veciy.ru

18.12.17
[1]
переходы:33

скачать файл
СИМВОЛИКА ЦВЕТА


Я. Л. Обухов

СИМВОЛИКА ЦВЕТА


ЖЕЛТЫЙ ЦВЕТ1

Сегодня в рубрике о глубинно-психологической символике “Журнал практического психолога” расскажет о цвете и его оттенках, о том, какое психическое воздействие он оказывает, какие ассоциации вызывает, о его символике и архетипах, об использовании желтого цвета в религиях, народных обычаях и суевериях.

АССОЦИАЦИИ

В ходе многочисленных экспериментов, связанных с изучением воздействия цвета на психику, неизменно повторяется первая ассоциация на желтый цвет - это солнечный свет (Sunylight) [9]. Ученик В. Вундта Ф. Стефанеску-Гоанга называет следующие наиболее частые ассоциации на желтый цвет: лучи солнца, золото, звезды и созвездия, платья и одежда [20].

В проводимом Вереной Каст ассоциативном эксперименте [16] на слово “желтый” первым появлялось название соседнего цвета “зеленый” (12%), что можно объяснить предшествующим опытом, когда желтый свет солнца и желтые цветы в природе дополняются зеленым цветом вегетации. За первой ассоциацией следует чаще всего “солнце” (8%), затем “цветок” (7%). Далее, правда, следует негативная ассоциация “желтуха” (4%), связанная с неприятным болезненным бледно-желтым цветом кожи и глазных яблок заболевших желтухой.

Ассоциативный эксперимент В. Каст показывает амбивалентность желтого цвета. Лучисто-желтому цвету с преимущественно положительным значением противостоят грязные, отталкивающе-яркие и пронзительно-резкие тона желтого цвета. Так, желтый цвет лимонного оттенка считается выражением сильных кислот, желтый канареечный цвет - выражением прекрасного пения. Желтого цвета мед, смола и янтарь. Негативные ассоциации на желтый цвет связаны с мочой, гноем, желтым змеиным ядом.

Однако в большинстве случаев встречаются все те же положительные ассоциации: желтые цветы одуванчика, рапса, подсолнуха; зрелые золотые колосья пшеницы и ржи, зрелые овощи (тыква, дыня, желтый перец), зрелые фрукты (бананы, айва, сливы “мирабель”).

Желтый цвет вообще символизирует “зрелость” плода в отличие от “незрелости” зеленого цвета. Желтого цвета цыпленок. Желтые насекомые - осы, пчелы и шмели. Желтые животные - львы, тигры, жирафы, у которых желтая окраска шерсти служит для маскировки среди желтых песков пустынь и саванн.

Разумеется, обычны ассоциации желтого песка на пляжах, дюнах и в пустыне. Среди драгоценных камней можно назвать прозрачно-желтый топаз. Считается, что он помогает снискать благосклонность начальства, приносит богатство. Это также камень-амулет для отправляющихся в дальний путь. Топаз, по мнению многих, помогает при астме, подагре, бессоннице. Древние греки считали, что топаз укрощает ярость и успокаивает страсти, дарует мужчинам мудрость, а женщинам - плодовитость.

Из атмосферных явлений можно назвать прежде всего серно-желтые облака перед грозой или страшные песчаные бури. И, наконец, молния и огненные столпы вулкана принадлежат к ярчайшим проявлениям желтого цвета в природе.

Из ассоциаций на желтый цвет, связанных с одеждой, можно вспомнить желтую летнюю одежду, желтые одежды буддийских монахов или кимоно из китайского шелка.


ПСИХИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ

И.В. Гёте в своей теории цвета [1] связывает желтый цвет “в его наивысшей чистоте” с природой светлого начала. Желтый цвет обладает для него радостными, разнообразно насыщенными, нежно чарующими свойствами. Желтый цвет располагается на позитивно-активной стороне цветовой шкалы, которая находит свою кульминацию в пурпурно-красном цвете.

Еще большую роль природы света в желтом цвете отмечает E. Heimendahl в книге “Свет и цвет”, говоря, что “в желтом цвете в красках триумфально преобладает свет. Ослепленный светом, цвет как бы освобождается от любых оков и ограничений, устремляясь во все стороны, преодолевая любые границы в желании распространиться и размножиться” [14]. Считается, что стимулируя деятельность мозга, желтый цвет вызывает у человека интеллектуальный интерес к объективному миру. Возможно, поэтому ярко желтый цвет часто отвергается алкоголиками. Хотя здесь следует учесть и тот факт, что желтый цвет может быть связан с появлением головокружений и галлюцинаций.

H. Heis и R. Hiltmann приписывают желтому цвету в тесте цветных пирамид Макса Пфистера [12] “живую, мало зависящую от инстинктивных проявлений экстраверсию и универсальную силу побуждения и активности”. Они видят в желтом цвете выражение “более целенаправленного способа реагирования”, а также “идейную возбудимость и впечатлительность”.

С этим согласуется наблюдение Ф. Стефанеску-Гоанга [20] о том, что некоторые испытуемые приходят от желтого цвета в большее возбуждение, чем от красного цвета.

H. Frieling и X. Auer описывают действие желтого цвета как “возбуждающее и освежающее” [11], а F. Birren [9] как исполненное бодрого, веселого, светлого, жизненного начала (“cheerful inspiring, vital”). Очевидно, прежде всего при жизненных разочарованиях может оказаться полезным действие желтого цвета, поскольку он символизирует стремление к человеку, к интуитивному преодолению межличностной напряженности, к непринужденности в общении. Он разгоняет меланхолию, внушает веру и оптимизм [4].

Многие авторы убедительно описывают чрезмерно-преувеличенное воздействие резкого желтого цвета. Уже в античном мире этот цвет связывали с желтой желчью - жидкостью, определяющей склонный к бурным эксцессам холерический темперамент.

Негативный полюс символики желтого цвета переживается как щегольское изобилие и одновременно как что-то навязчивое, назойливое, нескромное, резкое и надменное. Обычно это что-то внешнее, без глубины и теплоты.

Василий Кандинский признается в книге “О духовном в искусстве” [2] в своем преимущественно негативном отношении к желтому цвету. По его мнению, он вносит беспокойство, колет, возбуждает человека, проявляя заложенное в характере этого цвета насилие, действуя нагло и назойливо. Это свойство желтого цвета может достигать невыносимой для глаза и души силы. Создается впечатление будто громко и резко дуют в трубы. В. Кандинский сравнивает это состояние с безумием.

Как показывает психиатрический опыт, и это доказывает психиатр E.T. Mosse [18], желтый цвет действительно предпочитают больные шизофренией.

По E. Heimendahl [14], яркому резкому желтому цвету соответствуют состояния легкомыслия, ветрености, безрассудства, беззаботности, а, с другой стороны, преувеличения, возбуждения. Это цвет необоснованных, непроверенных утверждений (“желтая пресса”), отговорок, расточительства и мотовства. E. Heimendahl ощущает желтый цвет как раздражающий и назойливый. Он кажется ему бесстыжим криком, безумным смехом. Высокомерно-бесцеремонная сущность желтого цвета заставляет вообще задуматься, насколько “приличен” этот цвет. E. Heimendahl считает, что экстремальные, неумеренные свойства желтого цвета делают его символом зависти и лицемерия.

Между едким, резким зеленовато-холодным мерцанием лимонно-желтого цвета, с одной стороны, и мягким красноватым или рыжеватым теплым оттенком золотого желтого цвета простирается широкий пласт цветовых оттенков, каждый из которых имеет свое значение и особенности. Эта шкала как бы протянулась от полюса красного к полюсу зеленого цвета.

Еще в средневековой символике желтый цвет золота считался святейшим цветом божественного откровения, а резкий, едкий желтый цвет ассоциировался с отверженными и заклейменными позором.

Значение предпочтения или отвержения желтого цвета было глубоко проанализировано Максом Люшером [17]. Его выводы могут быть распространены также и на выбор цвета одежды, на анализ использованных цветов в каждом рисунке. В своем тесте М. Люшер использует “нейтральный” неяркий желтый цвет и предлагает следующую интерпретацию. Если из всех 8 цветов в первую очередь выбирается желтый цвет, то это говорит о явном желании освобождения и надежде на счастье. Это может быть связано с чем угодно, будь то эротическое приключение или утопическая фантазия о конце света, в зависимости от уровня притязаний данного человека.

Желтый цвет стремится вперед к новому, современному, к будущему, вплоть до надежды на “золотой век”. Все это характерно для тех, кто выбирает желтый цвет в тесте М. Люшера первым.

Если же желтый цвет, наоборот, выбирается последним или предпоследним, то это значит, что человек разочарован в связанных с желтым цветом надеждах. Состояние человека характеризуют пустота и изоляция. Находясь в таком разочарованном состоянии человек воспринимает желтый цвет как что-то лицемерное и поверхностное, поэтому и отвергает его. При любом чрезмерном раздражении и крайнем возбуждении человек отвергает желтый цвет. Когда напряжение ожидания не приводит ни к какому результату, желтый цвет тоже отвергается. Тем самым человек пытается защититься от разочарования, потери и изоляции.

Согласно М. Люшеру, отвергнутый желтый цвет могут и должны уравновешивать другие цвета. Часто в качестве такой компенсации выбирается синий цвет, что говорит о стремлении и необходимости покоя, связывания, привязанности и единения, вплоть до того, что человек изо всех сил цепляется за что-то. Крайнее проявление такой привязанности выражается иногда в мазохистических формах любви. В основе всего этого лежит стремление компенсировать переживаемое разочарование какой-то надежды. Если место отвергнутого желтого цвета занимает красный цвет, то разочарование в надежде компенсируют свойственные красному цвету интенсивные или даже изнурительные, лихорадочные переживания. Если предпочитается зеленый цвет, то место полного надежды активного отношения к жизни занимает потребность в уверенности и самоутверждении. Есть мнение, что предпочтение зеленовато-желтых тонов означает стремление человека устанавливать новые контакты или желать встреч с чем-то неизвестным.

И все же, особо примечательной реакцией считается, если в тесте М. Люшера желтый цвет так и не выбирается вторым, третьим, четвертым или пятым.

Все перечисленные выводы об отвержении желтого цвета в тесте М. Люшера справедливы для случаев полного отвержения желтого цвета в одежде.

Если же, напротив, желтый цвет предпочитается в одежде, это может говорить о чем-то экспансивном, активно направленном в будущее. Может быть, даже на стремление, несмотря ни на что, преодолеть в громком, кричащем действии блокированную или отсутствующую в достаточной глубине эмоциональность.

Все перечисленные выводы относительно предпочтения или отвержения желтого цвета в тесте М. Люшера могут быть использованы для интерпретации степени представленности этого цвета в картинах и рисунках.

Интерес представляют и попытки связать воедино цвет и музыку, предпринятые в начале века Александром Николаевичем Скрябиным. Не вдаваясь в подробности его анализа, отметим лишь, что желтый цвет в его таблице чувственных соответствий связан с нотой “соль”. Не меньшее значение имели и опыты философов пифагорейской школы, связывавших воедино уже триады: число - звук - цвет.





ПЕРВИЧНЫЙ ОПЫТ

Символика желтого цвета определяется двумя полюсами его оттенков. С одной стороны, это теплый красно-золотой желтый цвет жизни. С другой, это холодный и резкий, или же блеклый и грязный желтый цвет болезни и смерти.

Первичный опыт переживания желтого цвета жизни связан, прежде всего, с переживанием солнечного света и, тем самым, - света вообще. Изо дня в день с каждым восходом солнца из темноты ночи вновь возрождаются все цвета.

Блестящий, сверкающий желтый цвет переживается, когда свет играет в облаках или отражается в воде. Когда солнце появляется из-за облаков, в то же мгновение становится теплее. Таким образом, действие желто-золотых лучей солнца неизменно связано с теплом, просветлением, распространением чего-то приятного. С распространением света и просветлением связана символика золотого желтого цвета.

С солнечной символикой желтого цвета связано также воздействие солнечного света на землю, вегетацию и плодородие. Весна начинается с изобилия желтых цветов: желтых звезд мать-и-мачехи, желтых нарциссов, тюльпанов, крокусов, первоцветов (примулы). В германской мифологии эти цветы посвящались богине весны Фрейе.

Одновременно с появлением желтых весенних цветов на свет появляются желтые цыплята и птенцы многих птиц. В корм коров издавна добавлялись желтые цветы для усиления их плодовитости. В различных суевериях определенные надежды, (например, на сексуальную силу и потенцию), связываются с красивым желтым сливочным маслом. Современная наука объясняет это обильным содержанием в масле и желтых цветах каротина, из которого в организме человека и животных образуется витамин А.

С солнечной символикой связан также многогранный желтый цвет лета, цвет зрелости: золотые колосья пшеницы и ржи (символ урожая, осуществления и, как результат, плодотворного окончания какого-то дела), желтый цвет кукурузы, тыквы, дыни, бананов. С желтым цветом связан урожай плодов осени: сливы “мирабель”, айва, яблоки и груши. Час осуществления, выражающийся в красном золоте цвета урожая, связан с символикой желтого цвета как цвета полноты и изобилия. И наконец, пламя желтого цвета окрашивает листья осенью.

Негативный диапазон значений желтого цвета связан с холодным резким оттенком, “кричащим”, “колющим”, “гниющим”, грязным, вызывая ассоциации болезни и смерти.

С желтым цветом непосредственно связаны заболевания пожелтения кожи - желтуха, болезни почек, недомогания, отравления. В античной характерологии с преобладанием желтой желчи связывался холерический темперамент.

В переносном смысле, желтый цвет связывают с обманом, отравлением, болезненным началом, лживостью, завистью и ложью (“желтая пресса”).

С желтым цветом связывают такие психические заболевания как шизофрения, бред, мания и эпилепсия. Психиатрическую больницу, “сумасшедший дом”, называют “желтым домом”. Действительно в живописи страдающих психозами, шизофренией (например, Ван Гога) и эпилепсией некоторых художников преобладает желтый цвет. Аура, которая переживается эпилептиками перед припадками, отдаленно напоминает золотую ауру просветленных, святых, которая в христианской живописи изображается золотым нимбом.


