 человек, если они будут без работы. Поэтому каскадеры работают теперь обычно группами по 5-6 человек, в случае крайней необходимости приглашают дополнительно людей, молодых спортсменов, мастеров спорта. Но это бывает крайне редко — каскадеры стараются освоить все сами, зная, что их профессия никому, кроме них самих, по-прежнему не нужна” (из интервью с Александром Иншаковым).



Конец формы




© 2005-2006, Энциклопедия отечественного кино
Разработка и поддержка
Интернет-служба ITStar


[

[

[

[

[

[

[

[

[

[

скачать файл | источник
просмотреть