СИМВОЛИКА

В качестве яркого сигнального цвета желтый используется как свет светофора и в дорожных знаках. Желтый с черным знак предупреждает о радиоактивной опасности. В желто-оранжевых куртках работают дорожные рабочие. Желтый флаг как сигнал опасности вывешивался в тех местах, где свирепствовала чума. По сей день желтый цвет используется как защитный знак или выделяет клеймом позора отдельные группы людей. Это, например, слепые, носящие желтую повязку на рукаве, проститутки, обязанные иметь желтый билет. Евреи в Средневековой Европе должны были носить особый желтый знак на одежде, ставший в нацистской Германии обязательной для всех евреев желтой шестиконечной звездой.

А вот в сказках желтая звезда характеризует рождение избранного ребенка.

Еретиков одевали перед казнью в желтые одежды. Правда, и жена палача должна была быть одета в желтое, в то время, как сам палач выполнял свою работу в красных одеждах. Нищие и должники клеймились позорным желтым знаком, как все считавшиеся “нечестными” люди, которые должны были быть отмечены желтым цветом.

Особая символика связана с серно-желтым цветом, с серой (сульфуром). В алхимической практике желтая сера - это так называемый трансформатор, который только и может запустить необходимый процесс. Серу связывают с чертом, т. е. она относится к “люциферическим” элементам. К.Г. Юнг говорит в этой связи о психотерапевтическом процессе преобразования. Как в алхимии, так и в психотерапевтическом процессе преобразования по К.Г. Юнгу при этом запускается полный опасности творческий процесс, приносящий разрешение каким-то проблемам. В алхимической практике главной целью ставилось получение золота. В этом процессе важнейшей стадией созревания считалось “пожелтение” (“Citrinitas”), на которой сырая материя, пройдя через “почернение” и “побеление”, переходит сначала к “покраснению”, а затем, наконец к “пожелтению” - “Citrinitas” - превращаясь в зеленоватое золото.


АРХЕТИПЫ


Боги света и весны

Архетипы открываются для анализа через их проекцию на надличностном уровне в религиозных представлениях, в образах богов, героев легенд и мифов. Женская символика желтого цвета связана, прежде всего, с богинями роста и весны. В славянской мифологии это, например, богиня жизни, прародительница Жива - иначе называемая Сива (отсюда, возможно, волшебная сила Сивки-Бурки) - и богиня судьбы и плодородия, охранительница богатства Мокошь, а в германской мифологии это богиня Фрейя. Ее цвет тоже желтый. Фрейя - это женская составляющая, госпожа, в паре брата и сестры, в паре богов вегетации Фрейра и Фрейи. В скандинавской мифологии Фрейр - это бог, олицетворяющий растительность, урожай, богатство и мир. Его сестра Фрейя - богиня плодородия, любви и красоты. В семито-сирийской мифологии скандинавской паре богов вегетации Фрейе - Фрейру соответствует пара Бааль - Баалат.

Древние германцы посвящали Фрейе (а славяне - Мокоше) один день недели - пятницу (нем. Freitag, англ. friday). Он считался счастливым днем. Так как Фрейя считалась богиней любви, пятница была наиболее благоприятным днем для заключения мира, для всех дел любви и брака. Позднее под влиянием римской мифологии, связывавших этот день с Венерой, к символике пятницы и к Фрейе прибавился любовно-эротический аспект. Так как Фрейю часто отождествляли с супругой верховного бога германцев Вотаном (Одином), она считалась также богиней облаков и погоды. К ее компетенции относили также рост и созревание посевов, и, прежде всего, желтого льна. Ей подчиняется и вода, а также водяные существа, эльфы, гномы, сильфы.

С утверждением христианства одновременно девственные и материнские черты богинь Фрейи и Мокоши перешли, с одной стороны, к Марии, а, с другой, к ведьмам. В результате многое из того, что в языческие времена считалось святым и целебным, после свержения Фрейи с престола в христианские времена стало считаться демоническим и приписывалось ведьмам. Например, пятница, которая до этого была счастливым и благословенным днем, стала днем несчастий, днем шабаша ведьм. Правда, в народе все еще считают, что в пятницу можно освободиться от болезней, а также в этот день лучше всего свататься и заключать браки. Таким образом, нет ничего удивительного, что желтый как цвет стал позднее цветом ведьм.

Многое связывает богинь роста и весны с желтыми целебными растениями, которые позднее стали считаться либо целебными цветами и травами Девы Марии, либо колдовскими зельями ведьм. Желтый подмаренник, а также желтая хризантема посвящались у германцев Фрейе. Как богиню погоды Фрейю связывали с желтым коровяком. Если кто-нибудь осмеливался его сорвать, то в него могла ударить молния. В то же время для защиты от молнии на окно ставили цветы желтой арники, цветка грома. Полагали, что именно в результате грома, посылаемого богиней погоды Фрейей или позднее ведьмой, на высокогорных лугах преобладали огромные пространства желтых цветов.

Широко известно целебное действие желтых цветов. Против меланхолии и одержимости использовались желто-золотые луковицы лилии, против заболеваний почек, водянки и отеков - желтые цветы бессмертника (сухоцвета, иммортеля). Против лихорадки помогал первоцвет (примула). Защитой против апоплексического удара (кровоизлияния в мозг, инсульта) служили корни коровяка, которые носились на теле.

Архетипический аспект красоты, который приписывали Фрейе и Венере, связывался на практике с настоем красоты из желтых цветов первоцвета (примулы), окропленных вином. Негативный аспект владычицы плодовитости перешел от Фрейи к ведьмам, готовящим из цветущей желтым цветом полыни зелье, вызывающее импотенцию.

Принцип лечения подобным в древнем искусстве целительства ярче всего проявился в лечении желтухи, при которой происходит пожелтение кожи и глазных яблок. Уже само возникновение желтухи приписывалось “желтым женщинам”, вязавшим на желтых спицах желтые покрывала, которые они затем словно пелену желтухи накидывали на людей. Люди поэтому верили, что от желтухи должно помочь заклинание, которое призывало на помощь желтых женщин, а также заклинало сам желтый цвет. Магическое повторение названия желтого цвета как бы вытягивало из тела больного этот желтый цвет. Вот пример такого трансильванского заговора от желтухи:

Три желтые женщины взяли три желтых топора,

они взяли их в свои желтые руки,

они положили их на свои желтые плечи,

они пошли по трем желтым дорогам,

они вышли на три желтых луга

и срубили три желтых дерева;

они вышли на три желтых дороги

и пришли на желтый двор;

из желтого двора они вошли в желтую комнату

они пришли к желтому (называется имя больного),

они уничтожили вместе с тремя желтыми деревьями

желтую желтуху.

Они уничтожили ее именем Бога.”

Такое магическое заклинание может сочетаться с применением целебных растений, например, чистотела с его желтым соком:

Чистотел, я пью тебя,

Желтуха, я погружаю тебя в землю.”

Против желтухи использовались многие растения: зверобой, одуванчик, календула (ноготки), первоцвет (примула). Болотную калужницу носили для защиты от желтухи в ботинке. Средством отвода желтухи считалась желтая моча. Действие ее усиливалось, если ей наполняли вырезанную в желтой моркови полость и вешали морковь на солнце. В соответствии с древним искусством целительства, желтый цвет считался “Signatura rerum”, чем то определяющим, в то время как желтая моча, напротив, считалась чем то опосредующим, и при ее помощи чего желтый цвет должен был выводиться из организма. Магия целительства, использующая принцип аналогии , предлагала, например, вымывать ключевой водой желток из яйца. Это должно было служить аналогией вымывания желтухи из тела больного. Перед глазами больного ставили желтые или золотые предметы: золотые часы, желтую столу (широкий шарф) или золотой кубок, просили посмотреть на желтых птиц. Одна из таких птиц - Icterus (балтиморская иволга) - определила медицинское наименование желтухи на немецком языке.

При всем скепсисе относительно медицинской эффективности подобной практики впечатляет, насколько конкретно и выразительно “работает” здесь желтый цвет в своем архетипическом аспекте.

В других культурах также распространена практика магического использования желтого цвета по принципу аналогии. В Индии желтые корни куркумы использовали против желтухи. В некоторых районах Индии желтым цветом окрашивали трупы покойников. Индейцы апачи натирали тяжелобольных желтым порошком, чтобы спасти их от смерти. Даяки (группа народов Индонезии) пытались вернуть душу тяжелобольного из царства мертвых, посыпая их окрашенным в желтый цвет рисом. В Бенгалии желтой краской окрашивали жениха и невесту. В Древнем Риме невесты одевали желтую фату. Этот обычай, в свою очередь, связан с символикой любви и счастья, воплощенных в желтом цвете.

Аспект счастья в желтом цвете выражается в старинных обычаях, когда девушки желали друг другу “златокудрого жениха”. Во многих сказках герой или героиня с золотыми волосами - счастливчик или баловень судьбы, который, в конце концов, находит свое счастье в любви. Волосы золотистого цвета обладают даже силой, способной исправлять в сказках допущенные ошибки. Символом обручения и верности в браке считается во многих культурах золотое кольцо. В Швейцарии материальная подготовка к празднованию свадьбы возлагалась на “желтую женщину”.

Связь желтого цвета и золота проявляется во многих мифах , легендах и сказках, также и в том, что на том месте, где расцветают желтые цветы следует искать зарытые в земле сокровища и клады. Например, обычай искать в ночь на Ивана Купалу (с 23 на 24 июня по старому стилю) в лесу цветок папоротника, который распускается накануне и своим огненным цветом указывает на зарытые в земле сокровища и клады. Считалось, что желтые цветы могут отворять запоры заколдованных замков, как, например, первоцвет (примула), называемый по-немецки Schlüsselblume - “замковый цветок”. Желтые цветы, а также желтый горох могут указывать путь к закопанному золоту. И, наконец, они сами могут превращаться в золото. Золотая ветвь по Вергилию, открыла Энею путь к нисхождению в царство мертвых. Важное значение отводится желтому цвету также и в мире эльфов и духов. У живущей на болоте нечистой силы часто бывают желтые волосы. Даже гномы бывают иногда одеты в желтые одежды.

В Германии распространенно поверье о “желтом вдовце”, недоброжелательство и зависть которого побуждает его воровать маленьких детей. Духи умерших могут являться в облике желтых собак. Возможно, в этом выражается их зависть к живым. В народных поверьях от желтого призрака спасает палка, в которую вбиты желтые гвозди.

Везде, где желтый цвет выступает в негативном аспекте, он связан с болезнью и смертью. Или же в нем проявляется обесценивание и переоценка изначально связанного с Фрейей положительного значения. Например, считается, что человеку, которого любишь, нельзя дарить ничего желтого, а желтые цветы на свадьбу приносят несчастье. Напротив, везде, где Фрейя почитается, желтый цвет приносит счастье. В этой связи можно упомянуть силу желтых пряностей и приправ, например, шафрана, связанную с женским аспектом символики желтого цвета.

В Азии желтый цвет, как цвет солнца и света считается священным. В Китае желтые одежды носит император как правитель Поднебесной империи, центра мира. Желтый - символ его достоинства и мощи, подобной солнцу. С желтым и золотым цветом связана также символика власти. Одновременно желтый - духовный цвет буддизма. Буддистские монахи и монахини носят шафранно-желтые одежды как знак стремления к свету и просветлению. Основное течение в монашестве ламаизма получило свое название от цвета монашеской одежды: “желтые шапки”. Желтый монах, исполненный в своем спокойствии и гармонии желтого духовного достоинства стал архетипеческой фигурой не только в сознании восточного человека, но и в сознании человека Запада. Корневой пояс (сфера) тела человека, муладхара, а также священный корневой слог “Ом” постоянно связываются в тибетском буддизме с желтым или золотым цветом.

Важнейший китайский символ целостного единства, Инь и Ян, изображается часто как динамическое изображение желтой и черной половин. В даосской символике желтый цвет выражает одновременно женскую половину. В древней китайской традиции символика желтого цвета имеет еще более широкое значение. Желтые ключи (источники питьевой воды) - это проход к царству мертвых. Сюда устремляются души. Само начало Ян проводит здесь зиму, ожидая, когда придет его время года, чтобы оно смогло восстановить свои силы. По своей сути желтые ключи принадлежат к началу инь, т.е. имеют женскую природу. И именно в этом своем качестве они служат лоном и истоком возрождения весной начала Ян.

Собирательное название монголоидной расы - “желтая раса”. В нашем сознании это прежде всего китайцы, с которыми связана высокоразвитая цивилизация древности, удивительная выносливость и настойчивость, организованность, высокие интеллектуальные способности и духовная мудрость. С другой стороны, негативный аспект проявляется в чувстве зависти и страха перед “желтой опасностью”. В этой связи “желтая раса” связывается с жестокостью, закрытостью и непонятностью, лицемерием и двуликостью, пренебрежительным названием “косоглазые”. Все это усиливается страхом перед их численным превосходством. На Западе это чувство сегодня усиливается растущим раздражением из-за постоянно расширяющегося экспорта товаров из Японии. Анализируя природу чувства страха перед “желтой опасностью” и раздражение в результате конкуренции товаров из Азии, необходимо учитывать, что на архетипическом уровне желтому цвету вообще свойственны страх и зависть.


Символика творения мира, символика света и тьмы

Основу центрального архетипа желтого цвета составляет первичное переживание творения мира как сотворения света и его возрождения изо дня в день из мрака ночи. Библия начинается с книги “Бытия”, описывая начало сотворения мира с создания света в первый день творения и отделения света от тьмы:

И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.

И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы.

И назвал Бог свет днем и тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.”

(Бытие, 1, 3-5)

В псалмах свет уподобляется одеждам Бога: “Ты одеваешься светом, как ризою...” (Псалмы 103,2), а также ассоциируется с первым ковчегом завета (Исход, 37).

В желтые одежды облачен также и бог-творец в индуизме Вишну.

Разделение света и тьмы выражается на символическом уровне в противопоставлении черного или темно-синего ночного цвета и желтого цвета. Так, китайское божество, создавшее мир драконов, является в желтом и черном цвете.

Египетский бог Птах, создатель мира, демиург, изображается в золоте в темно-синем головном уборе цвета ночного неба. Таким он изображен, в частности, на одной из статуй, найденных в гробнице Тутанхамона.

Бог солнца и создатель мира у древних ацтеков, Уицилопóчтли, одет как властелин полуденного солнца в желтое и синее.

Архетипы происхождения мира, его истоков появляются во многих древних культурах в желтом цвете или в замещающем его наиболее ценном золоте. Космическое яйцо, принадлежащее Брахме, главному богу индуизма, золотое. Как уже отмечалось, золотым является священный корневой слог, мантра индуизма “ом”. В тибетском буддизме желтый - это цвет элемента земли, которому в теле человека соответствует чакра муладхара; в ней находится центральный корень тела, что также символизирует желтый цвет.

Широкий спектр желто-золотой символики используется солнечными божествами, богами солнца, а также тесно с ними связанными светоносцами, героями, несущими свет.

Являющийся в желтом цвете Ксошипилли, изначально молодой бог солнца у древних ацтеков, воплощал одновременно в качестве бога кукурузы плодородие зрелого лета. В то же время он считался богом танцев, увеселений и игр. В противоположность этому, более старый бог, владыка стихий, бог ветра и тьмы, Кецалькоатль, является в синем цвете ночи.

Амон-Ра, древнеегипетский бог восходящего солнца, которое он в качестве своего атрибута проводит вместе с собой в образе желтого солнечного диска, проплывает ночью на солнечной ладье через царство мертвых, образуя, тем самым, центральный символ древнеегипетской религии солнца.

Солярная природа Будды, просветленного и просветляющего, образ которого во множестве форм представлен в золоте, отражается в мандолах тибетского ламаизма, прежде всего, в его желтой форме проявления в Будде Ратнасамбхава. Он считается духовным символом просветления.


Боги солнца, Христос

Митра был для древних иранцев “непобедимым богом солнца и света”, символом чистоты и целомудрия. Верующие клялись в верности Митре и его принципам.

Пророк и основатель древнеиранской религии зороастризма Заратуштра также воплощает светлый принцип древнеиранского дуализма, который, прежде всего, был этическим принципом сознательной борьбы против тьмы.

Древнегреческий (доолимпийский) бог солнца Гелиос тоже появляется на солнечной колеснице в желтом свете. Его одежды блистающе желты, когда он сходит с потоков воздуха. Само сияющее небо служит одеждой просветленного и преображенного бога. Днем он мчится по небу на четверке огнедышащих крылатых коней, запряженных в золотую колесницу, а ночью склоняется к западу и переплывает море в золотой чаше к месту своего восхода.

Супругой бога солнца Гелиоса считается богиня луны Селена, которая соединяется с Гелиосом во время новолуния. Как бог света Гелиос дарует свет очей, а, с другой стороны, наказывает слепотой преступников. Находясь высоко в небе, видит и слышит дела богов и людей, чаще всего дурные. Будучи свидетелем всех преступлений, он карает все злодеяния. Гелиоса изображают обычно с солнечным кругом и в ореоле лучезарного венца.

Солю, римско-сабинскому (сабины - италийские племена между реками Тибр, Атернус и Анио) богу солнца, которому в греческой мифологии соответствует Гелиос, в Риме на главном холме Квиринал был посвящен специальный храм. Соль считался покровителем упряжек лошадей. Во времена империи римляне переняли под именем Соля Инвиктуса (непобедимого) многих восточных богов солнца, в том числе Митру. При императоре Элагабале (204-222 г. н. э.) Соль Инвиктус становится верховным богом в государственной религии Рима. Император Аврелиан (214-275 г. н. э.) сам захотел провозгласить себя Солем Инвиктусом и стал носить на своих головных уборах лучезарную корону Гелиоса.

Солнечную символику императора можно встретить также в китайской империи, где император в соответствии с этим носит желтые одежды.

В Новое время солнечная символика королевской власти и могущества была принята французским “королем-солнцем” Людовиком XIV.

Древнегреческий бог Аполлон, начиная с 6 в. до н. э., почитается, кроме своих прочих заслуг, в том числе и как бог солнца Гелиос. В этом своем качестве он выступает не только как светоносец, но и одновременно, как и многие другие боги света, как гарант нравственного порядка и благородной меры вообще. Таким образом он стал одновременно богом искусств, в особенности музыки.

Среди библейских персонажей из наиболее близких к Гелиосу и его солнечной колеснице героев почитался прежде всего пророк Илия (3 я и 4 я книги Царств). В славянском фольклоре распространено представление о том, что когда гремит гром, Илья-пророк разъезжает по небу в своей колеснице. Позднее этот образ трансформировался в богатыря Илью Муромца, а также был связан с обрядами на Ильин день.

В христианской символике образ светоносца связан с падшим ангелом Люцифером (буквально “утренняя Звезда”). Люцифер - это одно из обозначений сатаны в христианской традиции, как горделивого и бессильного подражателя тому свету, который составляет мистическую “славу” божества [3, т. 2, с. 84].

С несущим свет началом связан в Библии также архангел Михаил, ведущий борьбу с силами тьмы. В православной традиции архангел Михаил как предводитель небесного воинства считается покровителем воинов и княжеской власти.

И, наконец, в качестве несущего свет бога, нового Соля Инквиктуса, “света миру” (Иоан. 8, 12), уже в общинах ранних христиан почитался Иисус Христос. В этом своем качестве он изображался с золотым светящимся нимбом или золотым сиянием вокруг головы.


Золото как архетип совершенства

Золотой цвет используется в христианской живописи как выражение божественного откровения. Золотое сияние воплощает вечный божественный свет. В иллюстрациях библейских сюжетов, в росписи стен и куполов византийских церквей желто-золотой фон воплощает горизонт вечности, вечного света, на фоне которого все изображаемые события приобретают значение святости. Изображение Христа на желто-золотом фоне - это как бы самоинтерпретация символики желто-золотого цвета.

Золото, которое само по себе драгоценная материальная ценность, несет в себе воздействие “мягкого гипнотизма”. Многими золотой цвет воспринимается как сошедший с небес звездный свет.

В христианской живописи желтый цвет в аспекте интенциальности (намеренности, направленности), направленного на определенную цель благовещения, в аспекте постижения благодатной истины связан, прежде всего, с архангелом Гавриилом при благовещении, когда он сообщает Марии о рождении Христа. Св. Дух проявляется в сиянии золотого нимба вокруг головы архангела Гавриила.

В своем постоянстве и неизменности золото, которое не окисляется на воздухе и не соединяется ни с чем в сплавах, стало символом вечности и бессмертия. В гробницах египетских фараонов, например, в гробнице Рамзеса III, на стенах изображено крылатое солнце золотого цвета на фоне темно-синей ночи; этот фон символизирует тьму космоса, а вся картина представляет движение перешедшего в иной мир фараона навстречу вечному свету, где он сам возродится в бессмертии.

Само крылатое солнце относилось в представлениях древних египтян к атрибуту бога Гора, родившемуся из Изиды и мертвого Озириса, чтобы каждый раз вновь и вновь противостоять разрушительной власти Сета, мстя за своего убитого отца. Гор (буквально “высота”, “небо”) изображался в виде человека с головой сокола как символ крылатого солнца. Согласно мифу, Изида зачала его от уже мертвого Озириса, коварно убитого своим братом Сетом. В битве с Сетом Гор сначала терпит поражение, Сет вырывает у него глаз, чудесное око. Однако затем в долгой борьбе Гор побеждает Сета, лишает его мужского достоинства, возвращает свой чудесный глаз, с помощью которого находит разбросанные по всему свету куски разрубленного тела Озириса и возвращает его к жизни [3, т. 1, с. 310-311].

И, наконец, золото - это метафора времени осуществления и конца. Со времен Вергилия существует политическая утопия о “золотом веке”. Атрибутами царей и королей служили золотые короны и шары-державы, своей округлостью и целостностью символизирующие такое время осуществления.

Еще сильнее символика совершенства золотого цвета проявляется в предсказании построенного из “чистого золота” небесного Иерусалима: “...город был чистое золото... улицы города - чистое золото...” (Откровение Иоанна Богослова 21, 18; 21).

В современном Израиле символом становления молодого еврейского государства и вечности, неизменности его духовных устоев стала песня “Иерушалаим шель захав” - “Иерусалим мой золотой”.



Послесловие:

Винсент Ван Гог

Пожалуй, ни один другой художник не находился под столь сильным воздействием архетипа желтого цвета, как Винсент Ван Гог. Желтый цвет живет в его картинах в свете солнца, в изобилии желтых подсолнухов, в желтизне колосьев, в желтом цвете всего ландшафта во время сбора урожая.

Желтый цвет жатвы приобретает для него символическое значение итога жизни и смерти. Он пишет сам об одной из своих больших картин, изображающей сбор урожая в 1889 г.: “Это образ смерти, как нам открывает ее великая книга природы”. Смерть для Ван Гога (психически больного человека, гениального художника) подобна золоту урожая, в ней нет черного цвета. Сам художник в расцвете своих творческих сил, создавая свой богатейший “урожай” картин, искал и нашел смерть.

В картинах Ван Гога есть и пугающие сверхсветлые, обжигающие оттенки желтого цвета. Наиболее наглядно это проявилось в его знаменитом автопортрете в яркой серно-желтой соломенной шляпе.

Трагедия художника была и в том, что страстное рисование под ярким южным солнцем спровоцировало и ускорило у Ван Гога развитие височной эпилепсии. Таким образом, солнце одновременно творчески вдохновляло и разрушало художника.

Начиная с пребывания в Арле, желтый цвет приобретает все большее значение в картинах художника. С одной стороны, он был задан ей самой природой юга Франции, с другой, он задавался эксцентричностью возбужденного художника.

Ван Гог широко использовал желтый цвет и для создания фона своих портретов. Например, в портрете госпожи Жину (“Арлезианка”, ноябрь 1888 г.) преобладают черно-синие тона в сочетании с острыми чертами лица. Светлый лимонно-желтый фон картины создает резкий контраст, что дает основание некоторым критикам называть эту картину “символом судьбы”.

В Арле Ван Гог снял небольшой дом, который он хотел и в реальной действительности покрасить в желтый цвет. “Под серно-желтым солнцем ... вся земля желтая...”, а дом “должен был быть снаружи покрашен желтым, побелен изнутри белым, везде солнечно... Снаружи желтый цвет, внутри белый, много солнца, наконец то, я увижу свои картины в действительно светлом помещении; пол из красного кирпича.” Впрочем, справедливости ради нужно заметить, что художник Анри Матисс тоже создал для себя желтую комнату, для которой он даже заказал желтую посуду.

Для украшения этого желтого дома Ван Гог создал композицию подсолнухов - несколько картин желто-оранжевых цветов на сине-голубом фоне, которые сам Ван Гог называл “симфонией синего и желтого цвета”. В четвертой картине из этой серии он изобразил букет из четырнадцати желтых цветов уже на желтом фоне.

В последний год своей жизни, в июне - сентябре 1889 года, Ван Гог пишет картину “Жнец”. “В этом жнеце мне представляется некая неясная фигура, - писал Ван Гог, - наподобие дьявола, борющаяся в раскаленной жаре за то, чтобы закончить свою работу. В нем я вижу образ смерти в том смысле, что - человечество - колос, который должен быть сжат... Но в этой смерти нет ничего печального, она происходит при полном свете, с солнцем, которое освещает все золотым светом.”

Ван Гог любил также изображать контраст фиолетового и желтого цвета в картинах ночи. Ван Гог писал: “Заход солнца. Восход луны. Во всяком случае летнее солнце. Фиолетовый город, желтая звезда, синий цвет неба, зеленый цвет. Колосья всех оттенков, древнее золото, медь, зеленое или красное золото, золотой желтый цвет, желтый цвет бронзы.” В картинах художника желтый цвет присутствует в свете вечерних огней, в свете желтой лампы, освещающей террасу.

Многие картины художника проникнуты напряжением и возбуждением, которые выражает желтый цвет. Это напряжение полярности земли и неба, напряжение его погружающегося в безумие духа.

Обобщая, можно сказать, что в картинах Ван Гога желтый цвет служит выражением жаркого лета, жатвы и урожая, подсолнухов, зрелых колосьев. В то же время это символ зенита и жатвы жизни, жнеца, который изображен все же в желто-золотом цвете. Желтый цвет выражает для Ван Гога энергию света, которая в то же время означает для него творческую энергию. И, наконец, желтый цвет связан с его безумием, болезнью, слабостью и близостью смерти. [8]

Литература

1. Гете, И.В.: К учению о цвете (хроматика). В: Психология цвета. Сб. Пер. с англ. - М.: “Рефл-бук”, К.: “Ваклер” 1996, с. 281-349

2. Кандинский, В.: О духовном в искусстве. В: Психология цвета. Сб. Пер. с англ. - М.: “Рефл-бук”, К.: “Ваклер” 1996, с. 181-220

3. Мифы народов мира, тт. 1, 2, М, “Сов. энциклопедия”, 1991

4. Николаев, С.М.: Камни - мифы, легенды, суеверия..., Новосибирск, “Наука” Сибирская издательская фирма РАН, 1995, с. 29-30

5. Обухов, Я.Л.: Образ-рисунок-символ, Журнал практического психолога, 1996, 4, с. 44-54

6. Обухов, Я.Л.: Красный цвет, Журнал практического психолога, 1996, 5, с. 39-47

7. Обухов, Я.Л.: Синий цвет, Журнал практического психолога, 1996, 6

8. Перрюшо, А.: Жизнь Ван Гога / Пер. с франц. С. Тархановой, Ю. Яхниной, М, “Прогресс” 1973

9. Birren, F.: Color Psychology and Color Therapy, New York 1950

10. Chevalier, J. / Ghreerbrant, A.: Dictionnaire des symboles, Paris 1974

11. Frieling, H. / Auer, X.: Mensch, Farbe, Raum, München 1956

12. Heiss, R./ Hiltmann, H.: Farbpyramidentest, Bern 1951

13. Heiss, R./Halder, P.: Farbpyramidentest, 2. Aufl., Bern 1975

14. Heimendahl, E.: Licht und Farbe, Berlin 1961

15. Jacobi, J.: Vom Bilderreich der Seele, Olten 1969, Oettingen 1980

16. Kast, V.: Das Assotiationsexperiment in der therapeutischen Praxis, Fellbach/Oeffingen 1980

17. Lüscher, M.: Klinischer Lüscher -Test, Basel 1970, S. 26

18. Mosse, E.P.: Color Therapy, 1942, ñ. 161

19. Riedel, I.: Farben in Religion, Gesellschaft, Kunst und Psychotherapie, Kreuz Verlag, Stuttgart 1983

20. Stefanescu-Goanga, F.: Experimentelle Untersuchungen zur Gefühlsbestimmung der farben, in: Psych. Studien XII, 1912


КРАСНЫЙ ЦВЕТ

Красный цвет оказывает на психику человека самое сильное эмоциональное воздействие. Из всех цветов он самый теплый. Эксперимент, проведенный в 1912 г. F.Stefanescu-Goanga2, показал, что, если посадить испытуемого с закрытыми глазами и вытянутыми вперед руками перед желто-красной стеной, то руки непроизвольно разводились в стороны, а если посадить испытуемого перед сине-зеленой стеной, то руки непроизвольно сходились. Если испытуемых просили открыть глаза, то перед красной стеной многие непроизвольно отдергивали руки, а перед синей или голубой стеной зачарованно тянули руки к ней.

Среди переживаний, которые отражает красный цвет, можно выделить, с одной стороны, любовь, страсть, эротическое начало, вдохновение, а, с другой стороны, агрессию, ненависть и опасность. Считается, что выбор красного цвета связан также с тенденцией к самореализации. Наиболее часто красный цвет вызывает такие ассоциации, как пламенный, огонь, огненный, пекло, жар, кровь, раздражение.

Разнообразные ассоциации возникают на различные оттенки красного цвета. Так, например, розовый цвет считается цветом доброты и сентиментальных отношений, цвет киновари обычно вызывает такие ассоциации, как огонь, эрос, опасность, громкость, близость; кармин (алый цвет) - кровь, сила, власть, любовь вплоть до жертвенности; пурпурный цвет - царственность, право на высший суд, справедливость, почтение, величие, достаток и власть (“новые русские” бессознательно демонстрируют малиновыми пиджаками свою причастность к власти и богатству).

Интересны результаты ассоциативного эксперимента К.Г.Юнга на слово “красный”: “синий” (полярный красному цвет) - 12 %, “цвет” - 9 %, “зеленый” (соседний цвет) - 8 %, “черный” - 7 %, “кровь” - 6 %, “любовь” - 6 %, “цветок” - 5 %. При этом отмечалось следующее психическое воздействие: сильное возбуждение; тепло; оживление3.

Для большинства людей красный цвет ассоциируется прежде всего с кровью и огнем. Это показала ученица и сотрудница К.Г.Юнга Иоланда Якоби. В своей книге “Образное царство души”4 она также выделяет основные ощущения, связанные с красным цветом - тепло и беспокойство. И.Якоби отмечает следующие характерные для красного цвета выражения: свежесть, жизненность, жизнеутверждающее начало, чувственность, сексуальность, страсть, возбуждение, призыв, бунт, мятеж, восстание, война, борьба, опасность, угроза для жизни.

В свою очередь, слово “кровь” чаще всего вызывает следующие ассоциации: физические чувства, рыжие волосы, губная помада, бордель, раны, боль, бойня, жертва; слово “огонь” - пожар, тепло, Прометей, кирпичи, красная черепица.

В повседневной речи красный цвет и его оттенки используется в таких распространенных выражениях, как “аленький цветочек”, символизирующее силу любви (алый, красный - эротический, генитальный цвет, символ крови, плодов, жадного желания всех жизненных благ5); “красная заря” или “алое зарево” (символ тревожного ожидания, судьбоносных перемен); “красные щеки” (символ здоровья). Огненно-красная символика в языке выражает сильное эмоциональное переживание (“сгорать от нетерпения”, “сгорать от восторга”), дар, в том числе ораторский дар (“пламенно говорить”, “зажигающе говорить”).

Красный цвет вокруг нас

Среди драгоценных и полудрагоценных камней рубин (от лат. rubeus - красный) символизирует счастье и силу любви, это камень подвигов и могущественности (в то же время, пурпурный рубин символизирует грозящую владельцу опасность). Карнеол или сердолик (красная разновидность халцедона) символизирует коварство, изворотливость, связь с темными силами природы. Есть и другие красные полудрагоценные камни - альмандин, рубеллит (розовая прозрачная разновидность турмалина - камень страстной возвышенной любви и людей творческих), пироп, красная яшма.

Среди красных плодов можно назвать вишню, малину, яблоки, среди цветов - мак и розу. Мак - это символ земли, сна, забвения. Красная роза символизирует сегодня почти исключительно любовь и эрос.

В античном мире роза была посвящена Афродите (Венере). В Древнем Риме ее использовали для украшения венка Диониса. Роза была символом любви, плодородия, и в то же время почтения к умершим. Роза возникла из крови умирающего и возрождающегося бога Адониса. Красный - это также цвет бога вина Бахуса.

В христианстве роза связана с крестом. Красная роза указывает на пролитую кровь и раны Христа, на чашу, принимающую “святую кровь”. Поэтому она символизирует также возрождение.

Психологическое воздействие

Красный цвет оказывает на человека разнообразное психическое воздействие. Часто он вызывает волнение, беспокойство, усиливает нервное напряжение. Повышая уровень тревоги, он заставляет больше внимания уделять окружающему миру. Находясь в окружении красного, человек интуитивно старается побыстрее из него выбраться. Красные телефонные будки были рассчитаны на большую проходимость абонентов.

Замечено, что люди, любящие этот цвет, склонны к сердечно-сосудистым и нервным заболеваниям, перевозбуждению и нередко - депрессиям. Избыток красного цвета может привести в результате перевозбуждения к конъюнктивиту, головной боли и неврозу, а также к снижению внимания, сосредоточенности. Наблюдения показали, что ребенок спящий лицом к стене с обоями, на которых нарисованы красные цветы, более раздражителен и неспокоен.6

Этот цвет помогает активно преодолевать жизненные препятствия. Он повышает динамичность жизни и стимулирует предприимчивость. Психологами отмечено, что ношение спортсменами красных очков повышает их выносливость и выявляет решительность в их характерах. Например, если на тяжелоатлета надеть красные очки, он “возьмет больший вес, чем без них. Красный цвет, благодаря своему возбуждающему эффекту, может использоваться при лечении депрессий, подавленности и меланхолии. Он активно способствует заживлению ран за счет глубоко проникающего влияния. Поэтому в процессе цветолечения резко уменьшаются воспалительные явления. С помощью эндоскопа в красном цвете лечится язвенная болезнь, воспаления гениталий и другие виды раневых повреждений.

Красный цвет улучшает обменные процессы в организме, активизирует деятельность желудка, желез внутренней секреции и кожи, улучшает кровообращение и сердечную деятельность, устраняет застойные явления в организме, лечит заболевания кожи., оказывает тонизирующее и стимулирующее действие на организм.

Напротив, ярко-розовый цвет действует на нервную систему расслабляюще, вызывает сонливость и мышечную слабость, снижает возбуждение, регулирует и повышает настроение. В то же время розовый цвет выражает инфантильность и мягкость. Это свойство розового цвета используется в психиатрических больницах, чтобы успокоить буйных пациентов. О человеке, который любит розовый цвет, можно сказать, что он мягок и нежен, возможно, инфантилен, мечтает о возвышенной любви, нередко даже живет в мире грез (вспомним выражение: “видеть мир через розовые очки”), он предпочитает домашний уют, не умеет правильно оценивать свои силы, быстро успокаивается после жизненных потрясений. Розовый цвет оказывает успокаивающее действие на детей.7

В целом можно сказать, что красный - любимый цвет детства. Любимые детские игрушки красного цвета: красный мяч, красный самокат и т. д.

Макс Люшер8 выделял следующие свойства красного цвета: автономный, активный, стремящийся всем завладеть. Он считал, что красный цвет выражает витальную силу и энергию вегетативного возбуждения. Именно поэтому красный цвет и означает страстное желание и все формы аппетита. В общем виде, можно считать, что красный цвет - это импульс, витальная воля к завоеванию и потенции - начиная с сексуальной инстинктивной силы и вплоть до революционных преобразований. Красный цвет - это импульс к моторному действию, к борьбе; это также импульс к предпринимательской деятельности, к спорту. В противоположность зеленому цвету - цвета эластичности, упругости энергии воли, красный - это цвет ударной силы воли. Временами красный цвет соответствует настоящему моменту, символически выражая полную силы мужественность.


Учение о цвете И.В.Гёте

Великий немецкий поэт И.В.Гёте внес значительный вклад во многие области современной ему науки. В ботанике его труд “Опыт о метаморфозе растений” повлиял на учение об эволюции растений; в биологии он высказал ценные мысли об эволюции природы и происхождении видов; в анатомии человека он даже сделал сенсационное открытие - впервые заметил наличие в скелете межчелюстной кости. И.В.Гёте изучал явления погоды и описал новую форму облаков - гребенчатую. Однако главным делом своей жизни И.В.Гёте считал создание учения о цвете и его воздействии на человека.9 Незадолго до смерти он признался своему секретарю И.П.Эккерману: “У меня нет иллюзий по поводу того, что я сделал как поэт. При мне жили отличные поэты, еще лучше жили до меня и такие же будут жить после меня. А то, что я в моем столетии являюсь единственным знающим правду в трудном учении о цвете, этим я могу немного гордиться, и я имею поэтому чувство превосходства над многими...”

И.В.Гёте разработал шкалу цвета, на положительном полюсе которой находятся от желтый, оранжевый (красно-желтый), желто-красный (киноварь) и пурпурный цвета, а на отрицательном - синий, красно-синий, сине-красный (причем - это крайний полюс, выражающий самое сильное внутреннее возбуждение) и фиолетовый цвета.


И.В.Гёте характеризовал цвета положительного полюса (желтыйоранжевыйкрасныйпурпурный) как жизненные, подвижные, стремящиеся. В понятиях современной психологии их можно охарактеризовать как стимулирующие, экстенсивные, экспансивные. Если в образе или картине преобладают эти тона, то можно предположить, что художник - экстравертированный человек. И, наоборот, приверженцы цветов отрицательного полюса в шкале(от синего до фиолетового) - это люди интровертированные, так как эти тона вызывают беспокойные, мягкие, ощущения тоски, которые как бы направлены вовнутрь.

С учением о цвете И.В.Гёте согласуются современные исследования10 с использованием данных измерения ЭЭГ, частоты дыхательных движений, сердечного потенциала, движения век, кровяного давления, электропроводимости кожи рук: красное излучение активизирует указанные параметры, а синее излучение действует успокаивающее.

СИМВОЛИКА

Автор словаря символов J.Chevalier11 выделяет мужской и женский аспекты красного цвета:

м - центрифугальная символика (более экстравертирующее воздействие, направленное вовне);

ж - центрипетальная символика (более интровертирующее воздействие, направленное вовнутрь).

Женская красная символика связана, в первую очередь, с переживаниями тела, окрашенного внутри красным цветом крови, которая по нему течет. Красный цвет крови переживался изначально и переживается каждый раз вновь и вновь в связи с центральными судьбоносными событиями нашей жизни: при рождении, при месячных кровотечениях, при ранениях. Красный - цвет телесного, земного и материнского, а также любимый цвет детства (почти всегда любимые детские игрушки красного цвета). Иногда это любимый цвет тех, чье либидо еще детское, инфантильное, недифференцированное. Поэтому у людей, отвергающих красный цвет в быту и никогда не одевающих красные элементы одежды, можно предположить отягощенное отношение к матери и материнскому началу. В Японии красный цвет - это вообще женский цвет.

J.Chevalier называет женский красный цвет - “ночным красным”. В матриархальных культурах широко использовалась охровая краска, называемая “бычьей кровью”. Например, в эпоху мегалита на острове Мальта этой краской окрашивались стены внутри храмов, построенных в форме листа клевера, прежде всего, в их подземной части, например, в гипогеуме. Так, этот подземный храм мертвых в форме овальной пещеры без единого угла и выкрашенный внутри в охровый красный цвет напоминал утробу матери.

Пылающе-красный цвет (даже если он и спрятан в темных глубинах земли или человеческого тела) - это цвет либидо, центральной энергии жизни, эроса, секса, привязанности и связи вообще. Не случайно на картинах космического эроса Марка Шагала доминирует красный цвет.

Красный цвет крови неразрывно связан с древнейшими ритуалами приношения жертвы. Многими древними народами кровь считалась местом пребывания души. Она либо строго табуизировалась, и ее нельзя было потреблять в пищу (требования кашерности пищи в иудаизме включают обязательное полное стекание крови из туши убитого животного), либо ее сакрализировали, т. е. использовали в рамках ритуала (Евхаристия в христианстве; обряд обмазывания кровью жертвенного животного).

Переживание пролитой крови в мужской символике красного цвета J.Chevalier прослеживает в таких событиях, как обрезание мальчика, а в подростковом возрасте - испытание ранением в борьбе, на охоте, в бою; жертвоприношение.

Красный цвет познается как центрифугальное, импульсивное, агрессивное начало, а также как сексуально активная сила жизни, как символ мужской сексуальной энергии. Красный - это цвет воинов (в древней Ирландии воинов называли “красные” - Ruadh). Это цвет Марса, цвет смелости и мужества в борьбе. Полководцы и император в Древнем Риме облачались в красные тоги. Византийский император тоже носил красные, пурпурные одежды.

Сегодня красную символику используют террористы и революционеры разного толка: террористическая организация “Красная Армия” - в Германии, “Красные бригады” - в Италии, “красные кхмеры” - в Кампучии и т. д.

Интересно проследить пути красного цвета в различных религиях и философских учениях, в мифах и легендах.

Хайде Гёттнер-Абендрот исследует в своей книге “Богиня и ее герой”12 женские божества, многие из которых представлены триадой, отображающей фазы луны:

Сначала появляется белая девственная богиня, символизирующая увеличивающуюся луну, - в образе охотницы, повелительницы и царицы зверей, девственницы или девственной матери (весна).

Знак красной полной луны соответствует богине любви, в то же время матери-земле. Недаром у славян красивая молодая девушка, готовая стать женой и матерью, зовется “красной девицей”.

И, наоборот, знак черной луны в новолуние связан с образом старухи, богини подземного мира, темных сил, убивающих, разрушающих, но, в то же время, дающих новое рождение.

Кульминацией этой трехфазной системы является именно красная фаза осуществления.

Это можно проследить во множестве древних мифов и сказок в самых разных культурах повсюду на земле. Например, в критском мифе о Деметре (букв. “земля-мать”) триада реализуется в трех ее образах: Коре (греч. “девушка”, “дева”), белой богине полумесяца, приносящей весну; в Персефоне (дочери Деметры), в которой Деметра совершенствуется и самоосуществляется (в знаке красного цвета на зрелых плодородных полях происходит ее священное бракосочетание); в образе Гекаты (богини мрака, ночных видений и чародейства).

В обычной психотерапевтической практике эта символика может, например, проявиться в том, что женщине средних лет снится сон, где к ней с высокой лестницы спускается одетый в красное принц и сообщает ей какое-то известие.

И, наконец, красный цвет символизирует опасность (красный свет светофора как запрет и “предупреждение” об опасности), “помощь” (пожарная охрана, красный крест).

Красный цвет - это также цвет порока, разврата, сатаны. Красными чернилами или кровью подписывают договор с дьяволом.

АРХЕТИПЫ

Символическое значение архетипа красного цвета простирается от полюса агрессии, разрушения и убийства до полюса любви, самоотдачи и жертвы. Архетипы открываются для анализа через их проекцию на надличностном уровне в религиозных представлениях, в образе богов, героев легенд и мифов. Большинство богов спектра архетипических значений красного цвета предстает в багряном (огненном) цвете. В нем является древнеиранский бог солнца и света Митра, в котором соединяется символика крови и огня. С его культом также связано убийство быка - кровавый ритуал, в котором преобладает инстинктивная природа. Окунувшись в кровь жертвенного животного и очистившись таким образом, Митра продолжает жить в свете.

Марс - бог войны, один из древнейших богов Италии и Рима, также предстает в ярко-красном багряном цвете. Согласно мифологии, от связи Марса и богини любви красоты Венеры (с ней отождествлялась Нерио или Нериене), также связанной с красным цветом, рождается “гармония”. Компоненты борьбы, символизируемые красным цветом, соединяются с компонентами любви, которые также символизирует красный цвет.

Таким образом, багряный цвет несет в себе разрушительно-творческое или творчески-разрушительное начало в зависимости от конкретной ситуации. Вещество, связанное с этим цветом - железо или содержащая железо красная земля.

Красный цвет огня представлен на архетипическом уровне серафимами (пламенными ангелами). В иудаистической и христианской традиции серафимы - это особо приближенные к Богу ангелы. Их описание содержится в книге Исайи. В красном цвете предстает также София, олицетворяющая в женской символике Божественную Мудрость. В иконографии ее лик и руки - огненного цвета. Ей поклонялись последователи мистической философии под знаком женской мудрости. В красном цвете София представляет творческое начало, любовь, космическое единство. София несет мудрость особого рода: не холодный рационализм, а эмоционально согретую, согревающую и оживляющую духовность.

В красном является бог Дионис (Бахус, Вакх - отсюда вакханалии) - в греческой мифологии это бог плодоносящих сил земли, растительности, виноградарства, виноделия, сын Зевса и Деметры. Символом Диониса как бога плодоносящих сил земли был фаллос. Считается, что Дионис освобождает людей от мирских забот, снимает с них путы размеренного быта.13

Индуистская богиня Кали - могущественное, творчески-разрушительное божество, в котором воплощается негативная, страшная сторона материнского начала. Хотя сама она черного цвета, одетая в шкуру пантеры с ожерельем из черепов вокруг шеи, в ее культ входит женский кровавый ритуал. В своей мандале Кали предстает в пурпурно-красном цвете в центре лотоса, распускающимся в нежно-красных цветках.

Тибетская богиня инициации Красная Наро или Курукулла являются в красном цвете. Им принадлежит важная роль в тантрической медитации о природе страсти. Она принадлежит к красному семейству Лотоса.

На Тибете красный цвет вообще связывается с гневными божествами, которые часто держат в руке кубок, сделанный из черепа и наполненный кровью. Красный цвет в образе красного петуха в центре тибетского колеса жизни - символ ослепляющей страсти и вожделения.

Вотан (сканд. Один)- верховный бог древних германцев - это бог штурма и натиска, огненно-творческого начала. В то же время в нем воплощен разрушительный элемент. С другой стороны, Вотан - бог пламенных певцов и поэтов, представляет духовную власть и мудрость. Его изображений не сохранилось. Есть только рукописные тексты. Однако в образах пациентов, согласно И.Якоби, он предстает в огненно-красной символике.

В Ветхом Завете красный - это цвет греха. В то же время, это цвет карающей справедливости, Божьего суда.

Красный цвет присутствует в одежде апокалипсических воинов, один из которых скачет на красном коне в море крови, доходящей до самой уздечки.

В христианской культуре красного цвета боялись и табуизировали как цвет агрессии, разрушительного насилия и слепой страсти. Уже рыжие волосы часто были достаточной причиной, чтобы заподозрить в женщине ведьму. В Средние века палач и приговоренный к смерти часто также были облачены в красные одежды. Особая демонизация выпала в христианской культуре на кроваво-красный цвет как цвет богинь любви и материнства, превращенных в средневековой христианской традиции в “Вавилонскую блудницу” (ср. со сценами в Апокалипсисе).

И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее...”

(Откровение Иоанна Богослова 17,4)

Лишь благодаря разработке темы инкарнации и жертвы, а также символики темы идеи любви, красный цвет был канонизирован в христианстве.

Обобщая, можно сказать, что красный цвет выражает сильную эмоцию (“кипение внутри”), просветление. Это может быть любовь, ненависть или вдохновение.







ОРАНЖЕВЫЙ ЦВЕТ


Оранжевый цвет характеризует зрелость личности и силу механизмов “Я”. Он образуется при соединении желтого цвета, выражающего активность и экстраверсию, и красного цвета, символизирующего страсть и плоть. Соответственно, в оранжевом цвете нашло воплощение сочетание психологических особенностей образующих его цветов. В этом отношении это - один из самых благоприятных для психотерапевтического прогноза цветов. Это цвет радости, удовольствия, стремления к достижению и самоутверждению, цвет энергии и силы. Он оказывает благотворное действие на психику человека, снимая напряжение в конфликтах. С другой стороны, он вытесняет другие цвета, может внести в жизнь потрясение, символизирует страсть борьбы, демоническое начало войны. [7, 11]

В теории цвета И. В. Гете, которую великий немецкий поэт считал главным делом своей жизни [8], оранжевому цвету отводится важное место между двумя полюсами: красно-желтым и желто-красным. И.В. Гете характеризует оранжевый цвет как сгущение и усиление свойств желтого цвета. Это цвет теплоты и блаженства, раскаленного жара, пекла, накала, и, в то же время, мягкого отблеска заходящего солнца. Поэтому этот цвет приятно радует глаз, когда используется в окружающей обстановке или одежде. Активная сторона оранжевого цвета связана, по И.В. Гете, с его высочайшей энергией. Стоит ли поэтому удивляться, что энергичные и здоровые люди особенно рады этому цвету. И.В. Гете считал, что достаточно пристально посмотреть на вполне желто-красную поверхность, чтобы показалось, что этот цвет действительно врезался в наш глаз, он как бы входит, вонзается в тело. Он вызывает невероятное потрясение... И.В. Гете отмечает, что оранжевый платок возбуждает и беспокоит также и животных. [3, с. 325]


АССОЦИАЦИИ И ПСИХИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ

Пламенная теплота оранжевого цвета вызывает, по F. Stefanescu-Goanga [21], ассоциации с апельсинами, южными ландшафтами и заходом солнца. Оранжевый цвет особо связан с огнем.

В одежде оранжевый цвет используется в качестве сигнального цвета, например, при дорожных работах.

Как близкий солнечному свету оранжевый цвет используется в одеждах индийских монахов. Оранжевый, как цвет солнца, - это цвет просветления.

Психическое воздействие оранжевого цвета единодушно характеризуется как возбуждающее, теплое и радостное. В оранжевом цвете соединяются сияющая сила желтого цвета и витальное, страстное начало красного цвета. Таким образом, оранжевый цвет может оттенить или вытеснить другие цвета.

F. Stefanescu-Goanga связывает оранжевый цвет с радостным чувством удовольствия. [21]

R. Heiss и H. Hiltmann считают оранжевый, также как и желтый, цветом экстраверсии [15]. По их мнению, это как бы второй фронт после желтого и красного цвета. Оранжевый цвет связан со стремлением к достижению и самоутверждению.

В тесте цветных пирамид Макса Пфистера оранжевый цвет - это, прежде всего, “цвет телесности”. [16]

По сравнению с красным цветом содержащийся в оранжевом цвете желтый компонент выражается как на телесном уровне, так и в более совершенной эмоциональности, в более направленном движении.

H. Frieling и X. Auer называют оранжевый цвет “праздничным, радостным, согревающим” [14]. Его считают также “цветом светлого изобилия”.

F. Birren характеризует оранжевый цвет как “веселый, общительный, живой, энергичный, сильный и действенный” [13].

Johannes Itten описывает оранжевый цвет как смешение желтого и красного цветов. Оранжевый цвет как бы находится в средоточии большой излучающей активности. Он обладает солнечной силой свечения, воплощенной в сфере материального начала, которая достигает в красно-оранжевом цвете максимума теплой активной энергии. [18]

E. Heimendahl [17] описывает оранжевый цвет как имеющий благотворное воздействие, т. к. он снимает напряжение во всех конфликтах, легко и ясно показывая радостные стороны жизни, в то время как синий цвет - противоположность оранжевому - показывает серьезные стороны жизни.

Оранжевый цвет также неоднороден. В нем тоже можно выделить целую шкалу оттенков - от светлых желтоватых до огненно-красных тонов.

J. Itten [18] считает, что главный компонент оранжевого цвета - это красный цвет. В оранжевом цвете теплый тон красного достигает максимума огненной силы. При правильном подборе контраста, красно-оранжевый цвет может символизировать страсть борьбы. Этот цвет символически связан с планетой Марс. Он символизирует демонический мир войны. Сражающиеся воины часто носят красно-оранжевые одежды.

По Максу Люшеру [19], если к чистому желтому добавляется возбуждающий красный и полученный цвет приближается к оранжевому, то основное значение желтого (раскрытие и установление контактов) повышается в сторону активной интенсивности. Благодаря красному желтый становится полнее и весомее. Он выражает стихийное, сладострастно-радостное ощущение и переживание. Здесь нет благоразумной сдержанности или изощренности. Красно-желтый и оранжевый передают атмосферу, которая часто изображалась на картинах старых голландских мастеров - с пышными кутящими девицами и солдатами.

Если же красный цвет усилить родственным ему желтым, то в полученном оранжевом цвете внутреннее движение красного цвета начинает становится движением излучения, излияния в окружающее [4, с. 203]. Такое заключение делает Василий Кандинский в своей книге О духовном в искусстве. Он сравнивает оранжевый цвет с человеком, убежденным в своих силах, и вызывающим поэтому ощущение исключительного здоровья [там же]. Оранжевый цвет вызывает у В. Кандинского ассоциацию со звучанием церковного колокола средней величины, призывающего к молитве Angelus, или же с сильным голосом альта, а также с альтовой скрипкой, поющей ларго [там же].

В теории звук-цвет, разработанной русским композитором Александром Николаевичем Скрябиным, оранжевому цвету соответствует нота ля, символизирующая в музыке легкомысленность в смысле легкого и беззаботного восприятия мира.

В Пифагорейской школе, связывавшей воедино число-звук-цвет, оранжевый цвет соответствовал цифре 5.


ПСИХОДИАГНОСТИКА

Б.А. Базыма и И.И. Кутько из Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии в г. Харькове провели экспериментальную проверку валидности Клинического цветового теста М. Люшера по отношению к типам акцентуаций характера по Э. Крепелину, П. Б. Ганнушкину и А. Е. Личко [1].

Положительное отношение к красно-желтому цвету явно отмечается у людей гипертимного типа или конституционально-возбужденных. П.Б. Ганнушкин вслед за Э. Крепелиным описывает их как блестящих, но большей частью неравномерно одаренных субъектов, которые изумляют окружающих гибкостью и многосторонностью своей психики, богатством мыслей, часто художественной одаренностью, душевной добротой и отзывчивостью, а главное, веселым настроением. Это люди, быстро откликающиеся на все новое, энергичные и предприимчивые [2]. В то же время для них характерны поверхностность и неустойчивость интересов, постоянная потребность в увеселениях.

Желто-красный цвет предпочитают люди с циклоидным типом акцентуаций характера [1], для которых характерна периодическая смена состояний возбуждения и депрессии.


ПСИХОТЕРАПИЯ ЦВЕТОМ

Оранжевый цвет несет в себе возбуждающее и жизнерадостное начало. Это шумный, жаркий, пламенный, бодрый и веселый цвет [6]. В отличие от синего это неинтимный цвет.

Оранжевый цвет укрепляет волю, поддерживает сексуальность, активизирует деятельность желез внутренней секреции, регулирует обменные процессы, способствует укреплению легочной ткани, лечит болезни мочеполовой системы, улучшает кровообращение и цвет кожи, эффективен при заболеваниях селезенки, благотворно действует на пищеварение, обостряет аппетит и вызывает чувство эйфории [6].


СИМВОЛИКА

Символика оранжевого цвета занимает промежуточное положение между мягким и светлым желто-оранжевым цветом апельсинов и горячим огненно-красным цветом пламени.

В живописи оранжевый цвет предпочитают для изображения яркого солнца, спелых плодов, прекрасных человеческих тел.

В христианской традиции оранжевый цвет используется для изображения Св. Троицы, при росписи несущих космическое начало пасхальных яиц.

Оранжевый цвет символизирует развитие, направленность на успех [6]. Как самый кричащий он занимает господствующее положение в ряду других цветов либо благодаря своему позитивному преобладанию над ними, либо из-за негативного эффекта вытеснения других цветов (в зависимости от положения оранжевого цвета в контексте позитивного и негативного полюсов символического значения). Недаром спасательные жилеты альпинистов, спецовки дорожных рабочих, надувные спасательные жилеты моряков окрашены в этот самый броский цвет.

Оранжевый цвет называют “flamma amoris et caritatis” - пламенем любви и милосердия.


АРХЕТИПЫ

Архетипы оранжевого цвета нельзя рассматривать изолированно от красного цвета. Символика желто-красного и чистого красного цвета во многом пересекается.

Желто-красный цвет связывают часто с Серафимом (евр. огненный, пламенеющий), наиболее приближенной к Божественной любви сущности. У Серафимов по шесть крыльев - двумя они закрывают свое лицо, двумя закрывают ноги, двумя летают [5, т. 2, с. 427]. Один из Серафимов очищает уста пророка Исайи, коснувшись их горящим углем, и этим приготовляет его к служению. Этот сюжет использован в стихотворении А.С. Пушкина Пророк.

С оранжевым цветом связан созидающе-преобразующий дух огня, образ Меркурия. Считалось, что Меркурий может обеспечить не только торговую прибыль, но и указать зарытый клад [5, т. 2, с. 140].

Кельтская богиня молодости и любви Идуна (др.-исл. Идунн - обновляющая) является в желто-красном обличии. В скандинавской мифологии ей принадлежат чудесные золотые молодильные яблоки, благодаря которым боги сохраняют вечную молодость [5, т. 1, с. 480].

Как уже упоминалось в связи с красным и желтым цветом, воинственная сила Марса и огонь Сатурна символически воплощаются в желто-красных тонах.

Желто-красные, оранжевые тона символизируют также несущие опасность вулканические силы, вырывающиеся из глубины земли и внутренней глубины, существа тела. В этом контексте оранжевый цвет подобен взрыву. Оранжевый цвет - это распространяющаяся, струящаяся энергия.

Оранжевый цвет может символизировать теплый, золотой желток пасхального яйца. В сияющем оранжево-красном цвете является также женская мудрость - София. Она несет в себе мудрость особого рода: не холодный мужской рационализм, а эмоционально согретую, согревающую и оживляющую женскую духовность. В иконографии ее лик и руки - огненного цвета. [8]


Послесловие:

Густав Климт

В живописи архетип оранжевого цвета, пожалуй, ярче всего нашел воплощение в творчестве австрийского художника рубежа веков Густава Климта (1862 - 1918). Его картины отражают дух Вены Зигмунда Фрейда, а преобладающий оранжевый цвет символизирует силу либидо.

Уже в первых работах Климта оранжевый цвет явно доминирует. В картине Басня (1883 г.) светло-оранжевый цвет используется для изображения обнаженного женского тела как соединения эротизма и мудрости; ярко-оранжевый - для изображения великодушного льва - царя зверей, пощадившего мышь и вознагражденного за это, когда та перегрызла пленившие его сети; рыжий - для изображения лисицы, наказанной за хитрость.

Оранжевый цвет использовался Климтом не только в самих картинах, но и в обрамлявших их искусано выполненных рамах. Портрет пианиста Йозефа Пембауэра (1890 г.) - на красном фоне, с золотой лирой - помещен в широкую чеканную медную раму, на которую нанесены рисунки по классическим мотивам.

В 1898 г. Климт пишет картину Афина Паллада, ставшую символом объединения художников-экспериментаторов Сецессиона, первым президентом которого стал Климт. Афина облачена в огненно-оранжевый шлем и доспехи, по плечам из под шлема спускаются огненно-рыжие волосы - символ слияния эротического и агрессивного начала; ярко-оранжевое копье в руке у Афины - символ фаллической женщины.

Распускающиеся оранжево-рыжие женские волосы - ведущая тема многих картин Климта. Волосы можно рассматривать как сексуальный символ. Как символ либидо они играют исключительно важную роль во многих культурах, традициях и религиях. В картине Nuda Veritas - Обнаженная Истина - рыжие распущеные копной волосы опускаются на обнаженные плечи и грудь. Картину окружает широкая рама того же цвета, что и волосы, на которой написано изречение великого немецкого поэта Фридриха Шиллера: Твои дела и твое искусство не могут нравится всем: делай то, что считаешь правильным, для блага немногих. Нравиться слишком многим - плохо.

О том, что женская чувственность может быть разрушительной силой, заявляют оттенки оранжевого цвета на картине Юдифь и Олоферн (1901 г.). Чтобы спасти свой народ от полчищ ассирийского царя Навуходоносора, молодая и красивая еврейская вдова Юдифь вошла во вражеский лагерь и соблазнила ассирийского полководца Олоферна. Тот воспылал к ней любовью, а Юдифь, напоив его вином, отрубила спящему полководцу голову.

На картине Враждебные Силы (1902 г.) Климт изображает сатанинскую сферу, в центре которой огромная обезьяна - гигант Тифей, против которого не могли бороться даже боги; рядом с ним - его дочери (Болезнь, Безумие и Смерть). Посередине картины художник изобразил трех обнаженных женщин - Буйство (распущенные огненно-рыжие волосы, зовущая к страсти поза), Разврат (солнечно-оранжевые волосы, сладостная поза) и Излишество (оранжевые украшения и браслеты, полные формы).

Эротическое значение оранжевого цвета достигает своей кульминации в картинах Климта 1907 - 1908 годов Даная и Поцелуй. Даная, дочь царя Аргоса, была заперта отцом в недоступной башне, в которую не мог проникнуть ни один мужчина. Лишь Зевс, сладострастный повелитель богов, превратившись в золотой дождь, смог насладиться ею. Распущенные огненно-оранжевые волосы, согнутые колени, вспыхнувшее лицо женщины выражают божественный экстаз.

Поцелуй - самая известная картина Климта. Она считается апогеем его золотого периода, гимном оранжевому цвету. Оранжевые тела мужчины и женщины облачены в оранжевые одежды. Оранжевый орнамент украшает оранжевый фон. В рыже-оранжевые волосы женщины вплетены яркие цветы. А в нижнем правом углу картины стоит оранжевая подпись: Густав Климт.

Литература

  1. Базыма, Б.А. / Кутько, И.И.: Цветовые предпочтения подростков с акцентуациями характера, 1997, № 1, с. 24-28

  2. Ганнушкин, П.Б.: Клиника психопатий. Их статика, динамика, систематика. М., 1933

  3. Гете, И.В.: К учению о цвете (хроматика). В: Психология цвета. Сб. Пер. с англ. - М.: “Рефл-бук”, К.: “Ваклер” 1996, с. 281-349

  4. Кандинский, В.: О духовном в искусстве. В: Психология цвета. Сб. Пер. с англ. - М.: “Рефл-бук”, К.: “Ваклер” 1996, с. 181-220

  5. Мифы народов мира, тт. 1, 2, М, “Сов. энциклопедия”, 1991

  6. Николаев, С.М.: Камни - мифы, легенды, суеверия..., Новосибирск, “Наука” Сибирская издательская фирма РАН, 1995, с. 29-30

  7. Обухов, Я.Л.: Образ-рисунок-символ, Журнал практического психолога, 1996, 4, с. 44-54

  8. Обухов, Я.Л.: Красный цвет, Журнал практического психолога, 1996, 5, с. 39-47

  9. Обухов, Я.Л.: Синий цвет, Журнал практического психолога, 1997, 1, с. 30-41

  10. Обухов, Я.Л.: Желтый цвет, Журнал практического психолога, 1997, 2

  11. Обухов, Я.Л.: Символдрама : Кататимно-имагинативная психотерапия детей и подростков. - М., “Эйдос” 1997

  12. Харрис, Н.: Климт // Пер. Б. Соколова. М., СПИКА 1995

  13. Birren, F.: Color Psychology and Color Therapy, New York 1950

  14. Frieling, H. / Auer, X.: Mensch, Farbe, Raum, München 1956

  15. Heiss, R./ Hiltmann, H.: Farbpyramidentest, Bern 1951

  16. Heiss, R./Halder, P.: Farbpyramidentest, 2. Aufl., Bern 1975

  17. Heimendahl, E.: Licht und Farbe, Berlin 1961

  18. Itten, J.: Kunst der Farbe, Ravensburg 1962

  19. Lüscher, M.: Klinischer Lüscher -Test, Basel 1970

  20. Riedel, I.: Farben in Religion, Gesellschaft, Kunst und Psychotherapie, Kreuz Verlag, Stuttgart 1983

  21. Stefanescu-Goanga, F.: Experimentelle Untersuchungen zur Gefühlsbestimmung der farben, in: Psych. Studien XII, 1912





СИНИЙ ЦВЕТ

Среди ассоциаций, которые вызывает у человека синий цвет, чаще всего встречается небо. Другие наиболее часто встречающиеся ассоциации на слово синий: море, прохлада, лёд.

Эти данные подтверждают результаты ассоциативного эксперимента, проведенного ученицей К.Г.Юнга Вереной Каст в 1980 г. [17]. На синий цвет у испытуемых возникали такие ассоциации, как небо - 23%, зеленый (соседний цвет) - 18%, вода - 10%, красный (полярный цвет) - 10%, море, природа, новые земли, глаза, бархатное платье, глубокий, холодный, светлая радость, дух, алкоголь.

Синий как цвет неба и моря символизирует безграничные дали и бесконечные глубины. В переносном значении синий цвет часто используется в таких распространенных выражениях повседневной речи, как “синий (голубой) цветок” и “синий туман” (символ романтики, сказочного, чудесного), “голубые дали” (импульс тяги к дальним странствиям, например, выражение “уехать в голубую даль”), “синий дурман”, “синий нос” пьяницы (состояние, в котором изменяются пространство и время, в котором собственные силы переоцениваются, а реальность недооценивается).

Психологическое воздействие

Синий цвет способствует размышлениям, успокаивает и снижает давление. Голубой цвет настраивает на меланхолию [2]. В экспериментах ученика В.Вундта Ф.Стефанеску-Гоанга [21] испытуемые так характеризовали воздействие синего цвета: он тянет, манит к себе, несет в себе что-то таинственное. Наиболее часто синий цвет вызывает следующие психические воздействия: он создает тоскливое, меланхолическое настроение, вызывает спокойные чувства и грезы. Очень темный индиго-синий цвет вызывает угнетающе действующее беспокойство, серьезность, грусть и печаль.

Восприятие синего цвета обыкновенно вызывает ассоциации со Вселенной, с мыслью, с верностью, с божественной мудростью. Синий традиционно считается женским цветом. Так, в канонах христианства, синий - цвет Царицы небесной Девы Марии.

Синий цвет может оказывать тормозящее действие на человека или порождает своеобразное беспокойство и даже печальное настроение, усталость или слабую угнетенность. Он выражает стремление к покою, безопасности или забвению, к гармонии или пассивной чувствительности.

В тесте “цветовых пирамид”, разработанном Максом Пфистером и его коллегами в Институте психологии и характерологии университета г. Фрайбург (Германия) в 1951 г. [13, 14], испытуемому предлагается сложить из набора цветов сначала “красивую”, а затем “уродливую” цветовую пирамиду, например:



синий





желтый

желтый




красный

синий

красный



желтый

зеленый

зеленый

желтый


синий

красный

зеленый

красный

синий

По результатам этого теста, красный цвет соответствует, прежде всего, аффективной отзывчивости испытуемого (готовности к раздражителю и возможности дать разрядку раздражителю), а синий цвет характеризуется как “цвет интроверсии, цвет аффективной регуляции и управления”. Внутреннее управление и направление через понимание, волю и разум характеризуется различными вариантами синего цвета (берлинская лазурь). Здесь явно проявляются совершенно иные нюансы синего цвета, чем в “голубом цветке” романтической символики.

При интерпретации теста “цветовых пирамид” учитываются тонкие нюансы каждого цвета в соответствии со специально разработанной классификацией. Так “синий цвет №4” (берлинская лазурь) соответствует “уходу внутрь себя”, “обращение к самому себе”, “концентрации на своих собственных переживаниях”, т. е. интроверсии, которая в экстремальных случаях может доходить вплоть до аутистической изоляции. Этот цвет соответствует смягчению, приглушению или отводу эмоционального напряжения. Напротив, “синий цвет № 2” (бирюзовый синий) содержит возбуждающий компонент. Он уже не столько ограничивает и сдерживает (как берлинская лазурь), а скорее несет в себе что-то эластичное и может быть даже хрупкое.

Макс Люшер [18], который использовал в своем тесте для синего цвета очень темный оттенок, связывает синий цвет с “расслабленной чувствительностью”, ищущей “идеал единства”. По мнению М. Люшера, основному тону этого цвета соответствует нежность, увлечение и преданность, чувство защищенности, укрытости и безопасности. Синий цвет, по М. Люшеру, может выражать также связь с тенденциями прошлого. Темно-синий цвет соответствует, по М. Люшеру, религиозно-философски-медитативной установке.

М. Люшер отмечает, что потребность в синем цвете повышается при усталости и заболевании.

Темно-синий цвет представляет для М. Люшера цветовую репрезентацию определенных базовых потребностей. В физиологическом плане, это потребность в покое, в психологическом плане, это потребность в удовлетворении, удовлетворенности и мире. Тот, кто находится в таком уравновешенном состоянии, чувствует себя включенным во что-то, связанным с чем-то и защищенным, находящимся в безопасности.

Синий, по М. Люшеру, - это цвет “связывания, привязанности, верности”. Синий цвет создает предпосылку для прочувствования, глубокомысленного вдумчивого созерцательного размышления. Темно-синий цвет символизирует “ум”.

Предпочтение или отвержение темно-синего цвета в тесте Люшера соответствует определенным установкам по отношению к тому, что означает этот цвет. Если предпочтение отдается выбору синего цвета и он ставится на первое место в ряду цветов, то можно говорить об удовлетворении, об осуществлении желаний и потребностей, нежности и душевном единении, чувстве защищенности, укрытости и безопасности, а также о религии и традиции.

Если темно-синий цвет становится на последнее место, то можно говорить о неудовлетворенности, потребности в покое и доверительной связи с другими людьми. Человеческие или профессиональные связи могут отсутствовать или быть нарушены, например, если они не соответствуют какому-то внутреннему идеалу и воспринимаются поэтому как что-то скучное и сдерживающе-давящее, или, если существующая привязанность вызывает в данный момент ощущение чего-то мешающего, отягощающего, угнетающего, обязывающего и сковывающего.

Отвержение темно-синего цвета означает бегство от ослабляющего напряжение покоя и расслабления, которых человек может даже бояться, так как это состояние может быть связано с депрессией или угасанием. Это может быть также связано с неосуществимостью того, к чему стремишься. Часто это относится к любимому человеку, коллегам по работе или месту, где человек должен жить. Существующие человеческие и производственные связи отвергаются, как несоответствующие ожидаемому идеалу, и воспринимаются как скучные и парализующие. Так как, в данном случае, существующие контакты обременяют и угнетают, они расцениваются как зависимость. В результате, человек стремиться избежать этой зависимости.

Синий цвет часто отвергают люди, которые испытывают длительный стресс или напряжение. При обследовании более 5000 человек, курящих сигареты, оказалось, что более половины из них отвергают синий цвет. Это может быть связано с тем, что возбуждение от курения служит защитой от атонии. Именно расслабляющего покоя и атонии бессознательно опасается человек, отвергающий синий цвет.

Основная психологическая характеристика светло-синего (голубого) цвета, по мнению М. Люшера [18], - беззаботное веселье. Это цвет беспечности, эмоциональности и общения, он не предъявляет претензий и не принимает обязательств. Голубой цвет лечит бессонницу, болезни печени, горла и голосовых связок, воспалительные процессы и кожные заболевания, в том числе связанные с нарушением пигментного обмена - витилиго; используется при детских инфекциях, лечении абсцессов, флюсов, нервных тиков и ревматизма, снижает аппетит. Он уменьшает боли и мышечное напряжение, способствует глубокому и ритмичному дыханию. Голубой цвет дает ощущение прохлады, покоя и простора. Он дает силы для терпения и терпимости [5].

Светло-голубой - это цвет женственности, материнства и прочности семейных уз [5].

М. Люшер выделяет следующие соматические симптомы, которые соответствуют отвержению синего цвета: невротические неприятные ощущения в организме, аллергическая экзема, наркотическая и другие формы зависимости.

Синий цвет оказывает очищающее воздействие, способствует восстановлению нервной системы и жизненных сил в организме, усиливает способности к сосредоточенности и медитации, помогает при рассеянности, коликах, спазмах, бессоннице, усиленном сердцебиении, расстройствах кишечника, зубных и головных болях, нервном перенапряжении, психических расстройствах. В Индии и арабских странах синему цвету приписывали исцеляющую небесную силу против чумы, которую, в свою очередь, приписывали действию красного хтонического огня. Синий цвет способствует борьбе с инфекциями и воспалениями, легочными и горловыми заболеваниями, различными глазными болезнями, снижает перевозбуждение и унимает разбушевавшиеся страсти. Людям интеллектуального труда оказывается легче и продуктивнее работать в кабинете с синей лампой или синими шторами. [5]

H.Frieling и X.Auer в книге “Человек, цвет, пространство” [12] различают действие темно-синего цвета как “углубленное, конструктивное, спокойно-сдержанное”, светло-синего, голубого цвета как “тоскующее, полное тайн, воспринимающее, тонко чувствующее”.

F. Birren в книге “Психология цвета и терапия цветом” рассматривает синий как созерцательный (контемплативный) цвет: ”Под воздействием синего цвета время недооценивается, а вещи ощущаются более легкими” [10].

В цветовой системе синий определяет цвета пассивного, отрицательного полюса (см. учение о цвете И. В. Гёте в статье “Красный цвет”, “Журнал практического психолога”, 1996, № 5). И. В. Гёте считал, что от синего цвета исходит “неспокойное мягкое, тоскующее ощущение”. В своей наивысшей чистоте синий цвет - это как бы “чарующее, очаровательное нечто”. При этом слово “чарующее” (“reizend”) И. В. Гёте использовал всегда в значении “восхищающее”, “привлекательное”, “побуждающее”, “притягательное”. Если голубой цвет, по И. В. Гёте, углубляет действительность, создает воздушную перспективу, как бы одухотворяя зримое, то темно-синие тона зрительно уменьшают объем фигуры.

E. Heimendahl в книге “Свет и цвет” связывает символическое воздействие синего цвета с “тоской по чудесному”, считая, что синий цвет “зовет нас к основам основ, а сам в свою очередь основ не имеет, потому что сам бездонен, ибо в синем цвете мы чувствуем глубокое духовное указание устремиться к какому-то неземному миру, к небу в его бесконечном строгом звучании” [15]. E. Heimendahl связывает синий цвет с такими глубокими понятиями, как: постоянство, упорство и настойчивость; преданность, самоотверженность, увлечение своим делом; серьезность, строгость; а также: сосредоточение, углубленность, сдержанность. Из всех цветов, по мнению E. Heimendahl, синий меньше всего вызывает чувственные впечатления и больше всего духовные.

Иоланда Якоби связывает темно-синий цвет (как и в старинных сонниках) с глубиной, ночью, покоем, смертью; тускло-синий, туманный цвет со страхом, чувством потерянности, печалью. Символика синего цвета, по И. Якоби, выражает покой, дистанцию, верность и воздержание. В то же время И. Якоби указывает на демоническую составляющую синего цвета: что-то призрачное, потустороннее, а также на его “опустошенный рационализм”. С другой стороны, синий - это цвет опьянения. [16]

Василий Кандинский считал синий “цветом погружения”. В своих физических стремлениях синий цвет уходит прочь от человека и устремляется к своему внутреннему центру. Чем глубже становятся оттенки синего цвета, тем сильнее зовет он человека в бесконечное, пробуждает тоску по чему-то чистому, по сверхчувственному. Синий цвет создает элемент покоя. Глубокий синий цвет представляет для В. Кандинского вечный сверхземной центр тяжести цветов, в то время как в глубоком зеленом цвете в противоположность к этому воплощается земной покой, удовлетворение и самоудовлетворение.

Для J. Chevalier синий цвет - это самый глубокий цвет. Взгляд в нем как бы тонет, не встречая никаких препятствий, и теряется в бесконечном. В то же время, синий - это самый нематериальный из всех цветов. Природа проявляется в нем своей прозрачностью, как в воздухе, воде, кристалле, алмазе. J. Chevalier считает синий самым холодным и чистым цветом.

Если светло-синий, голубой цвет - это цвет мечтаний и грез, то темно-синий - это цвет сновидений. Таким образом, образуется шкала оттенков синего цвета от светлого дневного синего цвета до темного ночного синего цвета, где светлый, голубой цвет неба символизирует мечтания, грезы и фантазии, а темно-синий цвет моря (ультрамарин и ночной синий, индиго) - цвет сновидений, мистики, бессознательного. На родственном санскриту языке пали (Индия) слово темно-синий (“нила”) означает также “медитацию”. Ясный оттенок средне-синего цвета (“Берлинская лазурь”) символизирует, по J. Chevalier, ясность, рациональность, прямолинейность и духовность.

Символика синего цвета в одежде

Все, что М. Люшер связывал с предпочтением или отвержением синего цвета, справедливо, конечно же, и для того, какую одежду выбирает человек и что этот выбор может означать.

Говоря о синей одежде, часто возникает ассоциация с шелком и бархатом, с одной стороны, и джинсовой тканью, с другой.

Шелк и бархат - это мягкие, ласкающие тело и кожу ткани, пробуждающие в человеке волшебство нежности. В них всегда чувствуется дыхание неба и ночи, что-то тонкое и праздничное: вечернее платье, красивая мантия.

В противоположность этому, грубая, прочная, долго не изнашивающаяся синяя ткань используется для рабочей одежды, а также в ставших повседневными голубых джинсах. Будничная, непраздничная, делающая всех одинаковыми синяя униформа - повседневная одежда большинства населения Китая, вызывающая ассоциацию “синих муравьев”. Синие кители - рабочая одежда на многих предприятиях. Темно-синяя форма используется служащими железной дороги во многих странах. Форма летчиков тоже синего цвета. В ней есть что-то от синего неба, цвета простора, зовущего вдаль, но и подчиняющегося определенной строгой дисциплине. Синий - цвет формы полиции и милиции.

Синий - классический цвет формы моряков, принятый во всех странах мира, цвет просторов моря, флотского порядка и дисциплины. Синий цвет испокон веков использовался в военной форме. Образ “голубых драгун” стал поэтическим символом. Оттенок синего цвета “берлинская лазурь” получил свое название от синей формы прусских полков. Именно с этим оттенком синего цвета H. Heiss и R. Hiltmann [13] связывают функцию контроля и управления.

Голубой цвет джинсов характеризует определенный стиль жизни и принадлежность к определенному социальному слою и возрастной группе. Изначально это был символ жизни ковбоя и фермера, независимого, самостоятельного, умеющего справиться с любыми трудностями.

Люди, избегающие в своей одежде синий цвет, могут протестовать таким образом против любых норм и авторитетов. Если женщина избегает шарма голубого платья или темно-синего бархата, это может свидетельствовать о неуверенности и зажатости. Иногда отвержение синего цвета в одежде может быть связано с отчасти бессознательным отвержением родителей.

Первичный опыт

На всем протяжении существования человечества люди ощущали и ощущают себя и свой мир под синим сводом неба. Синий цвет неба - это впечатляющее воздействие земной атмосферы на наш глаз, преломляющей и осветляющей черноту космоса и отражающей в то же время солнечное излучение, спасая нас от разрушающего действия ультрафиолета. Куда бы мы ни посмотрели, мы видим голубую даль неба. Синий и голубой цвет дает нам ощущение бесконечной прозрачности и, в то же время, защищенности.

Переживанию синего цвета неба противостоит переживание синего цвета воды, в которой, в свою очередь, отражается небо. То, насколько оттенок цвета воды отражает настроение человека, хорошо видно в “Сказке о рыбаке и рыбке” А. С. Пушкина [7].

Жил старик со своею старухой

У самого СИНЕГО моря...”

Когда старик во второй раз приходит к морю попросить у рыбки избу,

ПОМУТИЛОСЬ синее море.”

Ведь

Еще пуще старуха бранится,

Не дает старику мне покою:

Избу просит сварливая баба”.

Когда

Еще пуще старуха вздурилась...

По щеке ударила мужа...

ПОЧЕРНЕЛО синее море.”

И наконец, когда

Еще пуще старуха вздурилась...

... на море ЧЕРНАЯ буря...”

По мере погружения в глубину изменяется оттенок синего цвета от бирюзового до ультрамаринового (василькового). Сине-зеленая градация цвета моря придает ему характер загадочности.

На земле человек переживает синий цвет, рассматривая синие камни. Среди ювелирных камней синего и голубого цвета бирюза считается талисманом, помогающим в сердечных делах. Это символ неизменной и верной любви. Распространено мнение, что бирюза приносит счастье и мирит супругов, примиряет все враждебное, прекращает ссоры, устанавливает мир в семье. Однако, людям, не соблюдающим нравственные заповеди, злобным, недоброжелательным бирюза приносит несчастье. Считается, что этот камень обладает лечебными свойствами: бирюза помогает тем, кто мучается от бессонницы или ночных кошмаров; созерцание бирюзы по утрам улучшает зрение.

Самая глубокая и насыщенная материализация сущности синего цвета воплощается в красивейшем драгоценном камне лазурите (ляпис-лазури). Это ярко-синий камень с вкраплениями серебряных блесток, что делает его похожим на ночное небо со звездами. В V I вв. до н. э. лазурит называли сапфиром. Сапфир воплощающий прозрачность как таковую, цвет воздуха, небесное творение, открывающееся в чуде. Сапфир - это камень верности, целомудрия и скромности. Кроме всего прочего, сапфир еще и талисман влюбленных и новобрачных, а также камень мудрых. Считается, что сапфир возбуждает жажду познания, укрепляет память, усиливает благоразумие и рассудительность, исцеляет от меланхолии и привлекает симпатию окружающих.

В средние века символика драгоценного камня связывалась со спиритуальным значением элемента, на который он похож. В случае сапфира это небо. В христианской символике средневековья синий всегда считался “небесным цветом”. Практиковалась медитация на сапфире, которая воспринималась как “медитация на небе”, помогающая, среди прочего, при глазных болезнях (синий цвет как символ дали, хорошего зрения далеко расположенных предметов), освобождающая из тюрьмы и плена (синий цвет как символ свободы, безграничных просторов).

Прозрачно нежную синь воды повторяет аквамарин - прозрачный, зеленовато-голубой камень. Встречаются и ярко-голубые аквамарины. Это амулет счастливых супружеских союзов, взаимной любви и уважения. Аквамарин также служит профессиональным талисманом моряков, обеспечивает безопасность в путешествиях и победу в морских сражениях. Считается, что аквамарин способен успокаивать бури и охлаждать страсти. Он помогает при болезнях горла и зубов. Страдающим этими недомоганиями рекомендуют носить ожерелье из аквамарина.

В живой природе синий цвет связан для человека, прежде всего, с цветами. Некоторые из них, например, ярко-синяя горечавка, растут в труднодоступных местах и поэтому бывают особенно редкими и ценными, символизируют что-то особенно дорогое. Синий цикорий, называемый также “ждущим у дороги”, и голубые незабудки уже одним своим именем говорят о символике эроса и верности. В природе дикорастущих синих и голубых цветов несравненно больше, чем выращиваемых в садах и на клумбах. Многие из них связаны с весной, появляясь на свет вслед за белыми и желтыми цветами. Один из красивейших цветов наших широт, излучающий небесно-синий цвет, и как никакой другой цветок напоминающий радужную оболочку человеческого глаза - это василек. Другой синий цветок - это синий ирис (касатик). Эти цветы как бы передают одухотворенную сущность синего цвета.

В христианской культуре, и особенно в католической, многие синие цветы используются для приношения Деве Марии, Царице Небесной, изображаемой в голубом плаще цвета неба.

Тем самым круг замыкается: воздействие синего цвета на человека основано на действии синего цвета неба с его полной света прозрачностью и воды с ее глубиной и дальними просторами. Переживание прозрачности и глубины связано с переживанием трансцендентального, божественного начала. Синий цвет как бы опосредует связь между небесным и земным, между Богом и миром. Как цвет воздуха синий цвет выражает готовность человека принять для себя присутствие и силу Бога, синий стал цветом веры, цветом верности, цветом стремления к чему-то таинственному и чудесному. Как цвет морских глубин синий цвет символизирует глубины души, бессознательное.

От прозрачности воды и воздуха синий цвет приобретает такие свойства как ясность, четкость, рациональное понимание, интеллектуальную силу духа. Духовная составляющая синего цвета ближе к небу, составляющая души ближе к символике моря и морских глубин.

Связь синего цвета с воздухом, ветром и облаками символизирует мечтания, фантазии, потери реальности вплоть до существования в “воздушных замках”. Синий цвет дурмана при алкоголизме и наркомании воплотился в выражении “сизый нос”.

И наконец, синий цвет может быть связан со страхом утонуть в бездне. “Peur bleu”- так называют французы метафизический “синий страх”. Из Франции пришел в наши сказки и злодей Синяя борода, в котором соединились деструктивное начало и страсть к убийству.

Чудодейственная, волшебная сторона синего цвета отразилась в символике магов и волшебников, появляющихся в синем плаще или синем тюрбане.

Символика и архетипы

Голубой цветок” - поэтический символ романтики, выражение метафизической тоски, духовного эроса. Этот символ связан с творчеством немецкого поэта и философа XVIII века Новалиса (настоящее имя и фамилия - барон Фридрих Леопольд фон Гарденберг), представителя раннего романтизма в Германии. Новалис высказывал идеи интуитивистской диалектики, всеобщего символизма природы, полярности взаимоперехода всех вещей (“магический идеализм”). Он идеализировал средневековье, где видел единство духовной культуры, строгую иерархию социальных организаций, гегемонию духовной власти и “заботу” об индивиде. В незаконченном романе “Генрих фон Офтердинген” [4, 19] на фоне погони героя за “голубым цветком” поэзии Новалис дает квинтэссенцию своего мистического мировоззрения. М. Люшер считал, что в символике “голубого цветка” отражается “блаженное исполнение идеала единства”.

Во французской сказке “Король-Ворон” [1] принцесса должна найти синюю траву, ту, “что поет ночью и днем” и “крушит железо”, чтобы спасти заколдованного в цепи короля воронов. Два раза она находит траву, “голубую от верхушки до корня”, но только в третий раз это была “та голубая трава, что поет ночью и днем, что крушит железо”. Принцессе нужен цвет беззаветной верности и преданности (“поет и ночью, и днем”, “крушит железо”), чтобы расколдовать черноту короля воронов. Ей нужно пение голубой травы, чтобы заколдованный черный король воронов прекратил свое карканье. Ей нужна нежность эроса голубой травы, чтобы разрушить железную цепь, которой сковал короля воронов злой колдун.

С точки зрения символики цвета, интересно, что принцесса - дочь “зеленого” человека. Зеленый цвет природных душевных сил и надежды, предпосылка для подвига спасения. Но его недостаточно, чтобы расколдовать черную птицу и вернуть жениха. Для этого необходима помощь синего цвета - символа трансцендентального начала.

Среди других сказочных персонажей можно вспомнить сказку о Синей бороде (символе ужаса и неотвратимости) и о Синей птице, приносящей счастье.

Во времена христианского средневековья люди, являющиеся в синем и голубом, считались “знающими истину о небесном”. Их камнем считался прозрачный сапфир, сквозь который проникают небесные силы. То, что исходит от неба, творится небом, предстает символически в синем цвете.

В этой связи характерно видение жившей в XII веке аббатисы Хильдегард фон Бинген [9]. Она увидела “сверхсветлый свет” и в нем сапфирно-синий человеческий образ, горящий в красном сиянии пламени. Это видение было запечатлено одной из монахинь на медитативной картине. В центре изображена сапфирно-синяя диафоническая (просвечивающая) фигура человека в середине окружающего ее круга красно-золотого пламени, которое ее со всех сторон освещает, но не касается. Красно-золотой круг окружен, в свою очередь, кругом мощного светлого пламени, переданного серебряным цветом - это “сверхсветлый цвет” в видении. Создается впечатление, что человеческая фигура окружена концентрическими энергетическими кругами. Свет в картине приходит, в свою очередь, из области еще более глубокого синего цвета, цвета неба. Это область трансцендентального. Все изображение окружено зеленой рамой, состоящей из орнамента. Для Хильдегард фон Бинген это “benedicta viriditas”, зеленая сила космоса, которая идентична для нее силе Божественного творения.

Сапфирно-синяя фигура человека посредине излучает небесный свет и небесную силу. Она выступает из центра картины и простирает навстречу зрителю благославляющие руки. И все же в ее взгляде и жесте чувствуется очевидная дистанция. Это воздушное видение явилось Хильдегард фон Бинген трижды. Сама она считала, что сапфирно-синяя фигура человека была воплощением самого Христа. Однако этот образ не соответствует традиции изображения Иисуса Христа в христианской культуре. В нем очень сильно представлены женские черты. Видение поэтому можно связать с образом “Христа в ней”, внутренним образом Христа в Хильдегард фон Бинген или видением своего скрытого “собственного Я” (“Self”), образа Бога в человеке, ядра внутренней сущности, то, что К.Г.Юнг называл “самостью”.

Символика сапфирно-синего цвета очень древняя. Трон Зевса изображался как сапфирно-синий небосвод. Сапфир - это тот драгоценный камень, который должен быть взят для строительства небесного Иерусалима.

В синем плаще в христианской традиции принято изображение Девы Марии. Мария в этом значении - Царица Небесная, покрывающая этим плащом, защищающая и спасающая верующих (Покровский собор).

М. Люшер выделяет в символике синего цвета также и такой аспект, как “первичное материнское начало единения, верность и доверие, любовь и самоотдача”.

Синий плащ как символ связи с “Царством небесным” характеризует также и самого Иисуса Христа. Он передает эту связь далее своим апостолам и последователям, которые тоже часто изображались в синих одеждах, символизирующих начало трансцендентальности и веры.

Звездную синюю мантию носили императоры “Священной римской империи германской нации”, что символизировало христианское господство над миром “данное свыше”, “благословенное Богом”.

По почти единодушному мнению древнегреческих философов, синий цвет символизирует философию как метод познания мира. Платоники считали, что именно синий, особенно его темные оттенки, - это цвет мудрости Вселенной, это последняя черта перед Истиной.

В Древнем Египте считалось, что в синем цвете обитают боги. Гробницы фараонов расписывались синим цветом, чтобы мертвые покоились в божественном присутствии, в сохраняющем вечную жизнь присутствии неба. Космическим символом ночного звездного неба считался в Древнем Египте прежде всего лапис-лазурит. Его синий цвет связывали с верой в божественные силы. В качестве символа жизни и воскресения его использовали в амулетах, кольцах, для изображения священных жуков скарабеев, клали вместе с мертвыми в могилу.

Синий цвет как цвет явления божества характерен и для других религий. Зороастризм видел в темно-синем цвете одну из основных частей гармонического склада мироздания через его конфликт с другим полюсом - красным цветом. Именно в этом противостоянии и заключена движущая и неумолимая сила Времени.

Один из основных богов в индийской мифологии - Кришна (букв. “черный”, “темный”, “темно-синий”), защитник, избавитель, бог любви и танца, почти всегда предстает в темно-синем цвете, сравнимом с цветом дождевой тучи, несущей освобождение от смертоносной жары.

Тибетский буддизм трактует явление Будды Вайрочаны в синем цвете, символизируя тем самым трансцендентальную мудрость, потенцию и пустоту. Синий цвет находится в центре многих тибетских мандал. Гневные тибетские богини изображались в темном цвете индиго, символизируя темные начала, страх, принуждение и уныние. [3]

Политическая символика синего цвета часто связана с духовно-религиозным аспектом. В государственном флаге Израиля две голубые полосы и голубая шестиконечная звезда на белом фоне символизируют постоянное присутствие Торы в мире, в соответствии с одной из заповедей иудаизма привязывать к одежде специальные кисти с включением нитей синего цвета: “И сказал Господь Моисею, говоря: Объяви сынам Израилевым и скажи им, чтоб они делали себе кисти на краях одежд своих в роды их, и в кисти, которые на краях, вставляли нити из голубой шерсти. И будут они в кистях у вас для того, чтобы вы, смотря на них, вспоминали все заповеди Господни, и исполняли их, и не ходили вслед сердца вашего и очей ваших, которые влекут вас к блудодейству, Чтобы вы помнили и исполняли все заповеди Мои, и были святы пред Богом вашим” (Числа 15, 37-41).*

Во многих многоцветных флагах присутствует синий цвет. Например, во французском триколоре синий символизирует свободу. Флаг объединенной Европы - ЕС - представляет круг золотых звезд (по числу государств-членов ЕС) на синем фоне. Флаг ООН тоже голубого цвета.

Таким образом, синий цвет - это архетипический символ единства, преодоления границ и принадлежность одному большому целому.


Литература

1. Король-Ворон: Сказка. - Перев. с французского М.Абкиной. - М., ОГИЗ, 1993

2. Кудрявцева, М.: Цвет непристойности, “Московский комсомолец”, 25 июля 1996 г., с. 3

3. Мифы народов мира, тт. 1, 2, М, “Сов. энциклопедия”, 1991

4. Немецкая поэзия XIX века: Сборник. - Сост. А.С.Дмитриев. - М.: Радуга, 1984

5. Николаев, С.М.: Камни - мифы, легенды, суеверия..., Новосибирск, “Наука” Сибирская издательская фирма РАН, 1995, с. 29-30

6. Обухов, Я.Л.: Красный цвет, Журнал практического психолога, 1996, 5, с. 39-47

7. Пушкин, А.С.: Сказака о рыбаке и рыбке, М., “Детская литература”, 1970

8. Пятикнижие Моисеево: - С дословным русским переводом Е.К.Штейнберга. - Вильна: Типография И.И.Пирожникова, 1902

9. Bingen, Hildegard v.: Wisse die Wege - Scivias, hrsg. von M.Böckler, Salzburg 1975

10. Birren, F.: Color Psychology and Color Therapy”, New York 1950

11. Chevalier, J. / Ghreerbrant, A.: Dictionnaire des symboles, Paris 1974

12. Frieling, H. / Auer, X.: Mensch, Farbe, Raum”, München 1956

13. Heiss, R./ Hiltmann, H.: Farbpyramidentest, Bern 1951

14. Heiss, R./Halder, P.: Farbpyramidentest, 2. Aufl., Bern 1975

15. Heimendahl, E.: Licht und Farbe”, Berlin 1961

16. Jacobi, J.: Vom Bilderreich der Seele, Olten 1969, Oettingen 1980

17. Kast, V.: Das Assotiationsexperiment in der therapeutischen Praxis, Fellbach/Oeffingen 1980

18. Lüscher, M.: Klinischer Lüscher -Test, Basel 1970, S. 26

19. Novalis, Heinrich von Ofterdingen: Gedichte, Romane, Zürich 1968

20. Riedel, I.: Farben in Religion, Gesellschaft, Kunst und Psychotherapie, Kreuz Verlag, Stuttgart 1983

  1. Stefanescu-Goanga, F.: Experimentelle Untersuchungen zur Gefьhlsbestimmung der farben, in: Psych. Studien XII, 1912



1По материалам книги Ингрид Ридель “Цвета в религии, обществе, искусстве и психотерапии” (Riedel, Ingrid: Farben in Religion, Gesellschaft, Kunst und Psychotherapie, Kreuz Verlag, Stuttgart 1983).

2Stefanescu-Goanga, F.: Experimentelle Untersuchungen zur Gefühlsbestimmung der farben, in: Psych. Studien XII, 1912

3Kast, V.: Das Assotiationsexperiment in der therapeutischen Praxis, Fellbach/Oeffingen 1980

4Jacobi, J.: Vom Bilderreich der Seele, Olten 1969, Oettingen 1980

5Куликов, А.И.: Сказка С.Т.АксаковаАленький цветочек”, Ðîññèéñêèé ïñèõîàíàëèòè÷åñêèé âåñòíèê, 1993-1994, 3-4, с. 125

6Кудрявцева, М.: Цвет непристойности, “Московский комсомолец”, 25 июля 1996 г., с. 3

7Николаев, С.М.: Камни - мифы, легенды, суеверия..., Новосибирск, “Наука” Сибирская издательская фирма РАН,1995, с. 32, 34

8Lüscher, M.: Klinischer Lüscher -Test, Basel 1970, S. 26

9Радунская, И.Л.: Предчувствия и свершения, М., “Детская литература”, 1978, с. 27-47

10Heiss, R./Halder, P.: Farbpyramidentest, Bern 1975

11Chevalier, J., Ghreerbrant, A.: Dictionnaire des symboles, Paris 1974

12Göttner-Abendroth, H.: Die Göttin und ihr Heros, Fraurenoffensive, München 1980

13Мифы народов мира, т. 1, М, “Сов. энциклопедия”,1991

*Из комментария Е. К. Штейнберга: “Народу, которому предназначено было образовать государство священническое (Исх. 19, 6), необходимо было носить на себе наглядный знак, который напоминал бы ему постоянно о зависимости его от избравшего его Бога и об обязанности быть к Нему привязанным душой и сердцем при всех своих жизненных отправлениях и во всяком своем местопребывании. Таким знаком должны служить кисти на четырех углах одежды, которые, подобно наперстнику священника (Исх. 28, 28), привязываются шнурком голубого цвета, напоминающего о синеве небесной, о верховном Правителе судьбы” [8].


скачать файл | источник
просмотреть